Наказ выбранному от состоящих по Яику и Самаре рекам в крепостях старшин и казаков депутату Петру Спиридонову сыну Хопренинову



Бумажная ассигнация Екатерины II 1769 года/Л. 151/ В силе высочайшаго и всемилостивейше обнародованнаго Ея Императорскаго Величества Манифеста о выборе и отправлении в первостоличный город Москву к сочинению проекта Новаго Уложения выбраны вы Оренбургских нерегулярных войск от состоящих по Яику и Самаре рекам крепостях старшин и казаков депутатом и отправляетесь в помянутый первостоличный город Москву, куда вам ни мало не мешкав, ехать. А по приезде явиться в Правительствующем Сенате и будучи при сочинении проэкта Новаго Уложения по данному вам полномочию чинить всенижайшия представления о ниже следующих помянутых старшин и казаков по их представлениям нуждах и недостатках.

<…>

По Сакмаре в Бердской слободе

1. В данном прошлого 737 году августа 27 дня Ея Императорскаго Величества ис канцелярии Оренбургской экспедиции указе Сакмарского городка старшине Степану Шацкому о наборе и поселении ему, Щацкому, станицею при Яике реке и о наименовании Бердским городком определено со обнадеживанием тем, что неточию де всякие [148] угоди, рыбные и звериные ловли со удоволством дадутся. Наинапервое де обселение денежная ссуда против волжских казаков учинится. А имянно, по двенатцети рублев на семью. А впрежде за службы годовое жалованье определится деньгами по пяти /Л. 153 об./ рублев, хлеба по пяти четвертей ржи и овса пополам. А в подводы и за провожание в канвое поверстные деньги.

2.1. И в силе вышеписанного указу показанным атаманом Щацким в казаки до двух сот пятнадцати человек набраны были. А выше означенных награжденей двенатцети рублев ни на одного человека в выдаче не было. Протчих же крепостей Верхней Озерной и Бузулуцкой, казакам оные денги по двенатцети рублев на несколко человек выданы. А с 737 году оным двумстам пятнадцети человекам определено было от Оренбургской коммисии в год денежнаго жалованья атаману одному осемнатцеть рублев, есаулу одному двенатцать рублев, писарю одному десять рублев, сотникам двум по сми рублев каждому, хорунжим двум же по семи рублев, пятидесятникам и пушкарям осми по шести рублев, вместо которых ныне службу правят урядники и капралы, рядовым казакам дву стам по четыре рубли каждому. А всего на них старшин и казаков денежнаго жалованья в год определено было девят сот осемнатцат рублев, по которому окладу с реченнаго 737 году по 745 год оные старшины получали сполна. А со оного 745 году число людей убавлено. А положено уже быть атаману одному, хорунжему одному, писарю одному, рядовым казакам девяноста семи человекам. Которым денежнаго жалованья в год атаману десять рублев, хорунжему восемь рублев, писарю пять рублев, а казакам с показанного 745 по 754 годы майя по 15 число производилось по четыре рубли. Но и то недолго настояло, ибо в 755 году майя 15 дня определено ж денежного жалованья в год атаману одному двенатцать рублев, хоружему одному восемь рублев, писарю одному шесть рублев, урядникам двум, капралам двум и казакам девяноста шести человекам по три рубли каждому. Всего в год всем оным старшинам и казакам сту трем человекам производится триста четырнадцать рублев, /Л. 154/ которые получают и до ныне.

Читайте также:  Культурная политика Дутова

2.2. А велено довольствоваться хлебопашеством, и хотя они хлебопашество и имеют, но точию, по здешнему месту годом родится, а другим от засух и семян почти не возвращают. А аржанаго по здешнему климату и ничего в урожае не бывает, зачем онаго никогда и не сеют. А других угодей, кроме сенных покосов и тех весма не достаточно, никаких нет. К тому ж на отведенное им оное хлебопашества сенные покосы, лесные и рыбные угоди определены из ссыльных на поселение немалое число человек, от некоторых вспоможения в службе им, казакам никакого нет, а только им же, казакам, в изворотах их причиняют болшие еще притеснение. [149]

3. И хотя потом по усмотрению их суще крайне уже в содержании себя невозможности положено им выдавать к помянотому их жалованью месячной против солдатских дач и то толко на одно летнее время провиант.

А к тому хотя и повелено чтоб маложалованные и безжалованные были в смотрении того, дабы они не нужными и излишними нарядами, а паче в рабочую пору отягочены и без крайней нужды более четвертой части наряжаемой не были. Но того по необходимости в здешнем пограничном и необходимом месте з нижеписанными расходами почти никогда не исполняются. А имянно:

4. Службы за ними состоит при Бердску в карауле у двоих ворот казаков восемь, при знаменах четыре при казенном доме, у выбегающих в здешнюю сторону ис киргиз-кайсацких орд разных наций пленников, желающих восприять христианской закон, капрал один, казаков восемь, а другим временем по умножению оных пленников случается и по двенатцати, да для переводу в толмачах один, на реке Сакмаре у мосту четыре. Да на оной же реке во время разлития полой воды весной и осенью для перевозу имеют на двух паромах двенатцать, при конском казачьем табуне за капрала один, казаков шесть. Их в зимнее время октября с 1 июня по 1-е число у содержания ординарных почт при Оренбурге девять, при Вязовском редуте три, за которое содержание оных почт штафетные прогонные денги давно не выдаются. Итого в расходе пятдесять семь человек, да сверх того по временам требуются в город , которой от здешней слободы разстоянием чрез семь верст состоит, а из оного города до Сакмарского городка, да Чернореченской крепости и до Нежинского редута для провожания в канвой и по подорожным в подводы за прогоны и без прогон. А разстоянием обстоят от того города в дватцети девети, Чернореченск в дветцати осми, Нежинск осмнатцети верстах. Да еще до Красногорской крепости, которая от показанного Оренбурга состоит в семидесяти двух верстах, под шлющихся в Сибирь на поселение крестьян и протчих посажиров в канвой и в подводы за прогоны требуются, в случае нужды в резерф и в протчия партии употребляются. А с начало было определено одних рядовых казаков двести человек, как и выше сего значит, а тягость исполняли против нынешнего менее. А ныне состоят тех казаков толко сто человек, а тягости несравненно более, от чего все приходят в крайнее раззорение и нищету. Да к тому ж как лошадей, так и протчую принадлежащую по должности казацкой исправность покупать все из вышеписанного годоваго трехрублевого жалованья.

Читайте также:  Читаем газеты: Если бы теперь Пушкин увидел Берды...

5. А хотя на вышеписанной по Сакмаре реке мост ис казны из Оренбургской пограничной таможни по тритцети по два рубли и [150] семнатцети копеек с половиною и выдаются, толко оных не дастают, потому что каждый год делаются вновь, а имянно: труб по десяти каждая ценою по два рубли по пятидесят копеек, и того дватцать пять рублев. Тесу по двести каждое сто по десяти рублев, итого дватцать рублев; /Л. 155/ жердей по сту ценою в пять рублев. Да на оной же мост канату один лышной ценою в два рубли. Да для починки труб покупается скоб, каноплю и мочал. На рубки всего на делание оных мостовых припасов во употребление исходит в каждый год окромя поромов по пятидесят по три рубли. А что ж касается до поромов, то об оных значит ниже. И тако на показенной мост сверх вышеписанных выдаваемых из казны денег, с них казаков в каждой год употребляются по двенатцати рублев по осмидесяти по две копейки с половиною. А оный мост весною ставят и осенью разбирают они сами. Да еще показанные два порома, каждой на дву трубах, и припасы, которые в делании становятся рублев по шеснатцети каждой паром. Да на починку за ветхостию оных покупаются скоб, конопля и мочал в каждой год на один рубль. Да для лехкаго перевозу лоток две ценою каждая в делании становится по три рубли. А оные мостовые припасы к показанному мосту без указу Оренбургской губернской канцелярии рубить нигде не допущают. А из реченной Оренбургской губернской канцелярии указом определяется вверх по Сакмаре реке разстоянием от здешней слободы примером степью положив верст за сто. А имянно: выше Воздвиженской крепости и Канчуриной деревни и то бывает к поставке мосту не без остановки и не без крайней нужды и отягощения.

Читайте также:  Клады Емельяна Пугачева

6. Сверх же того отягощены постоем, потому что в зимнее время стоят полку Алексеевскаго в каждом доме человека по три. И из оных у некоторых имеются жены, дети и всякой скот, от которых не без обиды и утеснения. Да еще проезжающия разного звания люди, случается и на постой становятся. А в летнее время по приплытии казенным лесом и для выгрузки оного гарнизонные солдаты и протчия люди становятся ж постоем. И просят на все оное о милости вам разсмотрении и поправлении в их нуждах и недостатках.

<…>

Дан в Оренбурге от Войсковой канцелярии майя 16 дня 1767 году.

Подполковник Василий Магутов
Полковник Андрей Углецкий
Войсковой есаул Василий Иванов
Писарь Андрей Халевич

РГАДА. Ф. 342. Оп. 1. Д. 109. Ч. 11. Л. 151-162

Советуем почитать:

Добавить комментарий