История храма в поселке Берды

Первая в Бёрдской слободе деревянная церковь — Никольская — была построена в 1744-1745 годах, но спустя несколько лет, Подробнее »

Обычаи: казачья свадьба

Картина праздника в казачьей станице всегда чрезвычайно красочна, с шумным весельем и хмельным застольем, особенно на свадьбах... Подробнее »

Памятник Пушкину

К 200-летнему юбилею поэта усилиями проектировщиков и строителей преобразился не только сквер им. А. С. Пушкина, но и сам памятник. Подробнее »

Оренбургская железная дорога

Строительство Оренбургской железной дороги началось в 1874 году. Сама железная дорога была проложена рядом с Бердами. Подробнее »

Восемнадцатый маршрут

Сейчас об этом маршруте принято шутить, что он ходит «в леса» и на «край географии». Несмотря на это, маршрут пользуется у оренбуржцев большой популярностью. Подробнее »

 

Категории архивов: Из архива

Тайное венчание Великого князя Николая Константиновича

Николай Константинович РомановСведения о пребывании в ссылке в Оренбургском крае Великого Князя Николая Константиновича содержатся в архивных фондах Оренбургской городской управы, Канцелярии епископа оренбургского и уральского.

В феврале 1878 года оренбургские власти были потрясены поступком Великого Князя Николая Константиновича, который под именем отставного полковника князя Волынского венчался с дочерью оренбургского полицмейстера Надеждой Александровной Дрейер в п. Берды Оренбургского уезда.

Событие это, по своей значимости неординарное, породило множество слухов. Чтобы проверить их и «совершенно секретно все разузнать», в Берды был направлен унтер-офицер Дмитриев. По возвращении он составил рапорт. Ссылаясь на него, адъютант Оренбургского жандармского управления штабс-капитан Этенбах писал 4 мая 1878 года Управляющему третьим отделением Собственной Его Императорского Величества канцелярии: «Сторож Бердинской поселковой церкви отставной унтер-офицер Николай Николаев высказал ему (Дмитриеву), что Его Высочество Великий князь Николай Константинович с девицею Надеждой Дрейер были повенчаны в присутствии его, и брак над ними был совершен священников Райским 19 февраля около 12 часов ночи.

Положение военнопленных в Оренбургской области

Вторая мировая война была беспрецедентной по количеству плененных воен­нослужащих со стороны всех воюющих держав.

Положение военнопленных в Оренбургской области

Многие годы наше знание о судьбах людей, попавших в плен во время Второй мировой войны, ограничивалось представлением об ужасах фашистских концлагерей. А что про­изошло с теми, кто оказался в плену или был мобилизован на работы нашими поисками. Большая часть архивных документов, которые могли бы дать ответ на эти вопросы, оставалась закрыта для изучения. На грифах этих документов значилось «Совершенно секрет­но». Только последние несколько лет частично эти документы стали рассекречиваться. Это обстоятельство активизировало научную разработку этих сюжетов.

Оренбургская газета: А.С. Пушкин на Бердах

Оренбургская газета: А.С. Пушкин на БердахАвтор статьи «А.С. Пушкин на Бердах», опубликованной в «Оренбургской газете» более ста лет назад, Н. Иванов, обращая внимание читателей на то, что материалами для нее «послужили рассказы стариков, помнящих поездку Пушкина по Оренбургскому краю», сообщал: «… Я нахожу вполне уместным привести краткую справку о той печальной роли, какая выпала на долю этого поселка в мрачной эпопее пугачевского бунта, чтобы нагляднее объяснить читателю то непреодолимое влечение, с каким стремился Пушкин лично ознакомиться с Бердами, неоднократно затем упоминаемыми в его сочинениях.

Бердский поселок, называвшийся раньше Бердской слободой, основан и укреплен в 1743 году, сначала на р. Урал, на месте теперешнего Оренбурга, а затем перенесен на р. Сакмару, в расстояние 7 верст от города. Слобода эта, как и большинство тогдашних крепостей, была обнесена небольшим деревянным оплотом со рвом и рогатками, а по углам имела батареи, дворов в слободе не больше 200, жалованных казаков до 100, остальное население составляли гарнизон и «нижнего звания люди». В слободе имелся свой атаман и особый старшина. Вблизи этой-то слободы на летней Сакмарской дороге, а потом и в самой слободе, Пугачев и имел военный лагерь во время осады им Оренбурга. Отсюда разъезды разбойничьих шаек не переставали тревожить город, нападать на фуражиров и держать гарнизон в постоянном опасении. Между тем наступали заморозки, и Пугачев со своей буйной ватагой перекочевал из лагеря в самые Берды, ставшие вертепом убийств, разгула и самого необузданного распутства.

Французские вожжи для русского бунта

10 февраля — День памяти Александра Сергеевича Пушкина. За 38 дней до кончины наш великий поэт подарил миру свое последнее художественное произведение — «Капитанскую дочку». Как и единственный свой исторический труд: «История Пугачева». Правда, взглянув на титульный лист, Николай I изрек: «У бунтовщика не может быть истории…» И труд назвали «История Пугачевского бунта». Сейчас наши политологи к месту и не к месту приводят слова поэта: «Не приведи Бог видеть русский бунт — бессмысленный и беспощадный…» Между тем Пушкин вкладывал в это слово гораздо больший, едва ли не философский смысл: как перерыв постепенности общественного развития, как нарушение легитимности государственной власти, в том числе и в результате так называемых дворцовых переворотов, на что щедра российская действительность.

Протокол показаний сотника яицких казаков-повстанцев Т.Г. Мясникова на допросе в Оренбургской секретной комисси

9 мая 1774 года

1774 года майя 9 дня в присудствии секретной коммисии яицкой казак Тимофей Григорьев сын Мясников, которой у злодея лжесамозванца Пугачева при казаках, называющихся гвардиею, находился сотником и в Илецком городке военною командою пойман, в допросе показал следующее.

От роду ему 28 лет. Жительство он имел в Яицком городке. Во время прежняго яицкаго бунта1 был он, Мясников, с бунтующей стороны. И как по следствию тогда был он не из главных бунтовщиков, то остался без наказания. О смерти покойнаго императора Петра Третияго знал и в верной ея императорскому величеству службе у присяги был.

Новогодье роковых сороковых

Новогодняя открытка времен Великой Отечественной войны

В наступающем 2010 году мы будем отмечать очередной юбилей Великой Победы. В ряду знаменательных событий у этого торжества, по сравнению с многовековой российской историей, не столь глубокие корни. Однако народная жизнь в годы Великой Отечественной войны являет примеры не только потрясающих по своей духовной высоте и трагичности подвигов. Это время оставило нам свидетельства того, как давние национальные традиции переплетались с более поздними общественными обычаями и устоями. Сегодняшней молодежи трудно представить, что ощущали советские люди в первые месяцы войны, как они адаптировались в жестких обстоятельствах. Хотя им довелось пожить в мирной обстановке не более двух десятков лет, большинство из них успели почувствовать себя гражданами державы, выстраивающей общественные отношения, основанные на коллективизме и гражданской ответственности. К тому времени все прочнее входили в обиход массовые торжества — и официально-идеологические, и привычные, дополненные новыми приметами.

Первая дорога в Азию

130 лет назад началась эксплуатация железнодорожной ветки Самара – Оренбург.

«Чудодейственная артерия человеческой цивилизации»

Оставшийся безымянным оренбуржец накануне знаменательного для Оренбуржья события радовался: «Припоминая быстроту постройки дороги и ее сооружений, воображая эту дорогу в неприглядной азиатской степи, которая сближается теперь и связывается чудодейственной артерией человеческой цивилизации с Европой, и имея в виду те блага, какие принесет эта дорога для заброшенных степей наших, испытываешь ощущение высокое до благоговения. Это первая дорога, перешагнувшая Волгу и оставившая позади себя все прочие европейские дороги, направленные в Азию»

Корреспондент газеты «Оренбургский листок», которому посчастливилось прокатиться на первом «пробном поезде через железнодорожный мост на реке Сакмаре» осенью 1876 года, сообщал читателям: «Около двенадцати часов прибыл по бердинской дороге господин начальник края генерал-адъютант Николай Андреевич Крыжановский с супругой и семейством. Туда же прибыли еще несколько почетных лиц. Осмотрев мост, генерал-губернатор направился по полотну дороги к приготовленным вагонам в сопровождении дам и прочих гостей.