Категории архивов: Старые газеты


Фотография старого храма Казанской иконы Божией Матери

Восстановленный снимок старого храма Казанской иконы Божией Матери в Бердах. Ориентировочно фотография сделана в конце 40-х - начале 50-х годов XX века. Автор реставрации: Николай Волгин.

Восстановленный снимок старого храма Казанской иконы Божией Матери в Бердах. Снимок сделан в период: конец 40-х — начало 50-х годов XX века. Автор реставрации: Николай Волгин.

Осенью 1907 года на страницах «Оренбургских Епархиальных Ведомостей» опубликован репортаж об освящении Николаевского придела Казанско-Богородицкой церкви Бердского поселка. Его автор, скрывшись под инициалами «протоиерей М.Х.» сначала сообщал:

Читаем старые газеты: письмо на фронт

ЧКАЛОВ, 14 февраля. (По телеф. от соб. корр.). Недавно колхозники артели «Ленинский луч» Чкаловского района в письме на фронт бывшему председателю своего колхоза тов. Денисову писали:

Все наши мысли с вами. Ни на минуту мы не забываем, что наш труд — грозное оружие против врага. Ты знаешь, что еще до твоего ухода на фронт мы рассчитались с государством по хлебу. Сейчас мы сдали государству 3.510 центнеров зерна. 100 центнеров перечислили в фонд обороны. Мы будем бороться за то, чтобы урожай собрать небывалый.

Красный петух расправляет крылья

Берды, как и Оренбург, неоднократно горели. Но сегодня мы поговорим о явлении, которое тогда называли «красным петухом». Газеты 20-х – 30-х годов XX века пестрели заголовками типа «Красный петух расправляет крылья»…

Пожар в Красноярске по ул. Песочной. Снимок начала XX века.

Пожар в Красноярске по ул. Песочной. Снимок начала XX века.

Причины этого явления можно узнать, если рассмотреть состояние пожарной охраны того времени.

Начнем обзор с расположения пожарных частей города. В центральной части города были сосредоточены четыре из пяти пожарных части, находящиеся не далеко друг от друга, а в наиболее огнеопасной части города, в Красном городке и Новой стройке, страдавших недостатком водопроводной сети, не было ни одной пожарной части.

Читаем старые газеты: Сохраним Меновой двор, 1930

В начале тридцатых годов прошлого века, под предлогом использования строительных материалов для возведения нового жилья рабочим и служащим, был снесен Меновой двор — один из памятников архитектуры Оренбурга XVIII века.

Меновой двор в Оренбурге

Меновой двор в Оренбурге

11 июня 1930 года в газете «Оренбургская коммуна» вышла статья «Сохраним Меновой двор», в которой автор приводил доводы о необходимости сохранения этого объекта…

«Горсовет вынес постановление о сносе Менового двора по весьма малоубедительному доводу: охрана этого любопытного исторического памятника слаба, почему население науральных поселков разрушает и растаскивает строительный материал вековых стен — этой цитадели торговли Оренбургского края со Средней Азией.

Читаем старые газеты: Красный городок, 1937

Наступая на большевистский Оренбург два десятилетия назад, чехословацкие и дутовские полки поливали пулеметным н артиллерийским огнем город не без разбора. Львиная доля снарядов взбороздила землю поселка, носящего имя Нахаловки.

Красный городок на фрагменте плана Оренбурга 1930 года

Красный городок на фрагменте плана Оренбурга 1930 года

Здесь сосредоточивались основные силы большевиков — революционный пролетариат Главных мастерских Ташкентской железной дороги — ныне оренбургского паровозовагоноремонтного завода, или короче — ПВРЗ.

Нахаловка была революционной с момента своего рождения.

Читаем старые газеты: Держи ушки на макушке, 1925

Хулиганы были одной из главных проблем в начале прошлого века. Но особенно распространилось хулиганство в стране после завершения Гражданской войны в годы НЭПа. Много было хулиганов и в Оренбурге.

Овощной базар в Оренбурге

Газеты того времени, «Смычка» и «Оренбургская коммуна», много писали о подобных правонарушениях. Бывали и курьезные случаи…

«Из многих жульнических приемов есть такие, которые удаются лишь благодаря доверчивости и небрежности самих граждан.

Читаем старые газеты: Документ великих завоеваний, 1936

Вечером 2 сентября 1936 года, после работы, казаки-колхозники Бердской станицы, Оренбургского района, собрались на беседу с председателем облисполкома тов. К.Е. Васильевым, чтобы обсудить проект сталинской Конституции и поговорить о том, как наиболее достойно встретить восьмой чрезвычайный всесоюзный Съезд Советов.

2 сентября 1936 года. Председатель облисполкома т. К.Е. Васильев посетил казаков колхозников и колхозниц Бердинского сельсовета Оренбургского района.

2 сентября 1936 года. Председатель облисполкома т. К.Е. Васильев посетил казаков колхозников и колхозниц Бердинского сельсовета Оренбургского района. Товарищ Васильев (второй справа) беседует с казаками и казачками колхозниками о подготовке к съезду советов. Рядом с т. Васильевым казак-колхозник Петр Прокофьевич Тюрин. Источник: «Оренбургская коммуна», 4 сентября 1936 год.

Газета «Оренбургская коммуна» 8 сентября 1936 года посветила  этому событию целую полосу. Несмотря на «правильные» для того времени лозунги о мудром руководстве отца народов, в своих выступлениях бердяши высказывали мечты о новой школе, аккуратных улицах «с деревьями по бокам», о садике на площади, чисто побеленных домах и цветниках. 

Оренбургские дачи

На снимке: дом отдыха "Пролетарий" в Зауральной роще. Фото. А Шамина. "Оренбургская коммуна", 22 июля 1937 года

На снимке: дом отдыха «Пролетарий» в Зауральной роще. Фото. А Шамина. «Оренбургская коммуна», 22 июля 1937 года

Зауральная роща, ранее называвшаяся Городской, стала известна в XIX веке. Своей популярность она обязана оренбургскому губернатору Эссену, который приказал инженеру Бикбулатову привести это место в порядок и полностью его реконструировать: были высажены новые деревья, разбиты «английские» дорожки, а на берегу Урала был благоустроен общественный пляж. Здесь же в 1830-х годах появилась загородная дача оренбургских генерал-губернаторов.

В 1878 году Ф.И. Лобысевич писал, что не всех дачников мола вместить роща, и многие горожане были вынуждены искать другие места для отдыха:

«Оренбургские дачники, за исключением немногих, имеющих дачи в роще, живут в некоторых станицах по Уралу и в окрестных деревнях, из которых ближайшая к городу, Берды, лежит в семи верстах. Деревня Берды, впрочем, способна к тому, чтобы устроить в ней воксаль для летних увеселений. Она расположена на горе, близ воды, окружена зеленью — тут бы можно создать, что-либо получше тесных деревенских изб, но пока еще подобные проекты не занимали, как видно, предприимчивости оренбургских промышленников.

Другой сорт оренбургских дач — это киргизские кибитки (конического типа палатки, обитые войлоком). Небогатые люди, или лица, связанные служебными обязанностями с городом, покупают киргизские кибитки и располагаются в них, где надумается: в зауральной роще, или на берегу Сакмары, или где-нибудь, под тенью нескольких деревьев. Пару таких палаток, стоящую примерно, до 80 рублей, считают весьма достаточным помещение для небольшого семейства. В таком случае, одна из палаток (господская) убирается коврами и необходимой мебелью; другая же (людская) служит кухней и жилищем для прислуги. Подобных, наскоро импровизированных дач в окрестностях Оренбурга можно встретить немало, но все располагаются отдельно одна от другой, как будто оренбуржцы сами бегут общества».