Это касается интересов Оренбурга…



Какие проблемы решали власти Оренбурга 115 лет назад.

На Николаевской улице устройство каких-либо возвышающихся построек крылец, тамбуров, ступеней перед входами в дома и торговые помещения воспрещается.

«Тротуары должны быть исключительно из асфальта»

Одним из первых в 1911 году городская дума передала на утверждение губернатора новое «обязательное постановление по благоустройству Оренбурга». В него внесено немало изменений, касающихся центральных улиц губернского центра: «Деревянные тротуары не допускаются. Домовладельцы должны выстилать тротуары каменными плитами, кирпичом или шоссировать их, или устраивать из асфальта.

На главных улицах, а именно на Николаевской (теперь ул. Советская. — Т.С.) от бульвара на берегу Урала до церкви Воскресения (находилась в районе современной улицы Корецкой. — Т.С.), тротуары должны быть исключительно из асфальта; на Гостинодворской, Неплюевской, Орской, Инженерной, Введенской и Троицкой (сейчас улицы Кирова, Ленинская, Пушкинская, Володарского, 9 Января, Кобозева. – Т.С.) тротуары могут быть устраиваемы только из строганых каменных, цементных и гончарных плит или из асфальта.

На Николаевской улице устройство каких-либо возвышающихся построек крылец, тамбуров, ступеней перед входами в дома и торговые помещения воспрещается. Существующие возвышения при перестройке или капитальном ремонте должны быть уничтожены. Зонтики над подъездами должны быть все уничтожены».

«Школьные помещения не соответствуют требованиям»

Пытаясь создать условия для работы учреждений народного просвещения, в начале 1911 года городские думцы пришли к выводу:

«Следует приступить к постройке школьного здания, вполне соответствующего современным требованиям, вместо помещения учащихся в частных зданиях. Нанимаемые школьные помещения в частных домах представляются большей частью неудобными, классные комнаты тесны, не имеется рекреационных зал, коридоров и дворов, в коих учащиеся могли бы освежиться во время перемены. В гигиеническом отношении некоторые помещения совершенно не соответствуют минимальным требованиям: в них нет вентиляции, а кубическое содержание воздуха недостаточно по числу учащихся. Помимо сего, цена за квартиры под школы с каждым годом повышается всё более и более, а в 4-й части невозможно даже найти сколько-нибудь пригодный для этой надобности дом».

Потому решено: «Приступить с весны 1911 года к постройке собственного школьного здания в 4-й части на Николаевской площади (ныне территория, ограниченная улицами Пролетарской, Октябрьской, Орджоникидзе, Первого мая. — Т.С.). Наименовать новую школу в память 50-летия освобождения крестьян от крепостной зависимости именем Императора Александра II».

Читайте также:  История 404-ого завода

«В первую очередь — »

Расширению важных транспортных артерий края всегда уделялось особое внимание. Обращаясь к городскому голове Н.В. Кузьмину, горный инженер Подьяконов сто лет назад писал: «Комиссия о новых железных дорогах, признав необходимым постройку в первую очередь железной дороги , высказалась, что дорога должна быть проведена по правому берегу Урала, ибо только в том случае она будет достаточно удалена от линии Ташкентской дороги и будет в состоянии обслуживать интересы Оренбургского края.

Признав наиболее желательным предложенное мной направление по реке Сакмаре, члены комиссии от Министерства путей сообщения выражали опасение, что долина Сакмары и затем перевал Губерлинской возвышенности будут весьма затруднительны для трассирования магистральной линии. Так как это могли опровергнуть только документальные данные, я подробно исследовал возможные перевалы из долины Урала к Сакмаре. Нивелировка эта выяснила полную возможность трассировать линию и в то же время со значительной экономией средств против трассы по левому берегу Урала, так что стоимость версты не превысит 60 000 рублей. Зная, что вопрос о дороге близко касается интересов Оренбурга, я сообщаю Вам о сделанном мной исследовании».

Депутаты, ознакомившись с этим посланием, невзирая на скудость средств, единогласно определили: «Благодарить Подьяконова за его труды и выдать ему в вознаграждение 300 рублей. Возбудить ходатайство, чтобы правительственные изыскания линии Оренбург — Орск велись не от станции , как проектируется в министерстве, а от станции Оренбург».

«Приглашён для заведывания электрической станцией»

О том, как подбирали кадры для городских предприятий, рассказывает следующий документ. С 1 февраля 1910 года по постановлению городской думы инженер-технолог Н.Е. Евдюков был приглашён «для заведывания городской электрической станцией под руководством заведующего станцией инженера-технолога Б.К. Яновского, возложив на Евдюкова более лёгкие обязанности, как-то: контроль за деятельностью агентов станции, машинистов, кочегаров, маслёнщиков, монтёров; проверку счётчиков, наблюдение за уличным освещением, а на господина Яновского всю ответственность за техническое и хозяйственное ведение дела по станции, контроль за правильностью работы котлов и машин, за их своевременным ремонтом, за правильность в расходовании разных эксплуатационных материалов, за ремонтом сети, столбов, расчёты с абонентами».

Положенное по смете содержание заведующему электростанцией в размере 2500 рублей в год было разделено на две части (1300 рублей — Яновскому, 1200 рублей — Евдюкову), впредь до «того времени, когда инженер Евдюков, достаточно ознакомившись с делом заведывания электростанцией, вступит в самостоятельное исполнение обязанностей заведующего электрической станцией».

Читайте также:  Борьба с неграмотностью

По истечении двенадцати месяцев работы «помощник заведующего электрической станцией инженер-технолог Н.Е. Евдюков с 1 февраля 1911 года утверждён в звании заведующего городской электрической станцией с окладом в 2500 рублей в год».

«Семь конных городовых содержать невозможно»

По предложению губернатора в январе 1910 года депутаты Оренбургской думы «за неимением средств на открытие 5-й полицейской части» решили учредить в 4-й части дополнительно штат из семи конных городовых, выделив на это около двух тысяч рублей.

Глава местной полиции позднее направил в городскую управу свои предложения по этому поводу, сообщив: «Городовые старшего оклада (пешие) при готовом обмундировании и вооружении получают 23 рубля в месяц, а конные стражники уездной полиции, имея свою лошадь, конское снаряжение, фураж и обмундирование, получают 39 рублей в месяц. На ассигнованную городской думой сумму содержать в течение года семь конных городовых невозможно, так как на 23 рубля жалованья в месяц никто не пойдёт служить со своей лошадью и со своим продовольствием.

Поэтому я полагал бы в виде опыта иметь четырёх конных городовых, но с тем, чтобы необходимые для них лошади, конское снаряжение были бы приобретены на средства городской управы и чтобы лошади довольствовались фуражом при пожарной команде…»

Гласные высшего органа городской власти зимой 1911 года вынуждены были согласиться с этими предложениями.

«Ходатайство арендаторов отклонить»

От арендаторов торговых мест под постройку каменных лавок на Конно-Сенной площади в середине января 1911 года управой получено заявление: «Заторговавши места под постройку каменных лавок под торговлю рыбой, мы уже приступили к заготовке материалов. Затратив капитал на осуществление каменного корпуса, который составляет собственность города, мы при торгах имели в виду, что кроме этого корпуса для рыбной торговли других мест отводиться не будет. Почему имеем честь просить о том, чтобы не было отводимо других мест для торговли рыбой на Конно-Сенной площади, чтобы не допустить нас до разорения».

Читайте также:  По следам пугачевских легенд

Из справки, приложенной к этому обращению, переданному на суд депутатов, следовало: «Для торговли рыбой в настоящее время арендуется 16 мест. Места эти были сданы в аренду в 1908 году сроком на три года с платой 1285 рублей 37 копеек в год. Согласно условиям контракта, арендатор места обязан освободить таковое от построек к 31 декабря 1911 года. Если постройки не будут снесены самими арендаторами, то таковые сносятся управой за счёт арендатора, а последний никаких претензий предъявлять не имеет права.

За вновь сданные в аренду места под постройку каменных лавок будет получаться арендная плата 4564 р. 85 коп. в год».

Выслушав доклад, городская дума, надеясь на пополнение финансовых потоков, «определила»: «Ходатайство арендаторов мест на Конно-Сенной площади отклонить».

И на лечение, и на учение

Периодически решением городской думы из казны выделялись пособия малоимущим: «за 9-летнюю службу по случаю увольнения» 300 рублей учительнице Мешковой; на лечение: учительнице Донсковой 75 рублей и мещанке Медведевой «за 8-летнюю службу её сына учителем ремесленного училища» — 100 рублей; «на обучение сына» жене учителя Милюкова, учитывая его 12-летнюю службу, – 60 рублей; заведующему 4-м мужским училищем Сокурову 240 рублей в качестве стипендии сыну — студенту политехнического института.

«Симфонические концерты — редкое удовольствие»

Заботились местные власти и о культурном досуге оренбуржцев. Например, Оренбургская городская дума в 1911 году довольно быстро рассмотрела ходатайство антрепренёра городского театра Г.Ф. Эстеррейха о разрешении ему «продавать 25 мест в оркестре в те спектакли и симфонические концерты, когда означенное помещение бывает не занято музыкантами, за плату по 2 рубля за каждое место». Накануне театральная комиссия признала возможным «удовлетворить ходатайство Эстеррейха, ибо симфонические концерты — редкое удовольствие в Оренбурге и желающих на них побывать много». Депутатам напомнили, что, «согласно заключённому с антрепренёром договору, он обязуется ежемесячно давать симфонические концерты». Выслушав доклад, гласные решили: «Ходатайство удовлетворить».

Татьяна

Источник: Вечерний Оренбург, № 5 от 03 февраля 2011 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Советуем почитать:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий

Извещать о:
avatar
wpDiscuz