Дом есть собственность общества



Одному из старейших зданий Оренбурга, в котором до революционных событий 1917 года размещалась городская дума, а ныне изобразительных искусств, исполняется 205 лет.

Оренбургский музей изобразительных искусств. Фото: «Культура.РФ»

Оренбургский музей изобразительных искусств. Фото: «Культура.РФ»

«Посредством добровольной складки от купеческого и мещанского общества»

На запрос, сделанный инженерным ведомством, власти города Оренбурга в середине ХIХ столетия сообщали:

«Занимаемый думой, городовым магистратом и сиротским судом каменный двухэтажный дом построен в 1814 году с дозволения начальства из сумм, ведомству казённому принадлежащих, на капитал, для сего собранный посредством добровольной складки от здешнего купеческого и мещанского общества, равно и прочего торгового класса людей. Дом есть собственность общества, починка его повреждений производится также из сумм добровольной складки с разрешения оренбургского губернатора…»

Историк П. в начале ХХ века писал об этом здании:

«С самого основания дом был двухэтажный и каменный, но только более узкий. Ширина его ограничивалась шириной нынешнего крыльца (т.е. та часть, что с колоннами. — Т.С.) – дом напоминал из себя высокую и узкую коробку, таким он и оставался вплоть до новой думы по положению 1870 года».

В середине 1873 года городской голова доложил депутатам высшего органа местной власти, что принадлежащее городу каменное здание, в котором помещается общественное управление, не соответствует своему назначению, а осенью 1875 года состоялась приёмка перестроенного здания».

Огненная стихия, 140 лет назад разрушившая значительную часть Оренбурга, не миновала и строение, занимаемое городскими властями. Исполняющий должность архитектора губернского центра Д.И. Корин в июле 1879 года, представляя смету «на возобновление здания городской думы и управы с приспособлением в нём помещения для банка», объяснил: «По смете потребно 27896 рублей 26,5 копеек».

Так как «торги на исправление здания за неявкой желающих не состоялись, а между тем в здании этом имеется крайняя необходимость, потому что помещение городской думы, управы и общественного банка в здании 3-й полицейской части совершенно неудобно, а на зиму оставлять в нём сказанные учреждения не мыслимо, квартир же, удобных для помещения их, не имеется», городская дума «определила»:

Оренбург, Городская управа

«Поручить городской управе приискать на один год такой частный дом, в котором могли бы разместиться дума, городская и мещанская управы, общественный банк и сиротский суд. Исправление же общественного здания отложить до весны будущего года, для чего назначить торги с обязательством исправление окончить к 1 сентября 1880 года».

«Перестройка и ремонт были очень неудачны»

На исходе лета 1879 года всё тот же Д.И. Корин в рапорте утверждал:

«Городские здания, оставшиеся после пожара, необходимо на зимнее время покрыть крышами (постоянными или временными), окна зашить досками. Если этого не сделать, то каменная кладка от осенних дождей сильно пострадает и потребует несравненно большего ремонта, а в зимнее время нанесёт такое количество снега, который придётся вычищать постоянно – если оставить его до весны, то снег слежится и придётся его выколачивать ломом, через что повредится кладка стен».

Гласный думы А.В. Иванов тогда же заявил:

«…В Оренбурге ощущается недостаток как мастеровых, так и материалов, но недостаток этот будет и в будущем году – придётся обращаться в Самару, где есть и мастера, и материалы, поэтому нет никаких уважительных причин оставить городские здания без исправления до будущего года. Следовало бы городскому управлению восстановить погоревшие здания, так как чем больше будет исправлено зданий, тем больше будет возможности просторнее разместиться на зиму и предупредить дурные последствия, могущие быть от недостатка помещений.

Ввиду изложенного и не желая, чтобы городское управление несло справедливый упрёк за невнимание к своему же делу как член городского управления предлагаю свои услуги относительно исправления здания городской управы и думы. Принимаю эти работы оптом на коммерческом праве со скидкой 10% от суммы, исчисленной по смете, с обязательством работы эти окончить к 15 октября».

Ознакомившись с этими документами, депутаты высшего органа местной власти «определили»:

«Закрыть здания городского общества постоянной крышей с отнесением расхода на полученную страховую сумму. Предложение А.В. Иванова как не выгодное отклонить».

Но иных подрядчиков не нашлось, и по свидетельствам современников, «дума сдала ремонт думского здания своему же члену управы на коммерческом праве. Перестройка и ремонт этот были очень неудачны: работы своевременно не были приняты, материал не освидетельствовался, в 1883 году потолки в зале заседаний провисли. Управа в течение многих лет не могла отчитаться перед думой. Наконец, 10 марта 1896 года был слушан доклад управы по предложению господина начальника губернии о приёмке зданий городской думы.

С тех пор вопрос о перестройке здании думы возникал неоднократно, в мае 1901 года дума принципиально высказалась за перестройку, был составлен план, но денег не было, и дело осталось без последствий».

«Совершенно недостаточно для размещения служащих»

В начале 1914 года «отцами города» был сделан вывод:

«Нынешнее здание общественного управления, в котором происходят заседания думы, управы и исполнительных подготовительных комиссий, и в стенах которого находится канцелярия управы, касса, отделы: хозяйственный, распорядительный, счётный, торговый, технический, регистратура, совершенно недостаточно для размещения всего личного состава служащих. Все помещения были построены не специально для вышеназванных отделов, а только приспособлены. Зал, где проходят заседания думы, по своим размерам и высоте оставляет желать большего.

Кроме того, начиная с некоторого времени, замечается рост интереса городского населения к работе городского управления, и почти на каждом заседании место для публики оказывается тесным.

Работа в городском общественном управлении растёт с каждым годом, количество разбираемых вопросов на каждом заседании увеличивается, и гласным нередко приходится сидеть по четыре и более часов подряд, не говоря уже о служащих управы, которым приходится просиживать ежедневно в тесных и душных стенах теперешнего здания не только днём, но и вечерами. Следствием этого постоянно бывает порча воздуха, отзывающаяся вредно не только на здоровье служащих, но и на качестве самой работы, и никакая вентиляция не может устранить этого неудобства, ибо кубическое содержание помещений слишком мало.

Осенью, под Новый год и в другое время, когда происходит усиленный взнос денег в городскую кассу, и во время производства торгов в помещении управы происходит такая теснота и духота, что совершенно исключает возможность работы. О том, что у членов городской управы нет особых комнат, и говорить не приходится. Собираясь для совместного совещания, они вынуждены избрать для сего кабинет городского головы, который также крайне мал.

Несмотря на предстоящий вывод городской библиотеки в помещение бывшей квартиры полицеймейстера, здание городского управления является всё-таки не достаточным для размещения некоторых отделов. Кубическое содержание помещения определяется со включением помещения библиотеки в 0,81 куба на каждого человека, в то время как нормальный объём воздуха для арестантов установлен в 2,5 куба, а для нижних воинских чинов — в 1,5 куба».

Городская управа «покорнейше просила войти в положение личного состава управы и разрешить ей, не ожидая окончательного разрешения испрашиваемого городом займа, приступить к работам по расширению здания управы весной текущего года, позаимствовать необходимую для первого строительного сезона сумму из запасного капитала с тем, чтобы по разрешении займа она была из него пополнена».

Благодаря сохранившимся архивным документам мы сможем «побывать» на заседании оренбургской городской думы 105-летней давности, когда гласный И.Д. Бродский, «признавая тесноту помещения управы, тем не менее предлагает думе войти в интересы городской кассы и докладывает, что смета составлена с дефицитом в 110 тысяч рублей, а потому предлагает вопрос о расширении здания управы решить условно, то есть приступить к возведению его только тогда, когда смета будет сведена благополучно. Гласный Ф.П. Доливо-Добровольский задаётся вопросом: зачем говорить о деньгах, когда они только позаимствуются из запасного капитала, и с разрешением займа деньги будут пополнены. Гласный О.Ф. Граф находит, что вопрос о расширении здания управы не разработан и предлагает приступить к расширению здания по разрешении займа. Гласный Н.В. Кузьмин полагает, что если производить позаимствование из запасного капитала, то всей суммы. Городской голова просит думу решить: приступить ли к расширению здания управы немедленно, позаимствовав для этой цели 55 тысяч рублей из запасного капитала, или обождать разрешения займа».

«Сделав позаимствование из запасного капитала»

После продолжительных споров городская дума определяет:

«Разрешить управе приступить немедленно к расширению здания управы согласно технической смете, сделав позаимствование 55000 рублей на эту постройку из запасного капитала в том случае, если за покрытием разрешённых уже расходов окажутся в запасном капитале свободные средства».

На торги «по сдаче подряда по постройке 2-этажного кирпичного пристроя к зданию городского управления, исчисленных по технической смете в 41518 рублей 72 коп., было подано два запечатанных заявления: от М.Н. Сазонова, представившего 3850 рублей залога и предложившего цену за весь подряд 38350 рублей, и от С.П. Томилова, представившего 700 рублей залога с обязательством пополнить таковой 15% вычетами из заработной платы в случае оставления подряда за ним, предложившего цену за весь подряд 39490 рублей».

В мае 1914 года городская дума приняла решение:

«Торговое производство утвердить за подрядчиком М.Н. Сазоновым как предложившим наименьшую цену…»

Закладка нового пристроя городской управы (по современной нам улице Правды. — Т.С.) состоялось 9 июля (22 июля по новому стилю) 1914 года:

«Присутствовала вся управа в полном составе. Причтом в Вознесенской церкви был отслужен молебен, после которого заместитель городского головы Ф.К. Шморель положил первый камень постройки и доску с датой дня закладки.

В связи с перестройкой здания городской управы часть канцелярии переведена в помещение, занимаемое ранее библиотекой, туда перешло распорядительное, строительное, земское, школьное и техническое отделения».

Чуть позже сотрудник газеты «» не без сарказма писал:

«На днях в управе было торжество – закладка нового «придела». Ему предшествовал не очень важный, но характерный инцидент.

Один из членов управы Г.М. обиделся, что его фамилию на медной дощечке вырезали после фамилии Г.Р., поступившего после него. Такого «унижения» Г.М. не стерпел и потребовал фамилии переставить. Доску вырезали снова. И, по-моему, напрасно. Знаменитый дедушка Крылов в таком случае поступил иначе. Услышав спор ступенек лестницы, в котором верхние хвалились перед нижними, он взял и повернул лестницу вниз верхом. Уравнял! Так нужно было сделать и управе. Перевернуть бы доску! Тогда Г.М. оказался бы наверху и семь с полтиной у управы уцелели бы».

Автор: Татьяна

Источник: Вечерний , № 34 от 27 августа 2009 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *