Празднование Масленицы: от светских балов до кулачных боев



Свидетельства современников о праздновании Масленицы на оренбургской земле до революционных событий 1917 года чрезвычайно любопытны…

Петр Николаевич Грузинский "Масленица" 1889 г.

Петр Николаевич Грузинский «» 1889 г.

Задолго до Масленицы дореволюционные оренбургские периодические издания начинали пестреть различными объявлениями: «Для катанья в наступившую Масленицу можно получать лошадей тройками в приличных санях за сходную цену…» Публиковался «Масленичный репертуар дневных и вечерних спектаклей» городского театра, а затем и кинематографов.

Приглашая оренбуржцев в концертный зал «Декаданс», газета «Оренбургская жизнь» напечатала: «В продолжение масленичной недели труппою А.М. Анисимова будет поставлена «Встреча и проводы веселой широкой русской Масленицы» — большая оригинальная сцена из русской боярской жизни со старинными масленичными обрядами, играми, пением, пляской и хороводами. Музыка из весенней сказки «Снегурочка» П. Чайковского. Начало в 10 часов вечера. Ежедневно блины».

В ожидании праздника корреспондент «Оренбургского листка» в 1887 году написал: «Широкая Масленица наступает при хорошей погоде. Блины и катанье после блинов будут поэтому неразлучны». А через неделю добавил: «И веселая же у нас была Масленица! Театры, балы, вечера, маскарады — все полно было зараз, а на улицах нельзя было без опаски ходить по необычайному множеству катающихся в экипажах, санях, даже на дровнях и особенно верхом. Так и видно, что город близок к киргизской степи и богат лошадьми».

Другой автор «Оренбургского листка» не ограничиваясь сухой констатацией фактов сообщил: «Громадные толпы подгулявших парней из мещан, рабочих-переселенцев делали улицы непроходимыми и не только ночью, но даже днем, особенно в новой слободке, где сосредоточены всевозможные увеселительные заведения. Каждый день на Масленице эти бродячие толпы буянов устраивают между собою кулачные бои. Пускаются в ход при этом не только кулаки, но иногда и палки. Бой продолжается до тех пор пока обе стороны совершенно не утомятся. Да, безобразен широкий русский масленичный разгул».

А вот в 1908 году местный журналист информировал читателей «Оренбургской газеты»: «Нынешняя масленичная неделя прошла без особых хлопот и для врачей больниц и для полиции. Статистика побоев, увечий, ножовщины дала самые незначительные цифры, тогда как в былые годы больницы переполнялись и побитыми, и поколотыми обывателями слободок. Главной причиной в этом относительном спокойствии является, конечно, недостаток у массы населения денег — двухлетняя подряд голодовка, вздорожание припасов, холодная зима и, следовательно, усиленный спрос на топливо не дали обывателю развернуться вовсю и спраздновать Масленицу вплоть до кровопролития».

Традиционно в дни Масленицы проходило «взятие снежных городков» казаками Оренбургской станицы (т.е. Форштадта).

Взятие снежного городка в Оренбургской станице на масленицу 3 февраля 1896 года

Взятие снежного городка в Оренбургской станице на масленицу 3 февраля 1896 года

Репортаж об этом зимой 1897 года опубликован в «Оренбургских губернских ведомостях»: «Несмотря на то, что начало взятия городков было назначено не ранее трех часов пополудни, площадь между городом и Форштадтом уже с 10-11 часов утра стала постепенно наполняться народом. Более нетерпеливые толпились около снежного редута, среди которого высились «городки», украшенные флагами. Такие же флаги развевались на небольших снежных башенках, расположенных по углам этой импровизированной крепости. К часу дня весь вал, отделяющий город от станицы, и площадь были покрыты народом. Для избранной публики было устроено особое возвышение перед городками, где были расставлены стулья.

Наконец, сигнал был подан… Первые пошли в атаку старослужащие казаки, развернутым фронтом. В расстояние 500 шагов был подан сигнал «рысью», а потом «в карьер». Атакующие с гиком подскакали к городку и несмотря на снежную картечь, которой усердно обдавали атакующих защитники городка, — храбро полезли на городок. Все заволновались. В густой толпе народа то и дело слышались одобрения смельчакам, возгласы удивления и непритворного сожаления, если кто добираясь до верху срывался с почти вертикальной высоты и кубарем летел вниз. Но вот какой-то счастливец быстро взобрался наверх и схватил флаг. Он весь в снегу, но ему не до него! Он раскланивается на все стороны и приплясывает казачка. Между тем другие, не видя победителя, стараются достичь цели первыми. Вскоре до верхушки добирается человек 6-7 казаков и немного отдохнув, спускаются по веревке вниз.

