Казанский кафедральный собор



11 ноября 1773 года скончался основатель нашего города и его первый Иван Иванович . Сто лет спустя Николай Андреевич , в то время генерал-губернатор Оренбурга, высказал мысль о желательности возведения в городе храма как памятника основателю города И. И. Неплюеву, который еще в 1750 — 1752 годах основал в городе два соборных храма — Преображенский, за цвет куполов прозванный народом «Золотым» и Введенскую .

Казанский кафедральный собор Оренбурга

Оба храма были «устроены» на крутом берегу Урала, почти симметрично главной улице города. Сто лет спустя они перестали устраивать потребности прихожан, по следующим причинам:

Дзен канал Бердская слобода
  • За сто лет после закладки город значительно разросся. Выросла и численность населения. Эти храмы стали малы по своей вместимости.
  • Один из них был «летним», второй — «зимним» . Поэтому теснота в храме наблюдалась особенно в зимнее время, когда в «летнем» было настолько холодно, что у священников морозом сводило руки.
  • С ликвидацией Оренбургской крепости оба храма оказались, практически, на окраине города, хотя и оживленной в летнее время.

Вот почему генерал-губернатор Н. А. Крыжановский предложил собор построить на одном из центральных мест города.

Было предложено основать его там, где когда-то стояли . После уничтожения крепостного вала и этих ворот образовалась огромная площадь, на которой самопроизвольно возник продовольственный , своей антисанитарией постоянно вызывавший у городских властей головную боль.

Городской думе помог сильнейший пожар в 1879 году, уничтоживший это чрево, или, как его еще называли местные жители, «скотскую обжираловку». Удивительно — но факт! У городских властей, как и сейчас, так и в те далекие годы, на строительство столь значительного сооружения денег не было. Поэтому генерал-губернатор предложил дело не откладывать «в долгий ящик», а открыть подписку и сбор средств у населения. Сам тут же вложил 500 рублей.

Понимая, что надеяться на сбор средств только в одной Оренбургской губернии — дело безнадежное, решил обратиться к Его Императорскому Величеству (9 августа 1874 года) за разрешением на сбор пожертвований по всей России. Таковое было получено.

Для сбора пожертвований был избран специальный Комитет. На Караван-Сарайской площади была поставлена специальная временная церковь. Как показало время, этой церковью за 20 лет была собрана, по тем временам, весьма значительная сумма — 57 795 руб. 78 коп. Следует сказать, что деньги на строительство этого храма жертвовали не только русские, но и люди другой веры (башкиры, татары).

Ходит такой слух, что один из крупнейших купцов Оренбурга — Хусаинов заявил: «Фундамент этого храма — за мной!» — и выделил значительную сумму. Правда, документального подтверждения этого факта я не нашел.

Сбор пожертвований на строительство храма пошел по всей России. Но проекта храма Комитет еще не имел. Поэтому за помощью обратились в Императорскую академию художеств. Там был объявлен конкурс на лучший проект. Отобрано было два — один художника Леонова, второй — архитектора Шрет-тера. Ни один из проектов Комитет не устроил. Было предложено Шреттеру доработать свой проект, сохранив фасад, предложенный Леоновым.

Казанский кафедральный собор Оренбурга

20 октября 1879 года Комитету был представлен доработанный проект. Его сметная стоимость составляла около 700 тыс. руб. Комитет располагал средствами в десять раз меньшими. По дворам города продолжали ходить монахини во всем черном, с кружками на бечеве, на которых было написано: «На строительство храма». Каждый жертвовал сколько мог. Устраивались «обеды по подписке», на которых тоже собирались значительные суммы. И тем не менее денег не хватало… Строительство собора отложили до лучших времен…

Прошло шесть лет. В 1885 году в Оренбурге находился академик Ященко. Губернатор Маслаковец предложил Комитету за помощью обратиться к гостю. Он согласился. На разработку эскизного проекта собора, его утверждение, разработку рабочего проекта академику потребовалось всего менее года. 23 января 1886 года проект был Высочайше утвержден со сметной стоимостью строительства в 213 400 рублей. Вскоре начались земляные работы.

После торжественной Литургии 8 сентября 1886 года архиерей Макарий с крестным ходом опустился по земляному откосу в глубь приготовленного для постройки храма места, углубленного до десяти с половиной аршин (более семи метров), и совершил закладку храма… но не на первоначально отведенном Думой месте — на Караван-Сарайской площади, которое признано было неудобным, а на Сакмарской площади (ныне сквер перед Домом Советов), где он и стоял до момента его уничтожения.

Как только начались регулярные строительные работы, выяснилось, что не хватает для стройки специальным образом обожженного кирпича. Шла же только кладка подвального этажа. Про это узнали местные купцы. Они быстро сообразили, что для постройки храма такой кирпич будет требоваться во все возрастающих размерах. То был редкий случай, который подворачивается раз в жизни, и то не каждому. Они предложили соборному Комитету построить кирпичный завод с круглосуточным циклом работы, который обеспечит бесперебойное снабжение стройки таким кирпичом.

Но купцы есть купцы! О собственной выгоде, даже в таком деле, как строительство храма, не забыли! Они поставили условие, чтоб Городская дума освободила их от уплаты налогов сроком на десять лет. Для богоугодного дела Думе ничего было не жаль! Купцам отвели место для строительства завода. Одновременно с обеспечением строительства собора дельцы активно снабжали высококачественным кирпичом и местный рынок. Необлагаемый налогами кирпич дельцам принес баснословные прибыли!

Казанский кафедральный собор Оренбурга

Далее стройка шла следующим образом:

В 1888 году выкладывается цоколь. Кирпичная кладка по ярусам шла четыре с половиной года. В 1893 году собор покрывается железом, начинаются штукатурные работы, которые заканчиваются в 1894 году. И снова беда — выясняется, что на отделочные работы средств не хватает.

Это означало, что окончание строительства, следовательно и освящение храма будет отодвинуто на неопределенное время… На помощь пришла вдова оренбургского купца М.Л. Иванова – она пожертвовала тридцать тысяч рублей, которые пошли на устройство иконостаса, на писание икон и на отливку колоколов.

Для отливки колоколов в был вызван мастер «колокольного отлива» с известного московского колокольного завода господина Финляндского, которому заказывали отливать колокола и для храма Христа Спасителя в Москве. 

Как говорят некоторые документы, отливка колоколов производилась на Сенной площади. Смотреть на это таинство собрались не только жители города, но и с его окрестностей. Собравшиеся бросали в котлован серебряные монеты, украшения, кольца — «для лучшего звона» — говорили они! Колокол весом 302 пуда был отлит 20 августа 1894 года. На нем была надпись:

«Господь сил той есть Царь славы! Сей колокол лит во славу Божию и Пресв. Богородицы иждивением Марии Львовны Ивановой в память помолвки Государя Наследника Николая Александровича».

Большому колоколу, весом в 723 пуда, не повезло. Он был получен со второй отливки 7 октября 1894 года. Вес его языка-более 25 пудов. На колоколе сделаны надписи: 

«Благовествуй, земле радость велию. Хвалите небеса Божию Славу. Сей колокол отлит к соборному храму во имя Казанской Божией Матери, в г. Оренбурге в царствование Государя Императора Александра III, в святительство преосвященного Макария, епископа Оренбургского, при губернаторе Ершове и вице-губернаторе Ассинкрите Ассинкритовиче Ломачевском иждивением вдовы Марии Львовны Ивановой в память покойного супруга ее Сергея Михайловича Иванова, усердием священника Михаила Федоровича Руднянского на многая лета всем гражданам г. Оренбурга».

Колокол имел рельефы, изображавшие лики херувимов, Спасителя, Божией Матери (Казанской иконы), преп. Макария египетского, Александра Невского, кн. Владимира, преп. Сергия Радонежского, Марии Магдалины и княгини Елены. На звонницу колокола подняты 4 декабря и закреплены на особых стальных контрфорсах. Подъем «сделан» без машин, усилиями рук верующих людей, которых набралось к собору тысячи, несмотря на мороз.

Казанский кафедральный собор

Вот как описывал в 1915 году этот собор П. в своем «Путеводителе по г. Оренбургу».

«Собор устроен по проекту архитектора-художника Ященко в византийском стиле, наподобие храма св. Софии в Константинополе с выдающимся посредине обширным куполом, который с трех сторон облегают три полукупола, а между ними красиво возвышаются четыре колокольни. Высоко поднимаясь над городом, собор как бы царит над ним…

Внутри собор художественно расписан живописью и орнаментами наподобие собора св. Марка в Венеции. При обилии дневного света, льющегося со всех сторон из больших окон, а также при освещении собора вечером электричеством внутренность его имеет необычайно красивый и величественный вид. Кроме главного алтаря, в соборе устроено два придела: во имя Святителя Николая Мирликийскаго чудотворца и преп. Сергия Радонежскаго.

Из священных предметов, находящихся в соборе, можно указать на местно- чтимую икону Табынской (Казанской) Богоматери, точную копию с таковой же чудотворной, находящейся в Табынске (село) Стерлитамакского уезда Уфимской губернии. Икона эта помещается под балдахином у левого клироса; затем обращают на себя внимание иконы изящной работы художника Вл. Маковского в главном иконостасе и большая картина «Явление Богоматери преподобному Сергию», помещенная на одном из пилястров собора. Перед иконой святителя Николая чудотворца висит серебропозлащенная лампада, дар благополучно ныне царствующего Императора Николая Александровича, данный Им во время посещения Оренбурга в 1891 году по возвращении из путешествия по Китаю и Японии. В соборной ризнице, между прочим, хранится старинное Евангелие, весом около 2 пудов, неупотребляемое при богослужении.

На соборной звоннице висит до пятнадцати колоколов, за некоторыми исключениями, подобранных под общий тон. Главный колокол весом в 723 пуда 32 фунта (11,6 т), второй в 302 пуда 33 фунта (4,846 т). В подвальном помещении собора находилась гробница-памятник над могилой почившего в 1896 году Оренбургского Архипастыря Николая (Адоратского) с деревянным изящной работы крестом, устроенным на средства воспитанников Оренбургской Духовной семинарии и воспитанниц Епархиального училища».

Телефонограмма от 17 мая 1932 года о взрыве Казанского собор в Оренбурге. 

Телефонограмма от 17 мая 1932 года о взрыве Казанского собор в Оренбурге. 

Невозможно представить Оренбург, в прежние годы, без силуэта Казанского кафедрального собора. Говорят, что таких храмов в России было всего четыре. Следовательно, Казанский кафедральный был одной из этих четырех святынь, возведенный на деньги, жертвованные населением всей России. Но судьба (если только случившееся с ним подпадает под понятие «судьба» ) уготовила ему короткую жизнь, закончившуюся трагично — его взорвали! УНИЧТОЖИЛИ!

Казанский кафедральный собор Оренбурга

Первый взрыв прозвучал в четыре часа утра 19 мая 1932 года На века построенный на народные деньги он два года не поддавался дьявольской силе динамита Окончательный снос собора был завершен в 1936 году. Есть две версии (легенды) почему это произошло.

  1. Уничтожение храма было произведено по приказу Оренбургского губкома . Эта версия недостоверна и легко опровергается тем, что с 1929 года и по декабрь 1934 года существовать перестала, она вошла в Приволжский край. Следовательно, если и были такие указания, исходить они могли только из Самары. Таких документов краеведами обнаружено не было.
  2. Более убедительно выглядела вторая легенда: в конце 1930 — начале 1931 года где-то «в высоких кругах» обсуждался вопрос об уничтожении ряда культовых зданий, в том числе и наших. Но «верхам» было доказано, что Казанский кафедральный собор является одной из жемчужин мирового зодчества. После этого в Оренбургский горисполком было послано указание воздержаться от уничтожения храма. Был слух, что такое письмо в Оренбург пришло, но… наступила пора отпусков, его куда-то засунули и о нем просто забыли. Версия правдоподобна, особенно если вспомнить нашу «русскую аккуратность». О письме вспомнили только тогда, когда приступили к уничтожению храма. Так ли это? Такой документ не найден, следовательно, доказательств нет.

Разрушенный Казанский кафедральный собор Оренбурга

Есть мнение, что когда до священнослужителей дошел слух, что готовится уничтожение собора, наиболее ценные вещи и реликвии ими были перенесены в когда-то тайно выкопанные подземные ходы и там замурованы до лучших времен. Сообщались даже предполагаемые места выхода из тайников. Но до сих пор их не обнаружили то ли потому, что не искали, то ли потому, что найти не смогли, то ли потому, что их нет! И тем не менее слух есть, он живет и бередит умы многих.

В настоящее время на месте взорванного Казанского кафедрального собора находится парк возле Дома Советов.

В настоящее время на месте взорванного Казанского кафедрального собора находится парк возле Дома Советов.

В парке, уже после перестройки, был установлен в 2000 году Поклонный крест и Памятный камень, на котором увековечена история этого места. В памяти оренбуржцев он навсегда останется красивым и умиротворяющим местом.

Существует ли возможность восстановления оренбургского собора, покажет время. А пока жители области могут получить представление о том, как выглядел собор. И для этого даже не нужно ехать в столицу донских казаков. Достаточно проехать всего несколько десятков километров от города. Ведь Свято-Троицкий собор в Саракташской обители — уменьшенная в полтора раза копия взорванного Казанского собора. И на самом большом его колоколе вьется памятной ленточкой надпись:

«В память о разрушении в лихие годы 1932-36 кафедрального собора в честь Казанской иконы Божьей матери…»

При создании материала использовался текст: Десятков Г.М. «Казанский кафедральный» («Легенды старого Оренбурга»)

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Извещать о: