Категории архивов: Книги


Виктор Дорофеев: Вне крепости

Фрагмент книги Виктора Васильевича Дорофеева «Оренбург пушкинский», которая посвящена Оренбургу пушкинской поры, когда поэт в 1833 году приехал собирать материал о крестьянской войне 1773-1775 гг. даётся иллюстрированное описание города тех лет, рассказывается о зданиях, которые могли привлечь внимание поэта-историка. Описание начинается с главной улицы, выходит на берег Урала, затем переходит на объекты вне крепости. Предназначена для широкого круга читателей.

Рис. 1. На плане видно, что во времена Пушкина из Оренбурга в Берды вело две дороги. 

Рис. 1. На плане видно, что во времена Пушкина из Оренбурга в Берды вело две дороги. 

Вне крепости

Интерес представляет Георгиевская церковь в Форштадте. Ее В. И. Даль показывал поэту скорее всего с крепостного вала, поскольку езда туда, не говоря уже о ходьбе, заняла бы слишком много времени. С паперти этой церкви пугачевцы одно время вели по городу огонь из пушек, а с колокольни, по свидетельству П. И. Рычкова, стреляли из пищалей «свинцовыми жеребьями».

Степная крепость. Путешествия в историю Оренбуржья

Иван Иванович НеплюевФрагмент второй книги В. Моисеева «Степная крепость». В настоящее время вышла первая первая книга, выход второй планируется осенью, третья пишется, а четвертая существует в замысле. И все это — о нашем оренбургском крае.

Публикуется с разрешения автора

Глава девятая, в которой поручик Иван Неплюев со слезами прощается с царём, а много лет спустя становится основателем Оренбурга и первым оренбургским губернатором.

В самом деле – Сёма с домашним заданием справился меньше, чем за час. Тут и Ника с задачей по математике разделалась, прибежала к деду с братом.

— Значит, теперь вы готовы к новому путешествию в историю? – уточнил старик.

— Так точно, готовы! – отрапортовал Семён. – Куда отправляемся?

— Хочу вам показать ещё одну историческую личность. Уверен: вы мне сами скажете, кто это. Берёмся за руки… Три, два, один – бросок!

Виктор Дорофеев: Силуэты Оренбурга

Ленинская улица. В перспективе - силуэт Ленина, установленный в сквере его имени. 1930-е годы. Из фотофонда ГАОО.

Ленинская улица. В перспективе — силуэт Ленина, установленный в сквере его имени. 1930-е годы. Из фотофонда ГАОО.

У каждого человека своё восприятие окружающего пространства, также как и многого другого. Не случайно же говорится: на вкус и цвет товарищей нет. Но, так или иначе, в любой из областей существуют какие-то общие поля, объединяющие индивидуальные особенности, пусть и в разной степени. Возьмём цвет. Есть холодные тона, и есть тёплые, люди делятся по их восприятию: одним больше нравятся синие, другим зелёные, и так далее. Рассуждать здесь можно без конца. В данном случае это короткое вступление к разговору об истории и окружающей нас архитектурной среде, воспринимаемой по разному. Касаясь истории, без уважения и знания которой нет настоящего будущего, следует подчеркнуть что у города Оренбурга она интересна и своеобразна.

Елизавета Харлова была прообразом Маши Мироновой

Что может быть общего между Машей Мироновой, персонажем романа А.С. Пушкина «Капитанская дочка» и Елизаветой Харловой (прим. «Бердской слободы»: Татьяной Григорьевной Харловой), известной по старой бердской легенде, казненной в смутное время Пугачевского восстания? 

Елена Захарова в образе Маши Мироновой. Автор: Екатерина Рождественская.

Елена Захарова в образе Маши Мироновой. Автор: Екатерина Рождественская.

Героиней романа «Капитанская дочка», как известно всем, является скромная девушка, дочь капитана — Маша Миронова.

Невольно возникает вопрос: почему свою героиню автор назвал «Мироновой»?

П.П. Свиньин: Картина Оренбурга и его окрестностей, 1824

Павел Петрович Свиньин, русский писатель, историк, географ, художник, действительный член Академии художеств и Российской академии, первый издатель журнала Из живописного путешествия по России издателя «Отечественных записок» в 1824 году

Я приехал в Оренбург 18-го июля из Илецкой Защиты. Дорога столь гладка и лошади так исправны, что 70 верст я пролетел невступно в 5 часов. Оба форпоста, встречающиеся на сем расстоянии — Елчанский и Декузский, выстроены из камня и могут служить неприступными крепостями в случае нападения киргизцев.

Не стану говорить о той приятной ошибке, в которую введен я был, найдя Оренбург во всех отношениях несравненно выше, превосходнее, чем я представлял его себе, — скажу только, что я встретил здесь, на краю киргизской степи, общество людей самых образованных, лучшего тона, обладающих отличными талантами, а потому проводящих время как нельзя приятнее. Под руководством столь просвещенных наставников я весьма скоро ознакомился с городом и его окрестностями и поверил предварительные мои сведения о важной торговле с Азиею, о народах, обитающих в степях и горах его окружающих, то есть киргизцах и башкирцах, о действиях политических сношений наших с сими землями, в том числе о замечательном посольстве г. Негри в Бухарию и о многих экспедициях, отправлявшихся в разные азиатские страны по разным предметам и с разными успехами свершенные, — так что я надеюсь составить довольно полную картину сего любопытного, мало известного края.

Владимир Иванович Даль в Оренбурге (фрагмент)

Фрагмент исторического очерка «Владимир Иванович Даль в Оренбурге», подготовленного действительным членом оренбургской ученой архивной комиссии, священником Николаем Модестовым. Оренбург, 1913 год.

Фрагмент исторического очерка "Владимир Иванович Даль в Оренбурге", подготовленного действительным членом оренбургской ученой архивной комиссии, священником Николаем Модестовым. Оренбург, 1913 год.

Служебная деятельность Даля в Оренбурге, как чиновника особых поручений при Перовском.

Бёрды. Путевые записки казака

В ПОЕЗДЕ

Слух обо мне пройдет по всей Руси великой
И назовет меня всяк сущий в ней язык…
А. Пушкин.

Мягко и глухо постукивали колёса. Мягко, ритмично, чуть заметно приседал и покачивался вагон, а в открытое окно вагона видно было, как бесконечно тянулись провода, как торопливо пробегали телеграфные столбы, как мелькали разъезды и будки, как плыли мимо окна зелёные леса, зелёные поля и чёрные еще огороды. Весна 1949 года …

Вид на Бёрды. Июнь 1949 год. Чкаловская коммуна. – 1949. – 5 июня (№109).

На второй день пути мимо открытого окна вагона поплыли зелёные степи в цветах, холмистые, просторные, без конца и края, — наши оренбургские степи. Но вот и семафоры Каргалы промелькнули. Ещё 45 минут и — Бёрды.

Старуха из Берды. Миф и реальность

К сожалению, в погоне за сенсацией некоторые исследователи неверно трактуют архивные документы, искажая документальность.

Старуха из Берды. Миф и реальность

Долгое время умы исследователей «пугачевского цикла» занимала личность старой казачки из Бердской слободы, с которой Пушкин, по свидетельству В. И. Даля, сопровождавшего его, беседовал все утро. Она была одной из тех, с кем поэт говорил во время своей поездки осенью 1833 года в Поволжье и Оренбургский край.