Михаил Коннов. «Тарзан», ставший вице-губернатором



Оренбуржец по рождению, строитель по образованию, Михаил Федорович Коннов – «старожил» в областных коридорах власти. Еще в эпоху Советского Союза он работал заместителем председателя облисполкома – аналог его нынешней должности заместителя губернатора. Оренбуржец по рождению, строитель по образованию, Михаил Федорович Коннов – «старожил» в областных коридорах власти. Еще в эпоху Советского Союза он работал заместителем председателя облисполкома – аналог его нынешней должности заместителя губернатора. В этом качестве все 90-е годы и по сей день он возглавляет комитет по управлению государственным имуществом Оренбургской области.

С детства увлекается живописью. Не только как зритель и ценитель, но и автор собственных полотен. Наверняка для многих посетителей областного выставочного зала неожиданностью стало то, что в одной из выставок профессиональных художников принял участие и вице-губернатор Коннов!

– Михаил Федорович, слышал, что вы в детстве не только в студии изобразительных искусств занимались, но и в школе юных космонавтов. А стали все-таки строителем. Почему не художником или летчиком?

– Понимаете, ребенку свойственно любопытство, желание все самому попробовать. Не обязательно потом это становится профессией. Ну какой же мальчишка не мечтал учиться в школе юных космонавтов? Я тоже. Но не обязательно в результате стремиться в летчики. Не говоря уж о космонавтах. Я и на станции юных техников на улице Терешковой тоже занимался. В общем, многое хотелось самому попробовать.

– В большой семье росли?

– У моих родителей одиннадцать детей было! Пятерых, увы, уже нет в живых.

– В самом Оренбурге жили?

– В Бердах. Тогда все-таки еще пригород. Фактически сельский быт. Годы послевоенные, очень трудные. Достатка, конечно, особого в семье не было, как и в большинстве оренбургских семей тех лет. Полгода, пока тепло на дворе, детишки фактически босыми ходили. Трудно жилось. Именно поэтому старались во всем помогать друг другу. Старшие дети воспитывали младших. И лучший кусочек доставался младшим – в такой атмосфере бескорыстья, человечности мы жили. Вспоминаю свои самые первые дни в школе. У каждого педагога свой стиль, так вот наша учительница начальных классов Евдокия Ивановна – до сих пор помню ее – первыми уроками для своих малышей всегда делала рисование.

– Так вот откуда ваше увлечение!

– Фактически из тех давних лет, из детства. Тогда, в начале 50-х, не хватало даже бумаги, не говоря уж о красках, цветных карандашах. Я только в школе цветные карандаши впервые увидел. На первых порах изображал на серых листочках что-то такое очень абстрактное. Подходит ко мне учительница и начинает ругать: «Ты что это такое рисуешь, а?! Как тебе не стыдно? Вон посмотри, как хорошо получается рисунок у Лены». Это моя соседка по парте была. Она реалистично какой-то забор, собачку нарисовала. Помню, обиделся я страшно. Шел домой весь в слезах. Это был первый случай, когда взрослые меня за что-то отругали. Дома, в семье, у нас это не принято было. «Неумеха», «неряха» – подобных слов у нас не произносили. А тут мальчишку ругают за то, что плохо что-то у него получилось. Это и послужило толчком. Детское самолюбие взыграло. Я решил во что бы то ни стало научиться хорошо рисовать. Чтобы доказать – я не хуже девочки Лены. Через месяц-другой уже стал лучшим «рисовальщиком» в классе. Еще на меня оказали влияние разговоры, которые слышал от взрослых. Кто хорошо, «похоже» нарисует Сталина, тот получит большую премию. А кто плохо нарисует – за ним приедут и «заберут» вместе с родителями. И вот я тайком тоже рисовал вождя.

– Не сохранились у вас эти рисунки?

– Да нет, что вы, столько лет прошло!

– Школьных уроков рисования вам уже было мало? Чтобы совершенствоваться, записались в детскую изостудию?

– Она не только для детей была. Для людей любого возраста – от школьников до пенсионеров. Работала при областном Доме художников, что на Ленинской улице. По вечерам, с шести часов. Я поздно возвращался домой и уроки уже учил до поздней ночи, часов до двух. Вот такой у меня был постоянный режим. Интересно было.

– А в художественное училище вы все же не пошли?

– Повторюсь: не обязательно ведь детское увлечение каким-то делом приводит к выбору профессии. Профессию выбираем другую, а вот увлечение может остаться у человека и до зрелых лет.

– Вы знаете, среди гостей рубрики таких людей было немало. Генерал Елизаров играет на трубе, как в юности. Генерал Чусовлянов пишет стихи…

– Ну, а я пишу картины. Как видите, мой пример чем-то особенным не выделяется.

– Михаил Федорович, забегу вперед. Как же удалось Юрию Рысухину, директору областной галереи «», уговорить вас выставить свою работу на коллективной экспозиции профессиональных художников? Если бы в вас было авторское тщеславие, вы бы, наверное, много лет назад стали бы выставлять свои картины.

– Да нет никакого тщеславия. Пишу для собственного удовольствия. А с Рысухиным хорошо знаком. Бывал у него в мастерской. Вообще, у нас много общего во взглядах на живопись, на творчество. Особенно часто общались, когда он загорелся идеей открыть в Оренбурге музей современного искусства. Он обращался ко мне за советом, как, с чего начать. А насчет моего участия в выставке… Сам я был категорически против. Действительно, Юрию Алексеевичу пришлось прибегнуть к уговорам. Тем более, что и работ-то у меня, по сути, не было. Я их дома не храню. Все законченные картины дарю друзьям, знакомым. Люблю писать портреты-миниатюры друзей, чтобы преподнести им на дни рождения.

– Супруга у вас кто по профессии?

– Валентина Ивановна – финансист, работает в фирме «Регион-ТЭК».

– А у детей как судьба сложилась?

– Сын Ярослав окончил военное училище правительственной связи. Служил в управлении ФСБ. Но после всей этой чехарды с реорганизациями, переименованиями спецслужб уволился. Сейчас работает в компании «Кронекс». Дочь Алина профессионально занималась танцами, окончила сначала училище культуры. Выступала в ансамблях «Пестрая компания», «Глория». В «Глории» она даже была солисткой.

– Вы говорите об этом в прошедшем времени?

– Муж был против ее артистической карьеры. Арине пришлось считаться с его мнением. Решила получить второе профессиональное образование, выбрала юриспруденцию. Окончила юридическую академию. Работала в Оренбурге регистратором прав в подразделении Минюста, которое занимается регистрацией недвижимости. Потом ее пригласили в Москву, уже в само министерство юстиции. Так что она стала москвичкой.

– Дедом кто-то из детей вас уже сделал?

– Да, сын. Так что у нас с Валентиной Ивановной есть внук. Пять лет ему. Ох и разбойник! «Вот вырасту – я вас всех построю! Заставлю работать», – заявляет нам.

– Это он себя осознает внуком вице-губернатора?

– Да нет, чем дед занимается – ему все равно. Свой характер проявляет.

– Вы, я знаю, не только профессиональный строитель, но еще и политолог?

– В 1990 году получил эту – уже гуманитарную – специальность в Московской академии общественных наук. Вообще, еще до работы во власти, у меня достаточно богатая трудовая биография сложилась. Когда-то начинал столяром-станочником. Довелось поработать даже архитектором! После службы в армии преподавал на кафедре строительных дисциплин нашего политехнического института. Много в строительной отрасли поработал – и рядовым прорабом, и главным инженером, а потом и начальником строительного управления.

– В советские времена вас наградами не обходили?

– В 1983 году получил орден «Знак Почета». Тогда сдали в эксплуатацию Оренбургскую птицефабрику. Я к этой стройке тоже был причастен. За это и представили к ордену. Ну, и за некоторые другие объекты, которые у нас построены были.

– Знаю, что вы гиревым спортом, борьбой, штангой занимались. А прыжки в воду с вышки и сейчас для вас – увлечение.

– Помните старый фильм «Тарзан»? Когда я был мальчишкой, пацаны все в Тарзана играли. По деревьям лазили. В рваных трусах, с заплатками, чтобы на героя фильма походить. Физически, конечно, крепкими были. А я к тому же очень рано, лет с двенадцати работать начал. Имею в виду физический труд. Рыл, бетонировал колодцы. Гравий таскал. Для пацана – очень большая нагрузка. Конечно, мускулы налились. Невысоким, но крепышом был. Одной рукой на турнике мог подтянуться. Кстати, у меня в детстве даже кличка была – «Тарзан», «Тарзанчик». Только так долго и звали пацаны. Что касается прыжков в воду, то я и сейчас это люблю.

– Практически все мужчины-гости рубрики, если живут в доме за городом, говорили, что любят покопаться в земле. Некоторые даже банки с овощными припасами на зиму сами закатывают. А вы?

– Я, наверное, больше «созерцатель». Да и большого огорода у нас на участке нет. Несколько помидорных грядок. Да еще так, по мелочи. А вот газон у дома сам привожу в порядок – поливаю, стригу. А вообще в огородных делах я все умею. В детстве мы ведь со своего подсобного хозяйства в основном кормились. Жили мы в Бердах, а там лучшие в Оренбурге огурцы. Мы их и на продажу выращивали. Тяжелый труд, любви к нему у меня не возникло. Все время было осознание: нравится, не нравится, а надо! Мы, дети, воспринимали это как должное, родились с этим, вся жизнь в таких условиях проходила.

– А кроме занятий живописью, как любите проводить свободное время?

– Вы знаете, есть в моем характере такая черта – люблю побыть один. Поразмышлять, подумать. В том числе и о своих будущих картинах, об их сюжетах. Лучше всего – во время прогулки где-нибудь на природе.

– А не тянет свои мысли записывать?

– Случается такое настроение. Конечно, не все мысли заслуживают того, чтобы перенести их на бумагу. Так, небольшие пометки. Удачное сравнение, метафора. Бывает, что и афоризмы рождаются. Что-то удачно найденное хочется записать.

– А дневник не ведете?

– Нет, чтобы постоянные записи вести – такого нет. Просто иногда сам жалеешь – не записал удачную мысль, а она забылась. Поэтому стараешься вовремя записать. Не обязательно собственные мысли. Хочется запомнить удачные выражения, которые где-то услышал или прочитал. Да вот, кстати…

Собеседник раскрыл большой ежедневник, которым обычно пользуются все занятые люди, и прочитал:

– «Если можешь делать добро ближнему – делай это сразу». Это – не мое изречение, но очень понравилось, записал. Или вот еще: «Если не исправишь зло, оно удвоится».

– Алексей Пешков, ваш коллега, коллекционирует гитары. А Виктор Доценко – старинные патефоны и самовары. А вы что-нибудь собираете?

– Нет, никогда коллекционированием не увлекался.

Источник: Образ жизни в Оренбуржье

Добавить комментарий