В том же порядке брали городок и казаки приготовительного разряда, той же Оренбургской станицы в числе 40 человек.

За казаками настала очередь и для казачат. Вся эта мелюзга на доморощенных отцовских лошадях выстроилась также развернутым фронтом против своего «городка», немного разве меньше по высоте первого и с места, по сигналу «карьер», помчались с гиком на городок. Казачат также встретили градом снежной картечи, но маленькие храбрецы легко и быстро стали карабкаться на городок и вскоре флаг был снят».

Согласно свидетельству современника, после джигитовки происходила раздача призов: взрослые казаки получали шинели, платки с изображением сборки и разборки винтовки, подушки для седла, уздечки, папахи, нагайки, портупеи, гимнастические рубахи. Казачатам вручали сапоги, форменные серые рубахи, красные флаги, военные платки. Затем казаки награждались чаркой водки, а казачата с флагом, взятым в бою, отправлялись по домам, распевая казачьи песни.

Описание взятия Оренбургскими казаками снежного городка в Гатчине сохранили страницы петербургских периодических изданий за 1908 г. Познакомимся с ним и мы: «В присутствии Их Императорских Высочеств Великого Князя Михаила Александровича и Великой Княгини Ольги Александровны состоялись взятие снежного городка и джигитовка казаков 2-й Оренбургской сотни лейб-гвардейского сводного казачьего полка. Ко времени прибытия Августейших особ сотня оренбуржцев разделилась на две части: 70 человек, назначенных для нападения на городок, в конном строю были спрятаны в соседнем лесу в полутора верстах от военного поля, а часть казаков в числе 20 человек для защиты городка расположилась в башнях и по валу с винтовками. По занятии Августейшими Особами мест в ложе, раздался сигнал к началу наступления. Лихо понеслись из лесу наступающие казаки и рассыпавшись лавой повели атаку на городок. Когда конные казаки перепрыгивали через вал, пешие, схватив лопаты, засыпали их снегом, всячески препятствуя взятию городка. Тем не менее, конные, перескочив через барьер и побросав коней, устремились на стены, карабкаясь по совершенно отвесной обледеневшей поверхности.

Городок был взят и первые трое вскочивших в него получили серебряные и металлические часы и серебряную чарку. При взятии городка вся сотня производила джигитовку. Великий Князь вручил лучшему джигиту часы, украшенные вензелевым изображением инициалов Его Высочества под великокняжеской короной и портретом Его Высочества внутри часов. После раздачи призов Их Высочества обходили казаков в строю, удостоив милостивых расспросов как офицеров, так и некоторых из нижних чинов и, поблагодарив за блестящую джигитовку и взятие городка, отбыли при громовых перекатах «ура» с военного поля».

В дореволюционном на Масленицу проводилось немало различных благотворительных мероприятий. Один из местных жителей в 1887 году заметил: «Ситцевый вечер», даваемый сегодня в общественном собрании (прим. ныне Дом учителя) с благотворительной целью, составляет новинку, о которой давно говорят. С явившихся в шерстяных, шелковых или бархатных платьях дам будут взыскивать штраф (1,3 и 5 р.). Полагаем, что ситцу будет немного и именно потому, что он не дает случая поблаготворительствовать в виде штрафа».

Иных сведений об этом бале обнаружить не удалось. Но через несколько лет наш земляк, делясь впечатлениями об очередном «ситцевом» бале, с горечью писал: «Публики на «ситцевом» балу было немного и дамы большею частью были в бальных, но, кажется, вовсе не в ситцевых платьях. О штрафе, который был назначен в пользу бедных г. Оренбурга с тех дам, которые явились на бал в шерстяных и бархатных туалетах — не было и помину, а потому на долю наших бедняков доход с этого вечера оказался крайне микроскопической величиною.

Замечательный народ эти бедные! В пользу их танцуют, пьют шампанское, устраиваются спектакли и дают концерты, а между тем они все-таки остаются по-прежнему бедняками…»

Далее цитируется стихотворение неизвестного поэта как раз о «ситцевом» бале:

«Ситец, ластик и кретон,-
Вообще бумага…
Облачится в них бонтон,
Чая бедным блага.
Милых дам нарядный рой,
С ними кавалеры
Филантропии игрой
Тешатся без меры.
Ах, оставьте, господа!
От веселых танцев
Не поправится нужда
Жалких оборванцев!

И все же проведение «ситцевыех» балов стало в Оренбуржье традиционным. Из отчета, опубликованного в начале 1897 года, следует, что таковой был устроен «в пользу общества взаимного вспомоществования учащим и учившим в начальных училищах Оренбургской губернии». Чистый сбор составил 300 рублей, из них 64 руб. — «штрафы за неситцевые платья» (насколько велика была сумма станет ясно учитывая то, что в конце прошлого столетия пуд говядины стоил около 1 р. 10 к.).

Позднее организацией ситцевых балов занимались члены правления оренбургского общества любителей художеств. В начале текущего столетия «» извещала: «В четверг на Масленице состоится «ситцевый» бал Оренбургского общества любителей художеств, причем за ситцевые, лучшие по своему изяществу костюмы будут выданы премии».

Ровно сто лет назад в феврале 1898 года жители степного края могли выбирать: «Костюмированный вечер оренбургского общества любителей художеств состоится 12 февраля (прим. 24 февраля по новому стилю) в залах Оренбургского общественного собрания. За лучшие костюмы будут розданы 14 премий (картины, писанные масляными красками в золотых рамах). Кроме того, на память о вечере костюмированным дамам будут предложены сюрпризы» — зазывала одна из газет. Тут же публиковалась другая заманчивая информация о вечерах в залах Коммерческого собрания: «Вторник, 10 февраля — семейный вечер. Четверг, 12 февраля — детский бал с выдачей сюрпризов. Пятница, 13 февраля — членский маскарад».

Один из оренбуржцев, побывавший сто лет назад на костюмированном вечере общества любителей художеств, записал: «Зала собрания была убрана в стиле Рококо: все стены были увешаны панно, разрисованными всевозможными сценами аллегорического содержания, бабочками, птицами, а пилястры, обтянутые ярко-желтою материей, были расписаны черными силуэтами с разрисованными красками маркизами. Убранство залы дополняли 8 гирлянд из хвои с искусственными цветами и зеленью, расположенные очень эффектно от вершины люстр к стенным пилястрам, и гирлянды по стенам, соединяющие пилястры между собой. Гостиная была убрана декоративною зеленью, среди которой при соответствующем освещении были расставлены гипсы, принадлежащие обществу любителей: Гермес, Вакханка и другие бюсты, маски Славы и Демосфена, проглядывая сквозь листву растений, ласкали взор и производили весьма приятное впечатление новизной мотивов украшений».

Надеюсь, уважаемый читатель, Вы уже представили, как выглядели залы теперешнего Дома работников просвещения, — тогда продолжим чтение записок вековой давности: «Посетившая вечер супруга губернатора Е.М. Ершова была встречена председателем общества любителей художеств И.Н. Соколовским, поднесшим Е.М. букет живых цветов, перевитый белой лентой, на концах которой было обозначено: «12 февраля. Костюмированный вечер оренбургского общества любителей художеств», а на другом нарисована золотая палитра с красками и кистями… Веера, разрисованные акварелью в количестве до 85 были предложены всем костюмированным дамам. Во все время вечера шла очень бойко продажа с благотворительной целью в пользу учителей и учительниц народных школ чаем, фруктами, цветами и шампанским. К 1 часу ночи члены общества любителей стали разбирать билетики с надписями о присуждении призов. По присуждению публики призы получили следующие костюмы: «Цыганка», «Степь», «Мак», «Спорт», «Диана», «Тореадор», «Кармен». По присуждению общества любителей художеств: «Гений искусства», «Степь», «Диана», «Художественный вечер», «Волшебница», «Рыбачка», «Лунная ночь», «Дедушка мороз», «Ласточка», «Минерва». Оживленные танцы нарядной публики продолжались до 4-х часов утра».

В заключение наш любезный информатор констатировал: «Как хорошо делают художники, держась одного и того же для своего бала — четверга на Масляной. День этот раз установленный, публика будет ждать, к этому дню будут готовиться костюмы и день станет традиционным».

Возвращаясь в день сегодняшний, хочу надеяться, что лучшие обычаи празднования Масленицы возродятся на российской земле.

Татьяна , завотделом информации облгосархива

Источник: Вечерний № 8 от 18 февраля 1998 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Советуем почитать:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий