Бани открываются с надлежащего по закону разрешения…



Обратимся к архивным документам, рассказывающим о развитии банного промысла в Оренбурге в конце XIX – начале XX веков.

Александровские бани, Оренбург

Икона Спасителя в раздевалке…

В 1864 году в Оренбурге, в начале улицы Водяной и переулка Казарменного (ныне ул. М. Горького и переулок Архивный. – О.С.), началась постройка каменного здания для Александровских бань. А также проводились земляные, каменные, печные, плотничные работы по возведению других корпусных зданий бань.

В документах хозяйственного отделения канцелярии оренбургского генерал-губернатора сохранился доклад председателя комитета по снабжению Александровских бань водой от 11 ноября 1864 года, в котором подчёркивалось, что «для обеспечения регулярной пользы от бань как для жителей, так и для городского дохода» необходим отдельный .

С этой целью члены комитета осмотрели прилегающую к баням местность и определили самый удобный путь для прокладки труб от реки. Было также выбрано место для возведения строения, «чтобы поместить в нём двигательную силу, на возвышенном берегу Урала, по течению его, сажень на 40 ниже (1 сажень — 2,13 метра. – О.С.) от существующей общественной бани, место совершенно свободное и сравнительно более удобное». Таким образом, к баням была протянута отдельно водопроводная ветвь от пересечения улиц Водяной и Введенской (современная улица 9-го Января. – О.С.), и на берегу реки устроен конный привод с манежем и тёплым деревянным помещением для помп.

Официально Александровские бани в Оренбурге открылись в сентябре 1867 года. Читаем описание первого, самого большого отделения бань (всего 3):

«Чугунных досок с позолоченными литерами, обозначающими Александровские бани и год постройки, — две. Комнат — 25, коридоров внутренних – 4, наружный проходной коридор – 1. Тамбур деревянный, филёнчатый, окрашен масляной краской, под лаком – 1, полков деревянных о 4 ступенях – 13, душей с медными кранами и решётками – 7, скамеек простой плотничной работы – 29, диванов, обитых чёрной кожей, с точёными ножками, под лаком – 13, стульев из берёзового дерева – 18, зеркал 1,5 аршина длиной, 1 аршина шириной (1 аршин — 0,71 метра. – О.С.) с рамками из берёзового дерева – 8, тазов красной меди – 20, жёлтой меди – 4, ванн больших из красной меди – 8, вешалок стенных, под лаком, с медными крючьями – 8, билетов медных для выдачи на вход в бани, номерные – 55, в общие мужские и женские – 189, для малолетних жестяных круглых – 13, термометров Реомюра — 12, икона Спасителя в людной раздевалке – 1…».

Не опасаясь конкуренции частных банщиков…

По распоряжению оренбургского генерал–губернатора Н.А. Крыжановского в октябре 1867 года начался процесс по передаче Александровских бань «в ведение города». В дальнейшем планировалось перевести бани на арендное содержание.

Под руководством полковника П.В. Нагаткина была создана Комиссия по наблюдению за действием Александровских бань, которая должна была «следить за доходом и расходом от них». В состав комиссии вошли два депутата от городского общества – купец 2-й гильдии А.С. Каретников и мещанин Артемий Борисов.

Для предстоящей передачи со стороны хозяйственного отделения был назначен подполковник Исаенко и крестьянин Степан Евсеев, который по условиям контракта от 27 января 1868 года имел право «производить в банях продажу пива, мёда и прочего в продолжение всего текущего года, по 4 раза в неделю».

Для жителей губернского центра Александровские бани топились 4 раза в неделю – по понедельникам, средам, пятницам и субботам. С наступлением тёплого времени, когда наплыв народа уменьшался, топка бани по понедельникам была отменена.

В отчёте «о приходе и расходе денег по действию Александровских бань» отмечается, что

«с открытия бань 15 сентября 1867 по 1 апреля 1868 года, т.е. в продолжение 6,5 месяца, поступило суммы 4818 рублей 95 копеек. Употреблено в продолжение этого времени: на жалованье, освещение, на перевозку и пилку дров, мытьё белья, за право действия бань, покупку веников, печатание объявлений 2665 рублей 10 копеек, на ремонт бань — 81 рубль 99 копеек, употреблено на улучшение бань – 1018 рублей 40 копеек…».

Из данного документа следует, что вырученных денег не хватило даже, чтобы оплатить покупку дров у купцов (1526 рублей) и покрыть долг перед хозяйственным отделением канцелярии оренбургского генерал–губернатора (976 рублей).

В февральском номере «Оренбургской газеты» 110 лет назад был опубликован следующий отчёт:

«За время эксплуатации городом Александровских бань с 1 сентября прошлого года и до 1 сего февраля валового дохода от них поступило в городскую кассу 7806 рублей 72 копейки, израсходовано же за это время на ремонт зданий, отопление и освещение их, а также на уплату жалованья служащим при банях 3234 рубля 60 копеек. Итого чистого дохода за пять месяцев получено 4572 рубля 12 копеек. Сравнивая эту цифру с платою прежних арендаторов бань (6177 рублей в год), можно смело заключить, что город с избытком получит в течение года эту сумму, эксплуатируя Александровские бани сам и нисколько не опасаясь конкуренции частных банщиков».

Баня для рабочего класса

В ноябре 1867 года оренбургский полковник А.Г. уведомлял членов Комиссии по наблюдению за действием Александровских бань:

«В городе Оренбурге и предместьях оного имеются бани: во 2-й части — 3 деревянных и 1 каменная, в 3-й части — 11 деревянных и 2 каменные; бани эти имеют вместимость для 3–10 человек, во 2-й — для 20-ти и в одной — 30 человек. Плата во всех взимается по 5 копеек с человека. В 1-й же части города бань, в коих опаривают за деньги, не имеется».

Из станичного правления в Комиссию поступило следующее сообщение:

«Бань в станице за Форштадтом находится всех деревянных, небольших – 32, в которых опаривают жителей с платою по 3 копейки и по 2 копейки серебром с каждого человека, а каменных и не было строений».

С увеличением численности населения городу требовалось большее количество бань.

Полковник А.Г. Дрейер в январе 1875 года сам обратился в Оренбургскую городскую управу:

«Ввиду постоянных заявлений жителей г. Оренбурга, что одной общественной бани по числу населения города недостаточно, а с другой стороны, что общественные Александровские бани слишком отдалены от некоторых частей города, в особенности от так называемой Оторвановки и Новой слободки, которые населены преимущественно рабочими, для которых после дневных трудов каждая минута отдыха дорога. Побуждённый как вышеизложенным, так и собственным интересом, я бы желал устроить каменную, с двумя отделениями – для мужчин и женщин — баню, собственно для рабочего класса, на принадлежащем мне в конце Новой слободки месте».

Исполняющий должность городского архитектора коллежский асессор Корин, которому было поручено рассмотреть чертёж бани, в марте уведомил городскую думу, что «план местности оказался составлен правильно и просимые постройки, согласно строительному уставу, подлежат утверждению».

А в определении, вынесенном оренбургской городской думой, полковнику Дрейеру дополнительно было поручено построить крытую канаву «для истекания из бани грязной воды».

В сохранившемся «Описании санитарного состояния города Оренбурга», составленного городовым врачом в 1896 году, записано:

«В городе имеется только одна общественная баня, принадлежащая городу и сдаваемая в аренду частному лицу, она находится недалеко от реки Урал, на краю города, поэтому положение её нельзя назвать удобным вследствие отдалённости от города. Баня каменная, хорошо устроенная, имеет отделения: общее для мужчин и общее для женщин, так называемые дворянские и простонародные. В главном здании имеются 6 отдельных номеров, состоящих из раздевальной, ванной и парильной комнат. К главному зданию примыкает ещё и пристрой, в котором имеется отделение для простонародья и несколько отдельных номеров. В главное здание вход с улицы, передняя снабжена диванами, тут же помещается и касса. Снабжается баня водой из городского водопровода, и во время весны, когда в Урале вода делается грязной и мутной, жителям приходится мыться этой водой, так как другой воды не подвозят. Существующей бани недостаточно для жителей, поэтому большая часть населения пользуется Форштадтскими банями».

Прислуга должна быть трезвой и вежливой…

В заключение остановим внимание читателей на «Обязательном постановлении по постройке бань в Оренбурге». Проект постановления был утверждён 14 августа 1912 года, но имеет много общего и с нашим временем. Документ гласил:

§ 1. Бани открываются с надлежащего по закону разрешения и по предварительному одобрению плана их санитарно-техническим надзором городской управы.
§ 2. Полы в мыльнях и парильнях должны быть из цемента, бетона, асфальта и проч., кроме дерева — материалов, не допускающих всасывания.
§ 8. Ванные помещения и находящаяся в них посуда, мебель, бельё должны сохраняться в чистоте и опрятности, а посему помещение бани должно быть ежедневно выметаемо и вымываемо, половики должны быть просушены и выбиты, а белые дорожки и покрывала – чистыми.
§ 9. В раздевальнях у входа должны быть маты для вытирания ног, вешалки для верхней одежды и места под вешалками для галош.
§ 12. Требуемое посетителями бельё (простыни, полотенца, а также мочалки для мытья) должны подаваться в свежем и чистом виде.
§ 15. В раздевальной строго воспрещается плевать на пол, посетители могут пользоваться плевательницами, которые должны быть между диванами и скамьями.
§ 16. При банях дозволяется иметь для продажи прохладительные напитки, а также мёд.
§ 17. Все банные помещения должны быть снабжены правильными термометрами Реомюра. Температура в раздевальнях, комнатах должна быть не ниже 15-16 градусов Цельсия, в мыльных отделениях — 19 градусов.
§ 19. Посуда для мытья должна быть в достаточном количестве, металлическая – медная, лужёная, железная — оцинкованная; в дешёвых банях допускается и деревянная.
§ 23. В общие бани не должны допускаться для мытья лица, больные с явно выраженными накожными болезнями.
§ 24. В парильной комнате полок должен быть устроен с перилами, подступеньки полка должны быть открыты, сбоку должен быть устроен ход для очистки пространства под полком.
§ 25. Прислуги при банях должно быть достаточное количество для надобностей посетителей. Прислуга должна быть трезвой, вежливой, чисто одетой и иметь врачебное свидетельство о здоровье.
§ 27. Число посетителей общих бань определяется по тому расчёту, чтобы на каждого посетителя приходилось не менее 18 вершков (1 вершок – 4,5 см. – О.С.) по длине скамьи или дивана, при ширине скамьи не менее 8 вершков.
§ 29. Бани должны быть открыты для публики: в будни с 8 часов утра до 11 часов ночи, в праздники закрыты.
§ 30. Размер платы за пользование баней устанавливается на год вперёд, изменяться может только по истечении года. Дети до 5 лет моются бесплатно, с 5 до 10 лет плата половинная.

Автор: Ольга Сгибнева, начальник отдела информации и публикации документов ГУ «ГАОО»

Фото: Портал «Культура Оренбуржья»

Источник: «Вечерний », № 11 от 18 марта 2010 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *