Архивы категорий


Федор Стариков: Народные поверья

Основанием разных предрассудков и суеверий в населении служит, как и везде, главным образом, невежество и приобретаемая от рождения наклонность бессознательно веровать во всякую небылицу, передаваемую из рода в род за непреложную истину. Так, например, казаки верят: в приметы, в домовых, леших, вещиц или ведьм, колдунов, в порчу людей, в дурной глаз и т.п.

Основанием разных предрассудков и суеверий служит невежество и приобретаемая от рождения наклонность бессознательно веровать во всякую небылицу

Хозяин дома, всевозможными средствами, старается расположить к себе домового, ибо от него зависит добро и зло; для этой цели выставляет ему пищу, в амбары или в подпол. По убеждению народному без домового не разведешь и скота.

Название «Яик»

Река Яика на старой карте

В книге академика В.В. Радлова «Aus Sibirien» (прим. «Бердской слободы»: «Из Сибири») есть место, объясняющее этимологию названия реки Урала «Яик» из тюркского корня, именно при изложении им мифологии алтайцев, калмыцкого племени, говорящего на тюркском языке (т. II, стран. 7).

Пятак против кирасира

5 октября 1773 года кре­стьянская армия Емелья­на Пугачева окружила Оренбург. Полгода войско казака-бунтаря, выдавав­шего себя за чудесно спас­шегося мужа императрицы Екатерины — Петра III, пы­талось взять город, столи­цу огромной губернии. Хо­рошо известен факт, что повстанцы пытались умо­рить голодом верных импе­ратрице защитников кре­пости. Но легенда гласит, что Пугачев в буквальном смысле засыпал оренбурж­цев деньгами — правда, без особого успеха. 

5 октября 1773 года кре­стьянская армия Емелья­на Пугачева окружила Оренбург.

Оренбургский губернатор Рейн­сдорп, возглавлявший край в то время, когда шла крестъян­ская война, по мнению современников, отличался напыщенной самоувере­ностъю и глупостью. Проигнорировав слухи о мятежниках, он не предпринял никаких шагов к укреплению обороны Оренбурга, и тем самым едва не погубил его. К моменту, когда Пугачев замкнул кольцо вокруг города, гарнизон его за­щитников составлял 3700 человек, из которых только половина были обучен­ные солдаты. В то же время войско Еме­льяна Пугачева насчитывало 25 тысяч человек — из кольца осады даже мышь проскользнуть не могла.

Дом богатого киргиза. Дюков овраг.

Окрестности Оренбурга, дом киргиза

…Был когда-то в нашем городе такой купец — Дюков. Занимался он оптовой торговлей зерном, скотом, кожами и некоторыми другими товарами, пользовавшимися тогда спросом. Довольно неплохо знал он татарский, казахский языки, свободно изъяснялся с покупателем-нацменом на его родном языке. Умело пользовался этим, набивая или сбивая цену.

О Пугачеве (историческое предание)

«В нескольких местах остались сопки после Пугачева — неподалеку были овраги. Здесь старики, наши деды, бегали ребятишками, а вода вымывала там кости, черепа человечьи. В преданиях говорится, что в этих оврагах казнили офицеров — богатый класс.

У нас здесь был мост деревянный, повыше этого моста, сажень сорок, — еще сопка. Подозрительны эти курганы — видимо там пугачевские клады.

Есть на памяти (народной) — месяца три осаждал Пугачев Оренбург, а штаб был здесь на Бердах. Отсюда, версты две, Камышево озеро, а недалеко — возвышенность, называется Венчик, — были выстланы камнем две сопки. Пикет стоял на этих сопках.

Полунощник (уральское предание)

Лет тому — да много, еще когда дедушка внучком был, никак вскоре пугачевщины, опять выдался такой год, что стало по низовым станицам уральским больно беспокойно. Казаки ни днем, ни ночью не выходили со двора без винтовки за плечами; стада и табуны частию отогнаны были на Камыш-Самару, а частию держались поблизости станиц и пикетов, известных под именем половинок, маяков и реданок; пастухи, вооруженные и в обыкновенное время копьем и винтовкой, были удвоены и едва смели прилечь; один из них, конный, всегда стоял на ближайшем возвышении и высматривал окружность.

Александр Орловский. Бой казаков с киргизами. 1826 год. Русский музей. Санкт-Петербург

Александр Орловский. Бой казаков с киргизами. 1826 год. Русский музей. Санкт-Петербург