Для успеха разведения деревьев…



Более 183 лет назад в Оренбурге было учреждено училище земледелия и лесоводства.

В этом здании находилось училище земледелия и лесоводства в Оренбурге

В этом здании находилось училище земледелия и лесоводства в Оренбурге

О предпосылках и целях открытия этого учебного заведения, о том, какие надежды возлагались на его выпускников, рассказывают документы архивного фонда Оренбургского училища земледелия и лесоводства.

Для улучшения земледелия…

В рапорте Оренбургского военного губернатора В.А. Обручева военному министру от 3 октября (14 октября по новому стилю. – О.С.) 1848 года сообщалось:

«Для систематического, постоянного разведения лесов на Оренбургской пограничной линии, улучшения земледелия и вообще сельского хозяйства на землях Оренбургского казачьего войска, 18 февраля (2 марта по новому стилю. – О.С.) 1836 года в городе Оренбурге учреждено на основании Высочайше одобренных предположений генерал-адъютанта Перовского училище земледелия и лесоводства».

Следующий документ гласит:

«Граф в 1833 году, осмотрев линию от Оренбурга до крепости Усть-Уйской, нашёл всюду следы быстрого истребления лесов жителями. Сравнение тогдашнего климата с данными XVIII столетия убедило его, что климат делается постепенно суше, лето жарче, а зимы буранные и суровые, реки быстро мелеют, и всё это он не без основания приписывал истреблению лесов».

Для удаления этих явлений было предписано:

  1. С 1834 г. заповедать лучшие части лесов, оставив для продовольствия жителей дровами лишь необходимейшую часть лесов худшего качества.
  2. Весной и осенью каждого года линейным обывателям в течение 12 лет сажать по 2 кола скорорастущих пород.
  3. Под опасением строгих взысканий сохранять лес от порчи скотом и от пожаров.

Граф Перовский надеялся, что 5/6 посаженных кольев примутся, тогда было бы засажено в год до 50 десятин леса. Действительность не оправдала ожиданий. Из посадок половина не принялась от сухости воздуха, а ещё более от небрежной посадки людьми, не знавшими своего дела. Этот невыгодный результат продолжался и в следующие годы.

Тогда же граф Перовский решил прибегнуть к другим мерам: завести питомники и образовать лесничих, знающих дело, к чему приступили в 1836 году заведением училища лесоводства на 12 мальчиков, вместе с разрешённым ещё ранее на такое же количество учеников училищем земледелия.

Цель последнего состояла в ознакомлении края с улучшенными приёмами земледелия и в приготовлении хороших смотрителей для заводившейся тогда общественной запашки.

Трудно найти хорошего учителя…

Оба училища были открыты почти в одно время (училище земледелия открылось в феврале 1835 года. – О.С.). Министр Канкрин, в чьё подчинение тогда входил Лесной департамент в Санкт-Петербурге, возражал против открытия училища. Министр финансов находил, что

«трудно будет найти хорошего учителя для Оренбургского училища, что практические занятия в башкирских лесах тоже неудобны, и обучение казачьих мальчиков в лесных училищах – Лисинском и Егерьском (где учителя из Лесного института и усовершенствованные за границей) смогут дать им сведения более обширные, а стоить будет дешевле».

На это В.А. Перовский отвечал:

«На первый раз и ненужно особенно учёного преподавателя. Дело идёт не о лесном хозяйстве, а об указании дешевейших средств лесоразведения, что поездки в башкирские леса ничего не стоят в денежном отношении, а предприниматься будут для практического ознакомления с ростом лесных пород края. Считаю, что воспитание в Егерьском училище при всём его достоинстве имеет и неудобства:

  1. Время учения было бы для разведения леса в крае потерянным, тогда как, находясь в Оренбурге, воспитанники с рабочей командой засеяли бы большое пространство лесом.
  2. Климатические условия различны здесь и в Егерьском училище. Приёмы, удобные там, могут быть здесь неприложимы.
  3. По прибытии в край малолетки действовали бы без единства и применяли бы выученное каждый по-своему».

Потребность же в образованных лесничих для края В.А. Перовский отстаивал особенно сильно. Он объяснял, что, «несмотря на подробные инструкции и простоту дела», из 224 000 посаженных жителями кольев погибло до 160 000, то есть 2/3 за три года. Эти доводы убедили Канкрина, и разрешение на открытие училища было получено.

Курс наук продолжается 4 года

В воспитанники училища поступали преимущественно малолетки Оренбургского казачьего войска. По желанию чиновники войска могли устроить учиться своих детей. Содержание и степень образования считались одинаковыми для всех воспитанников. Отмечалось, что

«курс наук продолжается 4 года, в течение которых воспитанников кормят, одевают и учат за казённый счёт. После окончания курса воспитанники производятся по экзамену в урядники и размещаются по войску для исправления службы. Воспитанники училища должны быть не моложе 15 лет и не старше 18 лет, здорового сложения, понятливы, иметь свидетельство об оспопрививании и уметь хорошо читать и писать».

В июне 1837 года по приказанию Оренбургского военного губернатора из училища в , в удельную земельную школу, для обучения мастерству были отправлены два лучших воспитанника — Фёдор Розепин (17 лет) и Фёдор Скрыпников (16 лет).

В арматурном списке вещей, принадлежащих Ф. Розепину, перечисляются:

  • Шинель — 1;
  • куртка с шароварами — 2 пары;
  • фуражка — 1;
  • галстук — 1;
  • наушник — 1;
  • нагрудник — 1;
  • набрюшник — 1;
  • рубахи — 4;
  • подштанники холщовые — 2;
  • утиральники — 3;
  • носовые платки — 4;
  • сапоги новые — 2 пары;
  • полушубок — 1;
  • портянки холщовые — 2 пары;
  • носки шерстяные — 2 пары.

Для «непосредственного надзора за устройством хозяйственной части», проведением учебно-практических занятий в конце октября 1837 года управление училищем было поручено витебскому дворянину Ивану Ивановичу Герну.

В 1837 году воспитанниками училища было посажено черенков ветловых — 1 600, тополевых — 150, осиновых — 150; отростков вязовых — 541, дубовых — 416, тополевых — 2 427; саженцев серебристого тополя — 23, осиновых — 36, липовых — 50, ветловых — 81, тополевых — 1 320.

Преподаватели и учащиеся выращивали просо, овёс, горох, чечевицу, картофель, репу, капусту, свёклу и другие овощи.

Последствие малого знакомства с краем…

Сменивший в 1842 году В.А. Перовского на посту губернатора генерал В.А. иначе рассматривал задачи существования училища. И обратившись в октябре 1848 года в военное министерство, поставил вопрос о закрытии учебного заведения. Он подчёркивал, что «благодетельные виды правительства не увенчались желаемым успехом. Хлебопашество в Оренбургском крае, посредством выпущенных из училища воспитанников, нисколько не улучшилось, и указанный способ к разведению на пограничной линии лесов не принёс ожидаемой пользы».

О сложившихся трудностях свидетельствовал надворный советник Скворцов:

«Учителя не знали русского языка, рабочая команда, хотя по своей численности стоила дёшево, но работала медленно и неуспешно. Успехи самих учеников были неудовлетворительны, лесные посадки были малы, а ферма земледельческого училища количеством урожая отставала от окрестных полей. Эти неудачи были последствием, надо полагать, малого знакомства с краем учителей училищ, недостаточно приноровившихся к местным условиям, теория же преподавалась пространно.

Воспитанников училища лесоводства определили смотрителями лесов, поручив им озаботиться разведением последних: успехи сего были ещё меньше прежних. Из посаженных 168 000 кольев принялась едва 1/8 доля!

С 1842 года посадка кольев прекращена генералом Обручевым. Он находил, что в крае не нужно лесоразведение, ибо лес в топке заменяется кизяком, а в постройках – воздушным кирпичом. На задачу начальства при управлении училищем военный смотрел тоже иначе, чем Перовский. Насколько последний был щедр в даровании средств, настолько его преемник заботился об экономии. Жалованье учителей с 1125 рублей понизилось до 600 рублей, содержание 24 воспитанников с 1200 рублей до 532 рублей, учебные пособия со 115 до 25 рублей. Наконец, траты на заведение коллекций и ботанического сада вовсе прекращены. Хлеб, возделываемый на образцовой ферме училища, которого засевалось в год до 500 пудов, в продажу поступал лишь в ничтожном количестве, а шёл более на продовольствие воспитанников. Образцовая ферма, давая лишь ничтожный денежный доход – от 6 до 70 рублей с хлебопашества и от 41 до 454 рублей с отдачи земель в оброк, конечно, ни в ком не могла возбудить охоты подражать ей».

При строгом внимании начальства

После окончания 12-летнего срока, в 1848 году, встал вопрос о закрытии училища, так как не достигло оно благодетельной цели правительства». Здание учебного заведения предполагалось передать под летнее помещение Оренбургского девичьего училища, «хозяйственные постройки при образцовой ферме и всё количество земли до 2500 десятин предоставить в употребление воинских чинов расположенного в Оренбурге гарнизона», а учебные книги, модели земледельческих машин и лесных орудий — Оренбургскому музею.

Военный Совет должен был принять окончательное решение о закрытии учебного заведения. В конце ноября 1850 года из Департамента военных поселений пришло долгожданное сообщение:

  1. Цель учреждения училища земледелия и лесоводства в Оренбурге не была достигнута от неудачного выбора наставников и главных надзирателей училищ и от того, что ближайшее местное начальство не обратило должного внимания на это учреждение.
  2. Постоянно неудачные опыты запашки и разведения лесов, произведённые воспитанниками училища под руководством их наставников, не могут ещё убедить в невозможности достигнуть той цели, какая была у правительства при учреждении училищ.
  3. Что при лучшем выборе наставников и при более строгом внимании местного начальства к этому делу можно надеяться, что воспитанники, изучив правила земледелия и лесоводства, без сомнения, принесут краю ту пользу, какую ожидало правительство, пожертвовавшее на учреждение и содержание училищ немаловажный капитал.

Военный Совет положил: прежде окончательного решения дела о закрытии училища продлить существование училища на 3 или 4 года, но с тем, чтобы в преподаватели и надзиратели сих училищ избраны были другие лица, вполне знающие дело и знакомые с Оренбургским краем.

Вновь назначенный на должность Оренбургского губернатора В.А. Перовский, отвечая в Санкт-Петербург в марте 1851 года, писал:

«Нет ни малейшего повода сомневаться о возможности разведения лесов и усовершенствования хлебопашества. Основной целью училища земледелия в Оренбурге было: приготовление людей в надзиратели за производством и улучшением общественной запашки. Тем было оно весьма полезно для казачьих войск, что образовало бы землемеров, так как в училище преподаются: инструментальная съёмка и черчение планов».

Далее он выразил своё мнение, что срок, назначенный Военным Сенатом — 3 и 4 года, недостаточный, особенно для успеха разведения деревьев, и предлагал его продлить до 8-ми лет, считая этот срок с 1851 года.

Оренбургское училище земледелия и лесоводства было закрыто в 1860 году.

Ольга Сгибнева, начальник отдела информации и публикации документов ГУ «ГАОО»

Источник: «Вечерний » №8, 2 марта 2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *