Читаем старые газеты: Берды, 1948



Кто из чкаловцев не бывал в этом знаменитом селе, расположенном в долине реки Сакмары. Не леса, не заливные луга, не пшеничные поля, а стираемые временем следы былых боев и ставка Пугачева, как памятники прошлого, всегда привлекают внимание краеведов и молодежи.

Берды: Кто из чкаловцев не бывал в этом знаменитом селе, расположенном в долине реки Сакмары.

Мы едем в Берды и мысленно перелистываем страницы истории нашего края. 115 лет назад по этой дороге имеете со своим другом В.И. Далем и К.Д. Артюховым направлялся в Берды А.С. . Перед ними расстилалась бескрайная степь и где-то влево обнажившийся лес. Как изменился за столетие с лишним степной пейзаж. Дорога вьется широкой, плавно изгибающейся лентой. Но куда девались изборожденные межами поля? Вправо и влево—крупные цельные массивы ржи и пшеницы.

Примечание «Бердской слободы»: Орфография и пунктуация оригинала сохранена.

Мы спускаемся с пригорка и видим Берды, опоясанные цехами предприятий. Вот высокая, как минарет, труба регенератного завода. Где-то рядом прогрохотал поезд, идущий на Орск. Мы на подступах к селу, впереди — рабочие жилища. Это не рубленые избы, а выложенные из кирпича и шлакобетона крепкие одноэтажные дома. Они подходят вплотную к околице Берд. И заводы, и жилища рабочих отстроены за годы советской власти.

Машина медленно продвигается по просторным улицам села и останавливается на Ленинской (прим. «Бердской слободы»: улица Восстания). Вот на этом углу стояла изба, где, как утверждают старожилы, жил в «золотых палатах» Емельян . И мы невольно думаем: какой пожар крестьянского восстания полыхал здесь 175 лет назад. Как шумела в те дни и месяцы ставка вожака яицких казаков и калмыков.

— Южнее, на улице Кирова (прим. «Бердской слободы»: ), вот на этом месте, стояла изба Бунтовой, — говорит председатель сельсовета тов. Блинова. — Сидя на крыльце ее домика, великий поэт беседовал с очевидицей пугачевских побед и поражений.

И мы вспоминаем восторженные строки из письма А.С. Пушкина к жене:

«В деревне Берды, где Пугачев простоял шесть месяцев, я имел une bonne fortune (т.е. большую удачу — В. и Н.) — нашел 75-летнюю казачку, которая помнит это время… Я от нее не отставал…»

Полдень. Мы знакомимся с селом. Старики утверждают, что вплоть до Октября Берды сохраняли свой облик большой казачьей станицы. В 1918 году пожар уничтожал 150 дворов. Позже Берды отстроились. Город оказал свое влияние на внешний вид села и на экономику и культуру расположенного в Бердах колхоза «».

* * *

История Берд своеобразна. Это была одна из крепостей, стоявших на рубеже России и Азии. Здесь жили бежавшие от крепостного гнета и податей крестьяне. Они занимали привольные и плодородные земли. Их называли «казаками», что по-татарски значит вольница.

Во второй половине прошлого столетия правительство в награду за «верную службу» закрепило за казаками их земли, как «наследие дедов и отцов». И зажиточная часть населения Берд цепко держалась своих сословных привилегий. В.И. Ленин в одной из своих речей говорил о казачьих землях, как о «…местностях самых патриархальных, со слоем земледельцев самых зажиточных, наиболее сословие замкнутых…» (т. XXIII, стр. 52).

Перед первой мировой войной среди бердинских казаков наметилось резкое социальное расслоение: кулаки вместе с атаманом жестоко эксплуатировали бедных казаков и «иногородних». Великая Октябрьская революция прошла очистительной грозой по всему Оренбуржью, и трудовые казаки освободились от богатеев и атаманов.

* * *

В 1928 году, т. е. за год до коллективизации, в Бердах жило около 1.800 человек. Они занимались преимущественно огородничеством, учитывая потребности такого богатого рынка, как Оренбург. Правда, жители села сеяли и пшеницу, и ячмень, и просо.

Какие же изменения произошли за 20 лет? Берды выросли, расширились, стали крупным оживленным культурным селом. Здесь живет свыше 5.000 человек. Это в большинстве своем — рабочие Орлеса, регенератного и кирпичного заводов, железнодорожники. Живут в селе и члены сельхозартели «Ленинский луч». Они занимаются хлебопашеством. Из 190 колхозников 162 являются трудоспособными.

Мы на току колхоза «Ленинский луч». Обеденный перерыв. В тени собрались председатель правления орденоносец тов. Козлов, секретарь колхозной парторганизации тов. Перова, бригадир полеводческой бригады, члены артели. Как-то незаметно завязывается беседа.

— Смотришь на наших стариков и сердце радуется, — чуть улыбаясь, говорит тов. Козлов. — Молодеют.

— А почему?

— Артельный труд силы дает да хлеб колхозный слаще единоличного, — не без гордости отвечает тов. Иванов. — Был я в единоличниках, гнул шину перед богатеями, работал в поле от зари до темна, а хлеба снимал мало.

— Это верно, Петр Михайлович.

— Мы как-то в правлении колхоза,— продолжает тов. Козлов, — подсчитывали, сколько в Бердах засевал каждый двор до коллективизации? И что же получается? Факты — вещь упрямая. Они показывают силу и преимущество колхозного строя. До коллективизации в среднем каждый двор засевал, примерно, 3,2 гектара, а бедняки и того меньше. А у нас, в артели на каждого колхозника в среднем приходится около семи гектаров. И урожай снимаем мы выше, и товарного хлеба у нас больше. Почему, Матрена Ермолаевна?

Секретарь парторганизации, 65-летняя колхозница Перова, отвечает не сразу. Ей хочется найти такие слова, которые наиболее доходчиво объясняли бы истинные причины высоких урожаев колхоза.

— Раньше нас, бердинцев, душила чересполосица, — говорит Матрена Ермолаевна. — Только богатые казаки сеяли много. Машин мы не имели, об агрономии не слыхали, сеяли по истощенным землям. И единоличник в среднем снимал пшеницы не более 30 пудов с гектара. Мы в прошлом году собрали в среднем по колхозу 50 пудов пшеницы, а мое звено высокого урожая дало 150 пудов с гектара. Вот что значит артельный труд. Он воспитывает у людей чувство коллективной ответственности за хозяйство, и каждый стремится работать в полную меру сил своих. Возьмите рожь…

Перова поправила на голове платок и, видимо, вспоминая былые годы, продолжала:

— Не жалуемся и на остальные культуры — как бы поддерживая Перову, заявляют колхозники. Хлеб есть. Яровая пшеница зреет. И мы первую заповедь выполним, как и в прошлом году, досрочно.

— И государству хлеб сдадим, и себя не обидим. К 20 июля наш колхоз выведет на элеватор 1.000 центнеров ржи, и мы выдадим колхозникам 150 центнеров авансом на трудодни. — говорит тов. Козлов.

— Да… пудиков по пять, а кому и больше завезем. Это для начала.

Заработала веялка. Неожиданно подул резкий ветер. Облака, закрыв солнце, бросили широкую тень на поле и ток. Светлорыжий массив ржи, стоящий поодаль, словно покрылся темной охрой.

— Вот ты все о цифири говоришь, — и Матрена Ермолаевна с укором посмотрела на председателя артели. — А о людях ни слова. Народ у нас в колхозе золотой. Вон старик перелопачивает рожь. Он за день две нормы дает. Художник своего дела. А женщины? Они — главная сила. Мужиков в артели десятка два, а женщин много больше. И трудятся, скажу прямо, на славу. Возьмите звено высокого урожая. И Блиновы, и Пастухова — женщины с виду домашние, а работают на совесть, за троих.

* * *

Берды крепко связаны с Чкаловом. Как и раньте, они доставляют городскому населению овощи, картофель, молочные продукты. Колхоз «Ленинский луч» засевает огородных и бахчевых культур больше, чем какая-либо иная сельхозартель Чкаловского района.

Не остается в долгу и город. И на полях колхоза, и в быту Берд остро ощущается влияние промышленного центра. И культурная обработка полей, и высокая урожайность, и правильный севооборот — все это результат тех изменений, какие внес в жизнь села Берды советский город , его научные учреждения, его индустрия.

Там, где были чересполосица да колодцы с «журавлями», теперь — поля колхоза, силосные башни. На смену сохе и однолемешному плуту пришли тракторы, комбайны, автомашины.

Изменился и быт населения. В Бердах имеются , сельская больница, библиотека с 4.000 томами книг, клуб, постоянное кино, колхозные ясли, радиоузел, ветеринарный пункт, . Все это дала советская власть. Загляните в дома колхозников. Всюду—городская утварь. Казачий костюм сменен на городское платье.

В библиотеке вам расскажут, как расширился кругозор колхозника. Население Берд, давно забывшее, о том, что такое неграмотность, с огромным интересом читает Пушкина. Горького. Шолохова, книги и брошюры по агрономии, по подъему животноводства. Загляните в сельский клуб, и вы услышите драгоценные сплавы народных мелодий, знакомые напевы о Пугачеве и бодрые жизнеутверждающие песни советских композиторов, прославляющих свободный колхозный труд.

* * *

Берды — это памятник русской старины, село, где А. С. Пушкин зачинал «Капитанскую дочку». Здесь мы ощущаем не только дыхание русской истории, по и видим, как расцветает колхозная новь. Все больше стирается грань между городом и деревней.

М. Незнамов, А. Бежлев. Село Берды. Июль.

Источник: «Берды», «», 1948, 20 июля, стр. 3

© 2019, «Бердская слобода», Лукьянов Сергей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *