Кипяток в дефиците и эпидемия тифа. Чем жил Оренбург в 1917-1921 годах?



без всяких сомнений является одним из важнейших и наиболее трагических событий отечественной истории, радикально изменивших ее ход. Последствия губительной гражданской конфронтации и сегодня ощущаются в политической, экономической и духовной сферах жизни нашего общества. В архивных документах государственного бюджетного учреждения «Оренбургский государственный архив социально-политической истории» события того времени отражены достаточно полно, но по сравнению с другими периодами советской истории документов сравнительно мало. Возникает вопрос: почему? На этот счет существует несколько версий.

Гражданская война без всяких сомнений является одним из важнейших и наиболее трагических событий отечественной истории, радикально изменивших ее ход.

Первая версия. Бывшие участники Гражданской войны в Оренбурге отвечали, что они воевали за советскую власть, писать документы им было некогда.

Вторая версия. В ночь на 7 (20) ноября 1918 года по приказу атамана казачьего войска Александра Дутова были арестованы руководители Оренбургской большевистской организации. При обыске у них были отобраны хранившиеся партийные документы. Есть легенда, что и сам атаман увез конфискованные документы с собой в Китай и что в настоящее время, возможно, документы в Америке или Австралии.

Третья версия. В 1925 года столица Киргизской (Казахской) АССР была перенесена из Оренбурга в Кзыл-Орду. Оренбургская партийная организация направила туда свои лучшие кадры и часть документов. Какие и в каком количестве были увезены в , неизвестно, однако такая версия существует.

На голодном пайке

Вопрос продовольствия и социального обеспечения жителей губернии, в том числе кочевого мусульманского населения, в годы Гражданской войны стоял наиболее остро. Так в докладе отдела нацменьшинств при Илецком райкоме РКП (б) в отдел нацменьшинств при Оренбургском губкоме РКП(б) от 14 августа 1920 г. приводятся факты о плохом продовольственном снабжении мусульман Челкарского района:

… Райком ставит Вас в известность о критическом экономическом положении, а именно: в продовольственном вопросе мусульман Челкарского района, киргиз скотоводов, у которых мобилизуется скот и сырье, а им сначала октябрьского переворота ничего не выдавалось, не выдается и не предвидится выдача в будущем, ни хлеба, ни проса. Киргизы, кочующие сейчас по степям, питаются в большинстве случаев одним молоком и кумысом, но с наступлением холодов кочевание прекратится, и им потребуется более твердая согревающая пища. Принимая во внимание неведение в их среде, никакой агитации не проводится и малокультурный уровень, могут произойти нежелательные эксцессы и даже возмущения, а потому райком просит Вас принять все зависящие от вас энергичные меры о снабжении мусульман Челкарского района продовольствием, хотя бы в минимальном количестве¹.

Декрет об использовании рабочей силы беженцев. Москва, Кремль, 19 сентября 1919 года.

Кипяток в дефиците

Другой острой проблемой того периода были эпидемии инфекционных заболеваний таких, как , брюшной . О распространении брюшного тифа среди красноармейцев Оренбургского гарнизона идет речь в сводке информационного отделения политического отдела губернского военного комиссариата от 10 октября 1919 года:

«…Ясно каждому, что рассадником заразы, в особенности сыпного тифа, являются казармы, где так сгущены люди. Вторым фактором инфекции является недостаток кипятка. Несмотря на все принятые мною меры по выработке и постановке кипятильников, их недостает. Кипяченую воду готовить и держать в казарме нет возможности.  Чай давать не в чем, потому как нет кружек, нет чайников, нет котелков, нет бачков. Пища за недостатком дров, готовится несвоевременно. Разлить пищу – нет посуды, нет достаточного количества ложек. Хлеб зачастую раздается вечером, потому что несвоевременно выпекается. Из этого вытекает, что люди раздетые, босые, голые ходят и ночуют в такое холодное время чуть ли не под открытым небом, что поддерживает склонность организма к заражениям. Нет белья и нет возможности вымыть своевременно всех людей в бане …»

Эпидемия тифа

Заболеваемость тифом доходит до 100 человек в сутки. Устроенные временно изоляторы переполнены. Да и они оставляют желать лучшего. В них люди не только не получают своевременно медицинскую помощь, но и питание в недостаточном количестве. Нет молочных продуктов, которые необходимы для поддержания питания, да и готовить не на чем.

На собраниях поднимался вопрос, и указывалось на бездеятельность медицинского персонала.

Захожу 08 октября в изолятор, встречается мне оборванный субъект. Спрашиваю: «Вы кто?». Мне отвечает: «Фельдшер». Рваный пиджак, рваные брюки и дырявые ботинки, из которых выглядывает палец. Спрашиваю: «Вы один здесь?». «Нет, нас было трое, да двое заболели тифом». Да и как не заболеть, когда человек в лохмотьях подходит к сыпнотифозному. Такие же оборванные встречались мне и санитары.

Врачи без инструмента и медикаментов, разъезжают из одного угла города в другой, работая по 20 часов в сутки, но помощи это вряд ли приносят. Сортируют больных, переносят из комнаты в комнату.

Народные волнения

Большинство крестьянских волнений было связано так же с нехваткой продовольствия, стали частыми случаи самовольного захвата скота и продуктов питания у населения. Один из таких случаев описан в постановлении съезда делегатов станиц 1-го округа Оренбургского казачьего войска при главном штабе фронтов от 28 мая 1918 года:

…До сведения делегатского съезда дошло, что у крестьянского населения, производится реквизиция разного скота, хлеба и имущества по распоряжению начальников казачьих отрядов. Прикрываясь этими распоряжениями, были случаи самовольных захватов казаками лошадей и рогатого скота, и все под видом реквизиции. Принимая во внимание, что постановлением съезда от 16 апреля 1918 г. разрешено обществам станиц производить реквизицию необходимого только в своих поселках, а не в селах и хуторах крестьянских, а потому съезд постановил: объявить казачьему населению, что за реквизицию чего бы то ни было у лиц крестьянского населения, виновные будут предаваться военно-полевому суду. Начальствующим лицам иметь за этим наблюдение…².

  1. ОГАСПИ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 29. Л. 29 об.
  2. ОГАСПИ. Ф. 7924. Оп. 1. Д. 82. Л. 31 об.

Автор: Анна Шеремет, главный архивист отдела публикации и научного использования документов.

Источник: «Оренбургская Неделя», 4 марта 2018

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *