Мистические Берды



В детстве я безумно любил слушать различные страшные истории о колдунах и колдовках, так на Бердах называли ведьм, которые мне рассказывала бабушка. Я с замиранием сердца слушал очередную страшилку, мысленно представляя себе место, где это произошло… Истории были необычными, и поверить в них было трудно, но бабушка говорила, что это сущая правда, и все это происходило на Бердах.

В детстве я безумно любил слушать различные страшные истории о колдунах, ведьмах (колдовках) и оборотнях, которые мне рассказывала бабушка. Я с замиранием сердца слушал очередную страшилку, мысленно представляя себе место, где это произошло...

Собирая материалы о Бердах, я неоднократно сталкивался с подобными рассказами. Некоторые истории связаны с различными легендами и имеют под собой исторические корни. Так, образ невесты Пугачева, дворянки Елизаветы Харловой, по прошествии столетий трансформировался в образ немой ведьмы. У нее действительно была трагическая судьба, но ее не сожгли, как в легенде, а расстреляли пугачевцы.

Еще одна легенда, также связанная с Пугачевым, повествует о том, что каждое полнолуние из дома, где раньше стоял дом Ситникова, известный нам по «Золотым палатам», появляются две фигуры: Пугачева и Хлопуши и ведут свое призрачное войско на штурм Оренбурга, во главе защитников которого стоит призрак Рейнсдорпа. И сходятся эти две армии в смертельной битве. С грохотом рвутся ядра, воздух содрогается от криков умирающих солдат-призраков и ржания падающих коней. Но как ни старается , не удается ему захватить город.

Бердяши были суеверными и пытались все толковать доступными способами. Так, в воспоминаниях казачки Бунтовой, разговаривавшей с А.С. Пушкиным осенью 1833 года, опубликованных в «Трудах Оренбургской ученой комиссии» описывается, какой переполох вызвали разговоры с поэтом:

«Только он со двора, бабы все так на меня и накинулись. Кто говорит, что его подослали, что меня в тюрьму посадят за мою болтовню, кто говорит: «Антихрист! Видела ногти-то у него какие. Да и в писании сказано, что антихрист будет любить старух, заставлять их петь и деньгами станет дарить». Слегла я со страху, велела телегу заложить, везти меня в к начальству. Так и говорю: «Смилуйтесь, защитите, коли и чего наплела на свою голову; захворала я с думы». Те смеются. «Не бойся, — говорят, — это ему сам государь позволил о Пугачеве расспрашивать». Ну уж я и успокоилась, никого не стала слушать». 

Но это и суеверия. Мы же поговорим мистике, которая была или есть в современных Бердах, о различных суевериях, сглазах, колдунах, колдовках и ведьмах, или  как их раньше называли в Оренбуржье «вещицами».

Вещица (ударение на первый слог) — ведьма. «Само слово ведьма не употребляется, а заменяется словом вещица». Кривощёк. №2. 1913. С. 43.// Оренбургский областной словарь. – Б.А. Моисеев

Начнем наше повествование с людей, обладающих сверхъестественными возможностями. Первые два рассказа дают объяснение, как люди получали подобные навыки. Естественно, по этическим соображениям имена и фамилии персонажей и указания мест из нашего рассказа были удалены.

Ученик колдуна. «Было какое-то застолье, на котором среди казаков сидел молодой парнишка. Все знали, что он учился у колдуна. В хмельной беседе, кто-то у него поинтересовался, действительно ли он учится у колдуна, на что паренек ответил утвердительно.

Далее, его стали просить, чтобы он показал что-нибудь из своих умений:

— Что ты можешь? Можешь, чтобы бабы голыми бегали?

Он опять утвердительно кивнул и напустил не то какой-то морок, не то еще что, из-за которого в доме со всех сторон полилась вода, да так быстро, что ее уровень на глазах стал подниматься, что все бабы вскочили на лавки и задрали подолы. А нижнего белья тогда не носили…

— Вот, пожалуйста…

Казаки не унимаются и просят его показать другие навыки… В тот момент у них закончилась выпивка. Парнишка со всего размаху воткнул в стену нож, и под него подставил ведро, в которое с ножа стало литься хлебное вино. Когда набралось полное ведро спиртного, парнишка посылает своих сотрапезников в ближайшую лавку, чтобы они там купили выпивку. Пришли казаки к лавочнику, а у него все бутылки стоят пустые, хотя и  запечатанные…

Прошло время, этот парнишка закончил обучение у колдуна. Колдун решил устроить ему последнее испытание: «Иди к Сакмаре по такой-то дороге, будет тебе на встречу прыгать большая лягушка с открытым ртом, ты ее не пугайся и прыгай туда. Если прыгнешь, то пройдешь испытание».

Пошел парнишка к реке. Обычно в это время по тропе много людей ходят, а тут никого. И видит, действительно по дороге, ему на встречу прыгает огромная лягушка с выпученными глазами, и рот открывает. Заробел парнишка, сошел с дороги. Лягушка попрыгала дальше. Парнишка повернулся ей вслед, а ее уже нет. И все, чему он учился, напрочь, вылетело у него из головы. Он все забыл».

Татаренок. «В одном доме умирала бабка-колдовка. Тяжело умирала. По поверью, чтобы умереть, нужно было, чтобы она кому-то передала свои знания. А для этого ей нужно было кого-нибудь взять за руку. Все это знали, и никто ей руку не давал.

Можно было ей помочь и другим способом, поднять на доме конек. Но почему этого не сделали — не понятно.

В это время в доме батрачил татаренок. Шустрый парнишка, у которого все в руках горело. Он подошел к бабке, она ему и говорит: «Сыночек, дай водички попить». Парнишка, не чувствуя подвоха, налил ей чашку воды. Лишь только поднес он ей чашку, она сразу схватила его за руку… и умерла.

А ночью этот парнишка пропал. Сколько его не искали – нигде его найти не смогли».

Марина Власова, составитель «Энциклопедии русских суеверий» (СПб.: Издательский дом «Азбука-Классика», 2008. — 624 с.), ссылаясь на работу Феноменова М. Я. «Современная деревня. Опыт краеведческого обследования одной деревни» объясняет, как можно стать колдуном:

«Стать колдуном (если чародейские способности не даны от природы) можно было разными способами: обучившись у другого колдуна, непосредственно обратившись к нечистой силе или даже случайно (например, нечаянно получив в наследство помощников-чертей или купив их). По поверьям, не передавший кому-нибудь колдовских умений человек был обречен на мучительную смерть и поэтому всеми силами стремился «наделить колдовством» своих родственников и знакомых (даже против их желания)».

Это же подтверждают рассмотренные примеры. По ним, колдуном или колдовкой можно было стать двумя способами: либо пойти в ученики, либо подать руку умирающему колдуну/колдовке.

Считалось, что через руку они мгновенно передают всю информацию и умирают. Но этот способ передачи, в основном, работал по незнанию человека, получающего информацию. Люди, хорошо знающие умирающего, предпочитали общаться с ним дистанционно. Не имея способа передачи знаний, умирающий колдун испытывал муки, от которых его можно было избавить, если у дома «поднимали конек».

«А когда эта бабка умирала, она долго мучилась, никто не хотел к ней подходить. Ей конек поднимали».

Марина Власова, ссылаясь на работу Иосафа Игнатьевича Железнова (1824–1863) «Уральцы. Очерки быта уральских казаков» дает этому объяснение:

«Ведьмы, как и колдуны, умирают, по поверьям, очень тяжело, особенно если не успеют передать своих колдовских знаний или помощников-чертей <…>.

Пытаясь облегчить кончину подозреваемых в ведовстве, поднимали конек (князек) у избы, матицу (прим. Бердской слободы: матица — потолочная балка или бревно, являющаяся перекрытием и основой для крыши и стропильной системы), разбирали потолок, объясняя этот обычай по-разному. На Урале считали, что когда колдун умирает, «в это время окружает его целый сонм чертей; они заграждают дорогу ангелу; а душу из тела — так в Святом Писании сказано, — душу из тела, окромя Ангела Господня, никакой черт не смеет вынуть. После уже, как ангел-то вынет душу, черти-то и отобьют ее, есть-когда она грешная, а кольми паче еретицкая, отобьют, подцепят на багры да и поколябят во тьму кромешную. Вот для этого-то самого дела и поднимают у избы конек, чтобы дать ангелу место пробраться в избу» (Железнов, 1910).

Согласно некоторым крестьянским рассказам, смерть ведьмы или ее погребение могут сопровождать стихийные бедствия. В повествовании, бытовавшем на реке , кончина ведьмы вызывает пожар, от которого сгорает весь город».

Федор Стариков в «Историко-статистическом очерке Оренбургского казачьего войска», изданном в 1891 году писал:

«Колдун, по их понятиям, по смерти может вставать из могилы и мстить тому, на кого в жизни имел неудовольствие; избавиться же от преследования колдуна можно только тем, если по смерти его подрезать ему пятку или вбить в могилу осиновый кол».

Много историй было связано с людьми, которые могли наводить порчу или лечить от сглаза (прим. этим занимались «отворотники»), знахарями.

У Федора Старикова мы находим способы и заговоры, которыми лечились оренбургские казаки:

«<…>казаки верят: в приметы, в домовых, леших, вещиц или ведьм, колдунов, в порчу людей, в дурной глаз и т.п. <…>

При внутренних болезнях казаки прямо жалуются на колдунов, от которых они будто бы страдают. Для излечения этих болезней обращаются к знахарям и знахаркам, которые для пользования больных, употребляют или простое нашептывание, или некоторые известные целительные средства. Нашептывание производится знахарями, или над самим больным, или над водою и хлебом; первую дают больному обыкновенно пить или вспрыскивают ею больного, а второй дают больному есть на заре. Из целительных средств употребляют разного рода растительные вещества, как-то: отвары ромашки, зверобоя, богородской травы, шалфея, репейного корня, девясила и др., также нашатырь, камфору, синий купорос, мышьяк, сулему и т.п.

От лихорадки и дурного глаза употребляют заговоры. Так, например, от первой: «встану я, раб Божий, благославясь, умоюсь, перекрестясь, пойду я из дверей в двери, из ворот в ворота, в восточную сторону к море-океану: по край того моря стоит дуб зеленый, под дубом сидят четыре святых: Кирило и Урило, Михаил и Самуил, — святые отцы накажите дщерей Царя Ирода, 12-ть дев простоволосых с длинными косами, с растрепанными волосами, чтобы они в мир не ходили, раба (имя) не знобили и огнем не палили, костей не ломили и тело не роняли: гой еси, святые отцы, Кирила и Урила, Михаил и Самуил, помилуйте нас от ныне и до века. Аминь, аминь». От одной и той же болезни употребляют много других заговоров.

Противодействующим средством от лихорадки считают: медвежье сало, как наружное лекарство и чеснок, как внутреннее.

Если у кого болит голова или спина, то приписывают это особенной болезни «чемир», вследствие чего отыскивают на голове припухлое мягкое место, отделают на нем клок волос, берут его в зубы и дергают так сильно, «чтобы щелкнуло»; для уничтожения чемира на спине, предварительно его разминают, потом оттягивают кожу и сильно тянут. От собачьей старости употребляют припек, для чего обыкновенно раскатывают из пресного теста толстую кору, защипывают в нее ребенка, оставляя небольшое отверстие для дыхания и сажают на лопате в печь.

При этом одна женщина спрашивает: «что припекаешь»? — «Собачью старость» — отвечает другая. — «Припекай ее, чтобы век не было», — повторяя три раза. Или берут ребенка в баню со щенком соответствующего пола и парят их вместе, с приговором: «собака, собака возьми мою старость» — до трех раз. Если младенец не спокоен и кричит по ночам, то выносят ребенка в подоле своего платья в полночь на двор к среднему воротному столбу и, качая его, приговаривают: «Господи, Иисусе Христе, помилуй ребенка (такого-то), воротный скрип, возьми у ребенка рев и крик» — повторяя до трех раз».

Вот одна из историй, рассказанная моей бабушкой, о событиях, которые произошли в моей семье:

«Дед попросил внука, одного из моих братьев, принести ковшик воды. Внук принес ковшик. Выпив воду, дед легонько шлепнул пустым ковшиком по попе мальчишку. Мальчишка сильно испугался и после этого случая стал сильно заикаться. Причем заикание на него находило приступами. Чего только не делала мамака. Кому его только не показывали, но никто не мог его вылечить.

Как-то, мимо дома проходил сторонний человек (не бердяш), заметив у мальчика приступ, он спросил родителей, почему они не лечат сына. «Чего только мы не делали. Никто не смог помочь». Гость сказал, что может помочь и поинтересовался, не жалко ли хозяевам овцы. «Бери любую», — ответили они.

Пришлый человек приготовил кол, наточил топор и стал ждать, когда у мальчика начнется приступ. Как только болезнь проявился, он схватил ближайшую овцу и быстро отрубил ей ногу, после чего с силой стал вбивать в отрубленную ногу кол. Сделав это, он сказал хозяевам, что они должны зарезать покалеченную овцу. После этого болезнь мальчика прошла».

Некоторые истории о знахарях передавались из уст в уста, но были случаи, которые произошли именно с рассказчиками.

Спорынья (прим:. гриб, паразитирующий на злаковых)

«Был у нас знахарь с соседней улицы, он снимал спорынью. Это знаете, растет рожь или пшеница, и он приходил, и, как это называли, спорынью снимал. Растет рожь или пшеница, а зерна нет. Он все это называл «спорынья» – это как мне родители рассказывали. У него была папаха большая, я его хорошо помню. Вот он снимал спорынью. Но его не любили никто. Люди садют для своих… и пустое. Урожай хороший травой, а зерна нет. Тогда всех предупреждали: «Если он попадется, ты его предупреди, чтобы он это (прим. спорынью) не снимал»».

Были и те, кто своим глазом наводил на все порчу:

«Была у нас одна, она все сглаживала. Если она увидела нашего поросенка, выбегающего из сарая, тогда их не сажали во дворах. Все, поросенок издыхает. Цыплят видит – все, цыплята лежат. «Кто, говорит, приходил? – Это тетя …. – А зачем ты ее пускала?».

Она вот глазливая была, на глаз просто была: «Ой, какой красивый поросеночек» – и все. И детей ей никогда маленьких не доверяли, не показывали, пока маленько не подрастут. Глаз был очень нехороший».

Некоторые, обладающие нехорошим взглядом, могли принимать другой облик:

Черная собака. «На Бердах был дом, который все обходили стороной. Здесь жила колдовка, обладающая тяжелым взглядом, от которого пострадало много станичников: у кого корова переставала доиться, а кто-то после общения с ней тяжело заболевал. Но главное, как говорили, она могла превращаться в большую черную собаку…

И вот казакам все это надоело, и они решили вывести колдовку на чистую воду. Ночью несколько казаков тайком встали около ее дома на караул. И вот из ее дома вышла черная собака, хотя собак у колдовки сроду не было, да такая большая и страшная… Казаки поняли, что собака — это колдовка, и бросились на нее с оголенными шашками. Одному казаку удалось отрубить собаке лапу. Раздался громкий, нечеловечий крик, и собака пропала. Утром казаки пришли к колдовке, а она была на печи с рукой, завернутой в тряпки.

Все поняли, что это она ночью превращалась в собаку. Атаман приказал ей покинуть станицу. Колдовка ушла, но казак, который отрубил собаке лапу, вскоре погиб. Все говорили, что это было колдовкино проклятье».

Свинья. «Была у нас одна, которая свиньей обращалась. Вот, казаки говорят: «Мы, – говорят, – ее проучим». И, значит, по свинье-то как дали, по уху саблей, чтоб она не ходила пугать людей. Ну и все. Приходят, ну, соседка или там кто: «Ты чего, кума, на печку залезла? Чей-то ты завязалась-то?». А она завязала ухо – ей ухо-то поранили».

Колесо. «За казаками катилось колесо от телеги. Когда они останавливались, то колесо останавливалось вместе с ними. Шли дальше, и оно катилось. В итоге его казаки поймали, продели через втулку колеса ремень и застегнули его. И колесо превратилось в старуху, через которую был продернут застегнутый ремень…»

Сосед. «Поругались как-то два соседа, об одном из них по станице шла не очень хорошая молва. И вот у его соседа скотина стала сохнуть. Заходят в сарай к корове, а стоит она на рогах. Голова в пол, а ноги кверху. Корову на мясо зарезали, вскрыли – а у нее внутри вот такая головешка. Как ее в нее засунули?

Далее подобные события стали происходить с другим скотом. Сосед с сыновьями решили выяснить, что происходит, и ночью спрятались за стогом с сеном…

И видят – летит большой «огненный сноп». Они метнули в него вилы, раздался дикий крик, и сноп пропал. А наутро пошли по домам искать. Зашли к соседу. Спрашивают: «Где дед»? Им отвечают, что он на печке лежит, прихворал. Посмотрели, а он перевязан тряпками. Сняли тряпки, а под ними следы от вил…»

Аналогичные истории из других казачьих станиц легли в основу сказок.

Федор Стариков в своем сборнике отмечал, что подобные пакости могли делать ведьмы:

«Ведьмы, или вещицы, вынимают ребят у беременных женщин, жарят их, едят, а вместо ребенка кладут в живот женщины хлеб или голик с головешкой: женщина непременно должна известись».

Любой юный бердяш мог с уверенностью рассказать, что вихрь, крутящий пыль столбом, это не что иное, как нечистые «свадьбу крутят» или «кашу варят». Люди постарше были уверены, чтобы прекратить это действие, нужно бросить с молитвой в центр столба вилы или нож, и если на них (нем) появлялась кровь, то это служило явным признаком ранения колдуна или колдовки.

Бабушки часто ругали своих не в меру активных внуков, когда они болтали или качали ногами, положив ногу на ногу, за то, что они на ноге «качают беса». Если же кто-то смеялся за столом во время еды, считалось, что в это время «бес гадит в его тарелку».  А если не убрать постель, значит в ней весь день будут «глумиться бесы».

Собирая мистические истории Берд, я неоднократно слышал подобные истории, происходивших с рассказчиками.

«Иду я с хора, я в хоре на Нефтемаслозаводе участвовала. Иду маме сказать, что ночевать останусь у подружки, которая жила на краю Берд и что пойду оттуда сразу на работу.

Лунная ночь была. Иду, смотрю – выходит женщина, я ее помню хорошо. Выходит она вся в черном. Я говорю: «Господи, ночь – она выходит». И я, вот, значит, перехожу к соседнему дому, оглядываюсь, а ее уже нет. За мной бежит собака, огромная, «кх-кх-кх-кх», вот так хыкает как это было. Слышу человеческий воздух, только собакой. У нее был человеческий храп, не собачий. Собака бы лаяла…

Я думаю: «Боже ты мой, откуда она появилася сразу?». И вот меня спас перекресток. И собака пропала. А чего она хотела сделать? Ее сын хотел со мной дружить, а я не хотела этого, я знала, что мама говорила: «Она – колдовка». Все Берды знали. И я не хотела, и вот только меня спас вот этот перекресток.

А когда эта бабка умирала, она долго мучилась, никто не хотел к ней подходить. Ей конек поднимали».

Как видим, здесь рассказчицу спас перекресток. Перекрестки упоминаются и в других рассказах:

«Это мне мама рассказывала. Ходили, когда под базы садили (прим. сажали) огороды – тогда большие огороды были. Ну она полила там, моя бабушка, полила и все, идет домой с ведрами и я – с поля. Идет, и вот дерево, следом, дерево, ее даже ветками хлыщет. Она – бежать. И вот только ее спасло, опять, перекресток. «Дерево, вот-вот хлопает меня сзади этими, вот, ветками. Дерево».

«Плетнюшки были, мама рассказывала: «Вот плетня из стволов, и она катится, катится, – говорит, – это, на человека», но только вот перекрестки, они не могут перекресток перейти. У них закон, что ли такой, они не могут через перекресток перейти».

Подтверждением того, что перекресток является непреодолимым для оборотня в образе препятствием, является история, рассказанная моей бабушкой, произошедшая с ее родителями. Они тогда жили там, где находится современная улица Хлопуши, у церкви.

«Так вот, когда мои на телеге ехали у церкви, они увидели какую-то старуху, которая в мгновенье пропала. Куда, никто не знает. Была и нет. Шла, дошла до перекрестка и пропала».

Некоторые мистические истории связаны с гаданиями.

Шашка. «Одна девка стала гадать на суженого. Распустила волосы, поставила на стол зеркало, свечу и два столовых прибора. Под стол положила связанного петуха и произнесла. «Суженый, ряженый, приходи ко мне ужинать».

Через некоторое время открылась дверь, и в комнату вошел казак, снял шинель и сел за стол. Девка испугалась и ногой толкнула петуха. Петух закричал, и казак, схватив шинель, кинулся в дверь. Убегая, он забыл шашку. Ее девка спрятала в сундук.

Прошло время, этот казак женился на девке, и через некоторое время он залез в сундук и увидел спрятанную там шашку, схватил ее и зарубил свою жену. Из-за потери этой шашки у него на службе были очень большие проблемы, т.к. он не мог вспомнить, где ее забыл или потерял».

Суеверия. Наши предки были уверены, что ничего просто так не происходит, и что есть чреда закономерностей, которые могут иметь дурной результат. Например, когда умирал человек в доме закрывали зеркала. Считалось, что душа усопшего может испугаться своего отражения или забрать с собой живого человека, который будет смотреться в зеркало, в доме в котором есть покойник.

Были и другие суеверия, не связанные с потусторонним миром, которые могли притянуть беду или неудачу. Так, например, на деньги, полученные за проданную корову, нельзя было покупать лошадь. Считалось, что это будет никчемная лошадь. Моя бабушка рассказывала, что когда строили дом, дед захотел продать корову и на эти деньги купить лошадь, бабушка была категорически против. В итоге, дед все же купил лошадь, но от нее в хозяйстве не было никакого прока («никчемная лошадь»), поэтому ее решили продать. Но за нее выручили сущие копейки, которых с трудом хватило чтобы купить плохонькую матку (матицу) (прим. потолочную балку, служащую основой для крыши). Старожилы говорили: «нельзя продать корову и купить лошадь», а вот делать наоборот совсем не возбранялось.

Домовой. Старожилыбердяши были уверены, что в каждом доме обитают домовой, хранитель домашнего очага, которого было принято называть «батюшкой» или «хозяином«.

Федор Стариков в «Историко-статистическом очерке Оренбургского казачьего войска» писал:

«Хозяин дома, всевозможными средствами, старается расположить к себе домового, ибо от него зависит добро и зло; для этой цели выставляет ему пищу, в амбары или подпол. По убеждению народному не разведешь и скота».

В детстве, когда мне бабушка рассказывала историю о домовых, я, ребенок, живущий в многоэтажном доме, поинтересовался, «Как могут домовые жить в современных домах, если у них стены тонкие, и им же негде спрятаться»?

Бабушка мне объяснила, что домовой есть в каждом доме, независимо от того, новый он или старый. Он невидим, и у него в доме есть любимое место, где он и обитает. Так в старых домах он может прятаться под печкой или на печке, а в новых, современных ему подходят темные углы, антресоли или верх шкафов. Признаюсь, что мне после этих слов какое-то время было жутко ночевать в своей комнате, и я с замиранием сердца прислушивался к различным ночным шорохам…

Обнаружить наличие домового в доме очень легко. Если в доме не живут домашние животные, а ночью слышны мягкие шаги, похожие кошачьи, то это домовой проверяет свое домашнее хозяйство. Об этом же говорят и различные ночные звуки и шорохи.

Но не каждому человеку дано видеть домового, т.к. он старательно отводит взгляд человека. Его можно увидеть лишь мельком, краем взгляда, в виде кошки. Но домового видят домашние животные и дети. С последними он даже может играть, обернувшись кошкой или невысоким мохнатым человеком, обликом похожим на главу семейства. Малыши видят в домовом игрушку и с удовольствием играют с ним. Любит домовой играть и с кошками. Это можно заметить, если кошка начинает играть и гоняться за чемто невидимым, при этом она не выглядит напуганной.

Бердяши считали, что в новые дома, обычно, домовые приходят сами. Если семья переезжала, то она могла позвать домового, выполнив специальный ритуал. Глава дома становился в центре жилища с приготовленной обувью, например, тапком, и трижды произносил: «Домовойбатюшка, садись в сани, поедем с нами». Далее, чтобы переезд не мешал никому: добавлял «Мы пойдем одной дорогой, ты езжай другой». Если из дома переезжали только дети, то домового оставляли с родителями.

Традиционно, перед тем, как заселиться в новый дом, первой в жилище запускали кошку, т.к. считалось, что она быстро найдет общий язык с хозяином, и жилище будет надежно защищено. Если кошка по какойлибо причине не устраивала домового, он мог ее выгнать или погубить. В этом случае у домового просили подсказки. Он мог показать картинку масти животного, которое он хотел бы видеть в доме.

Но прийтись не ко двору могли не только кошки, но и крупные животные, за которыми, как считалось, домовой особенно ухаживает. В подтверждении этого Марина Власова  в «Энциклопедии русских суеверий» приводит поговорку, существующую на Урале:

«У нас говорят: «Лошадь не ко двору пришлась» — Это, батенька, значит: лошадка домовушке не полюбилась».

Каждый из нас перед дальней дорогой не задумываясь «присаживается на дорожку». Но мало кто знает, что эта примета также связана с домовым. «Присаживаясь на дорожку» хозяева дома как бы обманывают домового, делают вид что в последний момент передумали уезжать. А затем быстро покидают дом. У этой приметы есть и другое полезное значение: проверить документы, билеты, вспомнить выключен ли утюг, перекрыты ли газ и вода и т.д.

Похороны и покойники. Здесь тоже не обходится без мистики. Не раз доводилось слышать рассказы, так или иначе с ними связанные. Первый рассказ я услышал от старушек, которые отпевали усопших в конце 70-х годов, т.к. на Бердах не было храма, и пригласить священника было очень проблематично. Я мальчишкой упросил этих старушек разрешить мне почитать эти книги, написанные по-старославянски. Они тогда рассказали жуткую историю, от которой у меня до сих пор на голове волосы дыбом встают.

«У одной женщины, жившей по соседству, умер муж. Она очень убивалась нему и никак не хотела отпускать его от себя. И каждую ночь к ней приходил человек в черном… Когда эти старушки узнали об этом, они стали читать молитвы, и черный человек оставил этот дом. А женщина в итоге сошла с ума».

Вот еще одна история:

«Вот за заводом, за железной дорогой, были склады колхозные. Там еще до революции все эти амбары были. А у меня история была. Помирает племянник. Он в армии был, облучился. Я пришла, иду домой. Мама тама, бабушка, там сестра, тетя, все собрались. Плохо ему. Только выхожу. Че было – не знаю. Выхожу на половину дороги. Летит огненный шар с хвостом. И он летит с севера. И я не знаю, куда идти. Вот прям он летит, во двор залетел к ним и раскололся Все же я зашла, говорю: «Какой-то шар раскололся во дворе». Сноха из комнаты, а их три было: зал, три комнаты, зал и спальня. Говорит, Миша скончался. Может, кто летел. Я им рассказываю – щас разлетелся во дворе. У них во дворе разбился. Вот что было? Привидение? Я ж еще молодая была…»

Нередко приходилось слышать истории об остановившихся часах. Вот одна из них:

«У женщины умер сын, мальчик, которому было лет семь. На сороковой день все помянули его, родственники и соседи разошлись, а дома остались только мать и бабушка умершего мальчика. Все окна и зеркала в доме были еще занавешены. Была ночь. На улице шел дождь. Бабушка с матерью тихо сидели и о чем то говорили. Вдруг на стене остановились ходики, у которых завода было еще на полдня.

В это время в окно негромко постучали. Мать хотела было подойти к окну, но ее остановила бабушка, сказав, чтобы та никуда не ходила, и утром она все объяснит. Стук повторился еще раз, но потом прекратился.

До утра обе женщины не сомкнули глаза. А утром, после петухов вышли во двор. Под окнами они увидели следы босого ребенка. Следы шли от калитки к окну и обратно, но за калиткой никаких следов не было.

Бабушка сказала, что это мальчик прощаться приходил. Она это поняла, когда вдруг остановились ходики. Так мальчик при жизни любил шалить».

Были рассказы, связанные с тем, что животные могут предсказывать беды. Бердские старожилы рассказывали, что часто вестником нехороших новостей являются птицы. Они говорили, что благодаря птицам души умерших посещают родственников. Любая птица, стучащая в окно несет какоенибудь известие. Так, синички, предупреждали о грядущих несчастьях: тяжелой болезни или смерти, когонибудь из родственников.

Чтобы не сбылись эти страшные пророчества, рекомендовалось отнести к церкви весь хлеб, имеющийся в доме и там отдать его птицам. Считалось, что так можно отвести несчастье от своего дома.

По утверждениям Федора Старикова:

«Вещицы являются в виде сорок, садятся где-нибудь на крыше и стрекочут. быть беде, если кошка заберется на божницу или курица запоет петухом, а дом затрещит, что бывает от сильных морозов или жары.

Еще одним вестником нехороших новостей являлся ворон, весьма редкая для Оренбурга птица, гнездящаяся в лесах вдоль Сакмары. Считалось, что если на крыше дома прокаркает ворон, то в этом доме будет покойник. Примерно тоже самое можно сказать и о храме, с той лишь разницей, что если ворон прокаркает на куполе или колокольне храма, то в ближайшее время здесь будет отпеваться покойник.

Считалось, что предсказывать беды могли и собаки. Если она воет подняв морду вверхбыть пожару, если с опущенной мордойэто к покойнику, а если сидя или лежаона предчувствует свою смерть.

Владимир Иванович Даль (1801 — 1872) в своей работе «О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа» также подтверждает, что животные могут предсказывать беды:

«Есть еще поверье, что если собаки ночью воют или когда они роют норы, то будет в доме покойник. Много раз уверяли тут и там люди, что собаки, лошади или другая домашняя скотина предчувствовали, предугадывали смерть хозяина, и что животные показывали это воем, мычаньем, ржаньем, ночным топотом, необычайною пугливостью, страхом и проч. Там, где подобное предчувствие относится до внезапной, насильственной, смерти, оно во всяком случае необъяснимо, а потому уже слишком невероятно; но нельзя оспаривать возможности того, чтобы какое-либо животное не могло чувствовать, не знаю каким чутьем или чувством, невидимой для нас перемены, происшедшей с таким человеком, который по состоянию своего здоровья не может прожить более известного и весьма короткого срока, который обречен уже тленью, носит в себе ничем не утолимый зародыш смерти, и поэтому самому, может быть, в испарине своей, или Бог весть как и где, представляет для некоторого рода животных нечто особенное и неприятное».

Несколько мистических историй связаны не с колдунами и колдовками, а со старым храмом. После того, как в начале 60-х годов XX века храм взорвали, жители поселка растащили по дворам храмовые кирпичи. Были и такие, кто не побрезговал надгробиями с церковного кладбища…

Одну семью, утащившую к себе на огород сразу три памятника, старушка-соседка предупредила: «Грех на душу взяли. Будет в доме три гроба». Через год утонул отец семейства, через пару лет – старший сын, а затем и младший…

Случилась трагедия и в другом доме, где решили из надгробных плит и кирпичей разрушенной церкви сделать пристройку. В этой самой пристройке взорвался телевизор. Вместе с телевизором в пристройке сгорел и хозяин.

Такова была суровая расплата чересчур «находчивых» хозяев за святотатство.

Вы скажете, что все это сказки, совпадения или, как в случае с невестой Пугачева, лишь видоизмененная правда, и все это было давно. Действительно, часть рассказов затрагивает прошлое. Но некоторые истории, переданные мной в этой статье, были рассказаны людьми, с кем произошли эти события. Так что мне нет смысла не доверять им.

Одна знакомая из Подгородней Покровки, от которой до Берд по прямой всего пять километров, в разговоре вскользь упомянула, что у них на старом после заката тоже происходят какие-то странности:

«Такое ощущение, будто бы там какая-то своя жизнь по ночам происходит. Тени бегают. Это я сама наблюдала. Страшно мне после этого ходить мимо. Но хожу, другого пути нет».

Напоследок расскажу еще одну историю, произошедшую несколько лет назад:

«Мы с бывшим мужем приехали к моим родителям ночевать, у нас там в поселке кладбище прямо под окнами. И кто-то выл всю ночь. Сколько я там жила — такого воя никогда не слышала. Это не собака, и не кошка,  и вой был не «ааауууу», а, наоборот, «уууууууааа». Низкий такой, утробный, как стон. Мы, правда, так перепугались, что всю ночь не могли уснуть».

© 2016-2017, Лукьянов Сергей

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Советуем почитать:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий

Извещать о:
avatar
wpDiscuz