Легенды Бердской слободы: О чем поет Сакмара



Река СакмараНа берегу Сакмары, неширокой, но надо признать, довольно живописной реки, есть домик. маленький, полуразвалившийся, с почти запущенным двором. На первый взгляд, кажется, он необитаем. Трудно предположить, что в этом старом-престаром жилище, затерянном в мощных стволах лесных деревьев, есть жизнь. И все же живет там одна из старейших обитательниц Берд. Живет прямо возле реки, но на возвышении, поэтому весной поднявшаяся вода не может достигнуть ее небольшого хозяйства. В старом огородике старушка, несмотря на возраст выращивает овощи: капусту, огурцы и продает их. Так и живет, очень редко покидая свой домишко.

Однажды мне довелось ночевать у нее. Было уже поздно, за окном — летняя бердинская ночь. Мы сидели со старушкой за столом. Она перебирала горох морщинистыми руками и что-то рассказывала.

Я не слышала ее, я вслушивалась в грохот летнего дождя, который барабанил по крыше, в удары грома. И шумела, ударяясь в крутые берега, и заглушая даже гром. А через шум Сакмары, вроде бы, прослушивалось пение. Высокий, красивый голос и волшебная мелодия… Правда, слов нельзя было разобрать.

Сначала я думала, что мне это кажется, потом спросила:

— Слышите?

— Конечно слышу, ответила она, даже не удивившись. — Да ты не пугайся только.

— Я не боюсь, но что это такое?

И старая мудрая женщина рассказала мне историю, похожую на сказку. Да, собственно, это и есть сказка, легенда Берд.

Очень — очень давно в Берде жила девушка. Звали ее…, впрочем, все ее называли по-разному: кто Мария, кто — Маша, кто- Машенька, кто — Марьюшка. Всего ей тогда было семнадцать лет. Хрупкая, милая, воистину русская, та самая русская девушка-символ с огромными и ясными синими глазами и золотой косой, достигающей земли. Все здесь любили ее. Жила Марья бедно, в домике, еще более убогом,  чем дом моей рассказчицы. Жила ведь не одна, а со своей больной старой матерью.

Читайте также:  Это касается интересов Оренбурга…

Поэтому ей было трудно прокормиться. Одно спасало — цветы. Марьюшка выращивала цветы во дворике. Целыми днями она возилась с ними, поливала их, даже разговаривала с ними, как с живыми. Бывало, посмотришь через ветхий заборчик во двор — и душа радуется. Словно целый лес вырос перед домиком, чудесный и ароматный: из роз, ромашек, фиалок и еще множества разных цветов…

Люди охотно покупали у Марьи цветы. Они были рады помочь этой славной девушке. И, все-таки, была у Марьи одна особенность. Когда ей было грустно, она уходила к реке, к той самой Сакмаре, садилась на высокий обрыв, глядела печально на воду, и плакала…

Вот однажды вихрем пронеслась по Бердам разукрашенная, запряженная двумя вороными, повозка. Бердинцы, прекрасно знавшие друг-друга, с недоумением смотрели на злую красавицу, выходящую из повозки. Это была дочь губернатора. Весь знал до чего же она строптива и упряма.

— Где, закричала губернаторская дочка, — та девка, что цветами торгует? Дошел до меня слух, будто прекрасней ее и нет никого!

— Это верно, — подтвердила какая-то бабка, — никого.

Какое же зло охватило тут барышню! Затопала она ногами, и прямо-таки зашипела от ненависти, да от зависти:

— И где же эта торговка живет?!

Ей указали где, и она отправилась туда. Ох, как хотелось ей погубить свою соперницу, она и слышать не хотела о том, что кто-то красивей ее.

Но Марьюшки в ту пору не было дома. Лежала в доме только ее больная мать, да и та не могла подняться.

Злая девушка посмотрела прямо через ограду во двор, и увидев там прелестные цветы неслыханно обрадовалась. Распахнула она ворота настежь и впустила во двор своих вороных. От тесноты кони ржали, метались и затоптали все цветы Марьи. Девица же скривив губы, усмехнулась:

Читайте также:  Вечерний Оренбург: Бердская слобода: взгляд сквозь годы

— Пусть пропадет она пропадом, окаянная! — и уехала.

Мария, вернувшись домой, обнаружила, что все цветы погибли. Пошла она на Сакмару, села на берегу и заплакала:

— За что, — рыдала она, — за что мне это, реченька?

Она обеднела еще сильнее. И мать ее умерла. Но соседи, сердобольные люди, приютили девушку. Поняли, что уничтожено самое дорогое ее сердцу.

Однако, то ли так Бог велел, то ли еще что, но заболела губернаторская дочка оспой. Выпали у нее волосы, и лицо изуродовалось. Приехала она,такая страшная,снова в Берды и снова встретила там Марьюшку, которая несмотря на горе, еще больше похорошела. Обезумела от ярости барышня, вынула из кармана ножницы и — чик! — отхватила у девушки косу.

— Вот, — крикнула она, — у меня нет косы, пусть и у тебя не будет! — и бросила отрезанную косу в лицо Марье.

Та вскрикнула (девушка без косы считалась в ту пору опозоренной). Убежала на берег реки.

Злючка, довольная, только хотела было сесть и умчаться, как вступился бердинец один:

— Что вы думаете? — сказал он.- Она была и будет красивее вас и добрее.

«Так ладно», — подумала барышня и потихонечку ушла за Марьюшкой. Пришла на Сакмару, смотрит, а на обрыве, высоко над водой, сидит Марьюшка и слезинки в воду роняет.

Подкралась злодейка сзади:

— Пусть ты красивей меня, а я уродлива. Но не увидит больше света твое красивое лицо, как не увижу твоего лица я» — и столкнула девушку в воду.

Марья даже ни обернулась, ни вскрикнуть не успела — утонула сердечная…

Но с той поры душа Марьюшки по ночам ходит по берегу и поет. Скучает по родным местам. Поет о людской несправедливости, жалуется на свою судьбу — убиенная из-за собственной красоты и наивности.

Читайте также:  Место становища крамольников - под огороды

Так пусть всегда с этим словом Сакмара — будет связано, что-то до боли печальное и прекрасное…

Мялова Ольга

Выражаем благодарность Гусевой Ольге Ивановне  за предоставленные материалы.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Советуем почитать:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий