Хроника наводнения 1942 года



Сов. секретно.

Из Орска: «Положение катастрофическое — 95% затоплено водой…»
Управление по Чкаловской области.

Наводнение в Оренбурге в 1957 году

Каждую весну на протяжении многих десятков лет оренбуржцы с волнением и тревогой ждут таяния снегов, вскрытия рек, гадая о размерах наводнения. В ХХ столетии одним из самых больших по своей разрушительной силе был паводок 1942 года.

В архивном фонде Оренбургского облисполкома сохранилась «Таблица характерных элементов режима реки Урала у г. Чкалова» (областной центр с 1938 года по 1957 год носил имя прославленного лётчика), составленная весной 1942 года начальником гидрологической станции Олизаревич (инициалы не указаны) на основе сведений за 1911–1942 гг. Собранные данные рассчитаны на специалистов, но одна из граф – «Весенний максимальный уровень» – доступна пониманию каждого. И потому мной выбрана информация только о самых низких и самых высоких уровнях наводнений:

Наименьший весенний уровень р. Урал Наибольший весенний уровень р. Урал
04.04.1937 г. – 140 см. 07.05.1926 г. – 541 см.
25.04.1933 г. – 228 см. 03.04.1916 г. – 585 см.
24.04.1935 г. – 239 см. 16.04.1927 г. – 591 см.
29.04.1936 г. – 245 см. 08.05.1934 г. – 631 см.
15.04.1939 г. – 249 см. 26.04.1914 г. – 670 см.
23.04.1930 г. – 289 см. 28.04.1928 г. – 735 см.
31.03.1917 г. – 291 см. 21.04.1941 г. – 770 см.
17.04.1915 г. – 296 см. 21.04.1932 г. – 773 см.
01.05.1925 г. – 298 см. 16.04.1922 г. – 780 см.
17.04.1924 г. – 313 см. 02.05.1942 г. – 987 см.

Архивисты предлагают вниманию земляков документы облисполкома за 1942 год о буйстве водной стихии, доступ к которым до 1988 года был ограничен, и в полном объёме они никогда не публиковались. Особый интерес представляют информационные сводки, направленные руководству области из районов, пострадавших от наводнения. Они оформлялись чаще всего в рукописном виде, на тёмной бумаге, порой для этого использовалась оборотная сторона различных бланков. При публикации сохранён стиль их составителей, но не всегда удалось установить имена и отчества авторов сводок.

29 апреля 1942 года

Начальник Краснохолмского отделения милиции Харахорин (здесь и далее инициалы не указаны) сообщал: «Вода в реке Урал прибывает. Мобилизованы все лодки, установлено 8 постов. Из домов, находящихся под угрозой наводнения, жители размещены по квартирам Краснохолма. Хлеб и скот вывезены. Разрушений не было, жертв нет». Тогда же секретарь Краснохолмского райкома ВКП(б) Чариков писал: «Вода прибывает слабо, пока затопило только луга».

Самой краткой была информация из с. Мустаево (ныне Новосергиевский район): «Вода убывает – затоплено ничего не было. Установлено дежурство».

Надеясь на лучшее, из Зиянчуринского района (теперь это территория Беляевского и Кувандыкского районов) председатель райисполкома Карякин извещал: «Вода прибывает слабо. Установлено круглосуточное дежурство. возможно только, если вода поднимется ещё на 80 см. Ведётся подготовительная работа по оказанию, в случае наводнения, помощи населению, подыскивают жилплощадь, заготавливаются продукты».

Более тревожной по данным председателя райсовета Назарова была ситуация в Буртинском (ныне Беляевском) районе: «Уровень воды поднялся на один метр. Вода прибывает постепенно. В сёлах Жанаталап, Рождественка, Алабайтал переселяют население в другие помещения на более возвышенных местах. Скот перегоняют в другие помещения. Просим облисполком выслать моторную лодку, так как около переправы скопилось много народа, перебрасывать нечем».

Сводка о наводнении в Саракташском районе гласила: «Сакмара и Ик в незначительной мере вышли из берегов, пока аварий не было. Мосты сняты. Мост на Холмогорской переправе сегодня ночью унесло водой. Переправа организована на лодках».

30 апреля 1942 года

Дежурный оперативной группы сержант госбезопасности Саблин 30 апреля 1942 года в справке, составленной по состоянию на 13 часов, писал: «Начальник Кувандыкского райотдела НКВД тов. Ситников по телефону сообщил, что Кувандык находится под угрозой затопления, окраины города уже затоплены. В районе частично затоплены колхозы «Жанатан», «Красный Урал» (с. Ильинка), Приуральский мясосовхоз… Население этих колхозов выходит в горы. Все мобилизованы на борьбу с наводнением. Привлечена для этой цели воинская часть. В колхозе «Жанатан» подмочено около 500 центнеров хлеба, находящегося в амбаре.

Уровень воды в реке Урале поднялся до 3 метров.

На площадке лесосплава уплыло до 300 кубометров леса. Артель «Красный штамповщик» в одном из цехов в связи с наводнением прекратила работу. С питанием дело обстоит плохо, подбрасывают на лодках. Связь по всему району, кроме двух сельсоветов, прервана».

Из Буртинского района тогда же информировали: «Вода реки Урала сильно прибывает. По сравнению с прошлым годом уровень воды значительно превышен. В час прибывает по 20 см. В с. Алабайтал затоплено 50 дворов, хозяйство и имущество колхозников переселено в другие, незатопленные дворы. Потерь нет. На местах организованы бригады из колхозников по борьбе с наводнением, руководят председатели колхозов, сельсоветов. Коммунисты мобилизованы».

Через 2 часа руководство Буртинского района сообщило: «Посёлок Алабайтал – затоплено 65 дворов. Колхозники и имущество вывезены на возвышенное место. Всему посёлку угрожает вода. Приняты меры для обеспечения эвакуации. В этом посёлке пункт с хлебом в 200 центнеров (семенами и фондовым хлебом) под угрозой затопления. Вывезено 120 центнеров, хлеб вывозится.

В райцентре с. Беляевка затоплено 20 домов, производится переселение в незатопленные дома. Вода угрожает базе райпотребсоюза и складу глубинного пункта. Производится заграждение канав.

Вода прибывает.

При переправе военнообязанных, призванных в РККА в количестве 49 человек, последние были вследствие плохих путей передвижения оставлены на острове. Остров затоплен, 2 человека перебрались, 22 человека находятся на двух больших рыбацких лодках, двигаются по направлению к берегу, остальные 25 человек находятся на деревьях, около них имеются две небольшие лодки».

В Кувандыкском районе в это время «реки Урал, Сакмара и Кураганка вышли из берегов. Уровень воды выше прошлого года на 70 см. В посёлке Лесосплав размыло и унесло 15 землянок и изб. Затоплены: второй цех завода «Красный штамповщик»; участок с постройками полеводческой бригады в колхозе «Красный путь» (п. Красно-Сакмарский); железнодорожная ветка, соединяющая завод «Красный штамповщик» с лесосплавом. В деревне Ильинка затоплено около 60 изб. Жертв нет. В низких местах произведено переселение».

Читайте также:  Географическая справка

1-2 мая 1942 года

Сохранились сведения о состоянии уровня воды в реке Урал у областного центра в первые майские дни 1942 года: если 1 мая в 23 часа вода стояла на отметке 548 см, то в 2 часа ночи 2 мая эта цифра достигала 581 см, в 6 часов утра – 832 см, в 10 часов утра – 933 см. К ночи (22 часа) 2 мая уровень воды, дойдя до максимальной отметки – 987 см, начал медленно снижаться.

Под грифом «Сов.секретно» в начале мая 1942 года из управления НКВД по Чкаловской области председателю облсовета депутатов трудящихся направлено сообщение из Орска: «Положение катастрофическое – 95% затоплено водой, 50% видны только крыши, совершенно размыло водой особенно саманные дома. В угрожающем положении находился Орский гарнизон – 3,5 тысячи человек. Они находились на бугре, стала поступать вода, осталось 10 см. Сейчас часть гарнизона вывезена, а часть поселили на чердак.

Промышленность работает не с полной нагрузкой. Крекинг не работает. На Крекинге имеется 800 тонн мазута, сейчас исследуется возможность доставки на ТЭЦ, линия затоплена водой. Пятый корпус 257-го завода работать не может, нет чистой воды для гидравлических прессов. Никель частично работает, завод КИМ вышел из строя, затоплен водой; швейная фабрика затоплена со всем оборудованием; мельница разрушена; мясокомбинат работает.

Требуется оказать помощь продуктами питания, запас муки на исходе. Хорошо было бы, если бы доставили медикаменты. Имеются случаи мародёрства, грабежа в затопленной зоне. Арестованы 25 человек. Сегодня показательный процесс.

Есть жертвы. Пока 8, но будет гораздо больше, не исключена возможность гибели целыми семьями. В городе имеется много народа на крышах, но в основном, люди спасены.

Сейчас требуется – снабжение срочное продуктами. Моторные лодки (имеется их 6-7 штук) не обеспечивают полностью снабжение хлебом, его сбрасывают с самолётов. Вчера во время сбрасывания хлеба с самолёта буханкой хлеба одну женщину убило, двоих ранило.

Имеются случаи героической работы военнослужащих и гражданского населения в борьбе с наводнением. Сегодня в Орске вышла газета».

Обобщая данные на 2 мая 1942 года, секретарь исполкома облсовета Н. Громова в «Справке по наводнению» указывала: «Кувандык: вода начала убывать: на Урале убыло 50 см, на Сакмаре 50 см.

Бурта: В райцентре с. Беляевка затоплено 65 домов, 7 домов снесло, население переселено, скот перегнали. Затоплена 3-я ферма совхоза «15 лет ОГПУ» (с. Надеждинка). Скот и имущество спасены. Вода угрожает амбару с хлебом – 1 000 центнеров, вокруг амбара устроен вал, вода вал пока не перешла. Местами вода начала спадать.

Саракташ: Затоплены колхозы: «Пролетарий» (д. Ново-Богодаровка), им. Крупской (д. Средне-Аскарово), «Красная заря» (д. Базилевка), «Красная Нива» (х. Богдановка). В колхозах «Красная заря» и «Красная нива» водой отрезано 125 голов овец, 70 голов рогатого скота. Скот перебрасывают на лодках. В колхозах «Пролетарий» и им. Крупской весь скот спасён.

Гариловка (Саракташский район): снесено 2 моста на оврагах Кошкуль и Погромный.

Халилово (сейчас Гайский район): размыло железнодорожную ветку Халил-Руда. Приняты меры к восстановлению. Вода пошла на убыль.

Сакмара: разливом реки Сакмары снесено два моста – в сёлах Каргала и Майорское». Для восстановления каргалинского моста требуется 45 кубометров строительного леса. Вода спадает.

3 мая 1942 года

В «Информсправке» дежурного облисполкома Мигунова о ситуации в Чкаловском районе (ныне Оренбургский) говорилось: «В селе Павловка детей из угрожаемого места перевезли в колхоз «9 января», разместили в школе, и в каком положении дальше находятся дети, неизвестно – нет связи.

с. Нежинка: дежурная по аэропорту сообщила, что вода убывает.

Меновой двор: детей 170 человек завода станкостроения в вагонах, часть выгружены в пакгауз, утром необходимо принять меры к продвижению в Илецк (возраст детей от 3-х лет).

Ответственный дежурный облсовета Воронков в «Сводке об угрожаемом положении с наводнением и мероприятиях на 3 мая 1942 года» писал: «Чкаловский сельский район. Чебеньковский совхоз: затоплены огороды с жилищами рабочих 170 человек, последние спасаются на крышах домов.

Мобилизовано 7 лодок (малых).

Саракташ: Урал не прибывает. Затоплено 4 посёлка. Жертв нет. Скот в безопасности. Водой унесена часть сена.

Гавриловка: из затопленных населённых пунктов люди вывезены.

Принимаются меры к вывозу скота (овцеферма и 50 голов окружены водой). На реке Сакмара уровень воды прибыл на 14 см. Работают 2 лодки».

Начиная с 3 мая 1942 года «Сведения по наводнению» дважды в сутки составлялись дежурными по областному управлению связи. В них появились оптимистические данные: «Саракташ – вода сбавилась на 10 см, Гавриловка – вода убыла на 3 см, Бурта – вода снизилась на 10 см, Кувандык – вода спала по р. Урал на 1 м 15 см, по Сакмаре на 70 см, Халилово – вода вошла в берега».

В реке Урал у г. Чкалова в 6 часов утра 3 мая уровень паводка – 973 см, в 20 часов – 943 см. В реке Сакмаре уровень воды 3 мая сначала снизился с 948 до 938 см, но к 23 часам «вода прибавилась на 5 см».

4 — 7 мая 1942 года

По состоянию на 4 мая 1942 года вода убывала в реках многих районов области. Из Саракташа информировали: «Колхозы, которые были окружены водой, теперь очищаются».

Из сведений о наводнении на 16 часов 4 мая следует, что уровень воды снизился: «Бурта – на 44 см, Кувандык – на 25 см, Гавриловка – на 18 см, Саракташ – на 15 см». Тогда же стало известно, что «в Халилово вода прибывает. В колхозе «Красная гора» (п. Губерля) с пастбища унесло водой 10 голов телят и 2 лошади. Спасти не удалось».

За один день 4 мая 1942 года вода в р. Сакмара поднялась на 1 метр.

Уровень воды в реке Урал в Чкаловском районе по сведениям гидрологов составил: 4 мая в 23 часа – 897 см, 5 мая в 20 часов – 866 см, 6 мая в 23 часа – 824 см, 7 мая в 20 часов – 790 см».

Читайте также:  Старый дуб в Оренбурге видел Пушкина...

Тем временем в сводках о наводнении появляются информации о человеческих и материальных потерях: «на 11 часов утра 5 мая 1942 года: Бурта – вода убыла на 62 см, 2 мая погиб один человек; Саракташ – вода убывает, размыто 3 здания».

Водная стихия постепенно перемещалась на восток области. В ночь на 6 мая в Халилово «вода прибыла на 2 метра», но к 17 часам 7 мая «снова вернулась к прежнему уровню». На 18 часов 8 мая «вода прибыла на 1 метр», к 24 часам «пошла на убыль».

Тогда же из Кувандыка сообщили: «По Сакмаре вода убывает. С вечера 6 мая разлилась речка Кураганка, залила 3 улицы». В с. Зиянчурино с 11 часов утра до 18 часов вечера 7 мая 1942 года уровень воды вырос на 22 см.

8 — 10 мая 1942 года.

Заведующий транспортным отделом обкома ВКП(б), ссылаясь на информацию секретаря Орского горкома ВКП(б) Мушастикова, 8 мая 1942 года утверждал: «В результате наводнения в Орске снесено 700 домов и на 75% разрушено 3 000 домов. Погибло 400 голов скота.

Водой разрушена линия электропередачи от Никеля к водоразбору и от орских выселок до старого города на протяжении 6 км., а также от Никеля до железнодорожного узла и до мясокомбината – 3,5 км. Большинство опор этой линии унесло водой. Разрушены дамба, соединяющая старый город с вокзалом на протяжении 5 км и дорога по этой дамбе, снесено водой 4 моста.

Сильно разрушена телеграфно-телефонная и радио-связь: нет связи старого города с промышленным районом и железнодорожным узлом. Был затоплен водоразбор и часть насосных шахт, снабжающих правобережье промышленной и питьевой водой.

Вышли из строя три пекарни. Затоплено водой на мельницах и складах 200 тонн зерна и 350 тонн муки. Нанесены большие убытки школам и лечебным учреждениям. По предварительным подсчётам в результате наводнения убытки составляют 30 миллионов рублей. Предприятия старого города: завод КИМ, завод бурового оборудования, швейная фабрика, мельницы, чугунно-литейный завод и предприятия местной промышленности не работают, так как линия электропередачи на протяжении 3 км снесена водой.

Вода ещё не сбыла. Уровень воды держится 455 см (самый высокий уровень был 10 м 83 см)». Орчане просили направить к ним правительственную комиссию «для составления мероприятий по восстановлению разрушений».

Продолжая информировать руководство области, начальник Чкаловской гидрологической станции подготовил справку о прохождении паводка по реке Урал в период 8-10 мая 1942 года у города Чкалова: «на 8 часов утра 8 мая уровень воды составлял 775 см, в 23 часа – 755 см; в полдень 9 мая – 738 см, в 23 часа – 728 см; 10 мая в 8 часов утра – 716 см, в 20 часов – 701 см».

Из Гавриловки и Саракташа вплоть до 9 мая 1942 года в областной центр направлялись вести о подъёме уровня воды в местных реках на 2-4 см.

Последняя сводка о наводнении, содержащая данные о том, что вода отступила, составлена 10 мая 1942 года.

Вода спала, настало время подсчёта потерь.

На заседании Буртинского райисполкома 10 мая 1942 года «в целях ликвидации последствий наводнения» решено обратиться в облисполком за долгосрочной ссудой «для восстановления разрушенного имущества
колхозников, рабочих и служащих» на сумму 295 000 рублей и для колхозов и совхозов района на сумму 516 000 рублей. Кроме того, «в связи с тем, что колхозники лишились одежды и обуви», сочли нужным «просить облисполком выделить одежды и обуви на сумму 220 тыс. рублей». Требовалась и рабочая сила (не менее 200 человек) для создания строительных бригад.

Председатель Буртинского райисполкома Назаров в тот же день направил в облисполком докладную записку с просьбой о помощи. Он утверждал, что «в некоторых сельсоветах уцелевших построек почти не осталось». Из приложенной к докладной записке «Ведомости о примерной стоимости построек, пострадавших от наводнения по Буртинскому району», следует, что разрушено: 227 домов полностью, 137 жилых домов частично; 105 общественных построек, сельскохозяйственных и промышленных зданий. Для их восстановления необходимо было 1 390 934 рубля. Стоимость одного жилого здания с надворными постройками оценивалась в 3 150 рублей.

15 мая 1942 года

Заместитель управляющего областной конторой «Центрзаготзерно» Любецкий по данным на 15 мая 1942 года составил «Справку о количестве затопленного хлеба по пунктам Заготзерно Чкаловской области». После подсчётов выяснилось, что затоплено всего 7 868 тонн, в том числе: в Орском пункте – 240 тонн, в Илекском пункте – 5 500 тонн (Подстепкинский, Яшкинский пункты, Краснохолмский район), в Сорочинском пункте – 600 тонн (Ташлинский район), в Буртинском районе – 1 523 тонны.

Из докладной записки «О ликвидации последствий наводнения в Чкаловском сельском районе, подготовленной 15 мая 1942 года следует: «Наводнение рек Урала, Сакмары, Донгуза и Бердянки нанесло большие убытки хозяйству района. Снесены мосты, имеющие областное и республиканское значение на трактах Чкалов – Куйбышев (теперь г. Самара), Чкалов – Беляевка, Чкалов – Краснохолм. Размыта грейдерная дорога на протяжении 5 километров от реки Сакмары до Подгородней Покровки.

Выведена из строя Оренбургская , которую второй год затопляет водой: комбайны перевёрнуты, нефтехозяйство уничтожено, 6 цистерн унесено (в них было залито более 85 тонн лигроина, бензина). Сейчас цистерны найдены, но горючее вытекло.

Из-за беспечности директоров совхозов УНКВД и учхоза агрозооветинститута утонуло 328 голов свиней, овец.

По колхозному сектору наводнением причинены убытки на 648 000 рублей. Затоплено было 11 колхозов и частично 3 сельхозартели (около 40% всех колхозов района). Особенно пагубно отражается наводнение на двух колхозах: «Садоогород» (Нижнепавловский сельсовет) и «Красный боец» (Пугачёвский сельсовет). Несколько дней эти колхозы были парализованы.

В посёлке Садоогород из 65 дворов осталось 14; все общественные постройки уничтожены, осталась только . В колхозе «Красный боец» вода принесла ещё больше бедствий – стрежень реки Урал проходит по посёлку. Не осталось никакого следа от 20 домов, конюшни, коровника, свинарника, кузницы. Оставшиеся дома повреждены и их вынуждены разбирать, так как берег размыло на 150 метров.

Читайте также:  Память вольной старины

Всего по колхозам района разрушено 45 помещений для скота.

Вода захватила и семенной материал. В колхозе «Красный боец» из 1 300 центнеров часть разнесло водой, центнеров 300 испорчено и только 400-500 центнеров посеяно. Немалый ущерб наводнение нанесло парниковому хозяйству и оросительной сети 11-ти колхозов. В 9-ти колхозах парники разрушены и рассада смыта. В 5-ти колхозах затоплены овощехранилища с картофелем, в 2-х семенной картофель унесён водой.

Наводнение разрушило жилищный фонд – затопляло более 1 500 домов, из них разрушило 374 саманных дома. По предварительным подсчётам у колхозников подмочено хлеба более 9 000 центнеров. Также унесло немало личного домашнего имущества».

Документ поведал и о том, как местные власти помогали пострадавшим: «Райкомом ВКП(б) и райисполкомом приняты меры по расселению колхозников по домам соседних колхозов, по охране скота, имущества и основное – мобилизовали колхозников на проведение весеннего сева.

Колхозу «Красный боец» были вывезены семена на поле, мобилизовали 40 человек из близлежащих колхозов для посевной в порядке оказания помощи. Была запрошена сила из воинских организаций по спасению семян, парников для проведения весеннего сева.

Для ликвидации последствий наводнения намечено создать строительные бригады по восстановлению общественных построек. По отношению колхозов «Красный боец» и «Садоогород» возбуждаем ходатайство перед областными организациями и правительством о слиянии их с соседними колхозами.

Возведение общественных построек потребует предоставления государственного кредита в размере 150-200 тысяч рублей для закупки стройматериалов.

По дорожно-мостовому хозяйству райком и райисполком ходатайствуют восстановить дороги, мосты силами области путём посылки сапёрных, инженерных войсковых подразделений на эти строительства. Одновременно район просит воздействовать на управление связи с восстановлением телефонной связи с зауральными сельсоветами, колхозами, совхозами. Вся весенне-посевная компания проходит в исключительно тяжёлых условиях (нет ни телефона, ни переправы).

Для оказания помощи колхозникам в деле постройки их собственных домов предполагается установить очерёдность предоставления транспорта, отпуска с колхозной работы членов сельхозартели и предоставления рабочей силы для постройки домов красноармейским семьям».

16 мая 1942 года.

В других районах области потери от наводнения оказались не столь значительными. Председатель Кувандыкского райисполкома Щеглов докладывал заместителю председателя Облсовета Шарапову: «В связи с наводнением снесено телеграфных столбов 77 штук на сумму 1 694 рубля, проводов 600 кг на 840 рублей. Снесены мосты через реки Кураганка и Блява стоимостью 21 200 рублей. Размыто железнодорожное полотно на сумму 19 500 рублей. Унесено лесоматериала на сумму 70 тыс. рублей. В Приуральском мясосовхозе размыта база стоимостью 52 тыс. рублей. Снесено: 2 общественные конюшни на сумму 1 300 рублей; 78 саманных жилых строений на сумму 79 тыс. рублей. Всего убытка по району исчислено 282 235 рублей.

В Илекском районе «разрушено 12 государственных зданий (стоимостью 57 тыс. рублей), 14 колхозных строений (стоимостью 42 тыс. рублей), 188 жилых домов (стоимостью 376 тыс. рублей).

Из Бузулукского райисполкома 16 мая 1942 года в г. Чкалов направлено краткое сообщение: «Домашкинская плотина размыта на 400 м., потребуется около 100 тысяч рублей. Был затоплен обозостроительный завод в Колтубанке, унесло водой сани и некоторые другие материалы. Завод не работал 10 дней. Убытки составляют 23 тысячи рублей».

20 мая 1942 года.

Хабарненский сельсовет: По колхозу «Ленинский путь» паводком совершенно разрушено 10 и частично повреждено 17 домов колхозников. Ущерб определяется в 83 500 руб. Разрушена саманная мельница, кузница и унесена водой новая веялка – 9 700 руб. На 50% разрушены два саманных сарая – 4 500 руб.

Всего по Халиловскому району убытки исчисляются в 133 907 рублей. Район ощущает острую нужду в строительном материале». Согласно «Справке о причинённых наводнением разрушениях и убытках по жилому фонду в разрезе городов Чкаловской области» всего паводком 1942 года разрушено 5 840 домов (в том числе полностью – 2 650 домов): в г. Орске подверглось разрушению всего 4 001 дом (в том числе 1 493 разрушены полностью); в г. Чкалове разрушено всего 668 домов (полностью – 183 дома).

Предварительные данные об ущербе от наводнения 1942 года свидетельствовали: «Общая сумма убытков по областному центру – 4 миллиона 221 тысяча рублей, по г. Орску – 43 миллиона 124 тысячи рублей, по Чкаловскому району – 3 миллиона 584 тысячи рублей, по Буртинскому району – 1 миллион 712 тысяч рублей, по Илекскому району – 542 тысячи рублей, по Кувандыкскому району – 286 тысяч рублей, по Буранному району (сейчас территория Соль-Илецкого района) – 65 тысяч рублей, по Сакмарскому району – 20 тысяч рублей.

Только на единовременные пособия требовалось: в г. Орске – 750 тысяч рублей, в г. Чкалове – 350 тысяч рублей. На кредиты на индивидуальное строительство в г. Орске нужно было 6 миллионов 800 тысяч рублей, в областном центре – 1 миллион 500 тысяч рублей. Всего на ликвидацию последствий наводнения необходимо было изыскать 27 миллионов 100 тысяч рублей.

Сохранившиеся архивные документы свидетельствуют об огромном ущербе, нанесённом водной стихией хозяйству и населению области в сложных условиях военного времени. Поиск материалов о ликвидации последствий наводнения 1942 года продолжается. К сожалению, найти на страницах местной газеты «» того времени хотя бы какую-нибудь информацию по интересующей нас теме не удалось. Возможно, кто-то из очевидцев поделится с архивистами своими воспоминаниями, которые восполнят картину тех суровых весенних дней 1942 года.

Татьяна Владимировна Судоргина Об авторе: Татьяна Владимировна родилась в с. Октябрьском Оренбургской области. Окончила Московский историко-архивный институт. Долгое время работала заведующей отделом информации Государственного архива Оренбургской области. В настоящее время – главный специалист Комитета по делам архивов области. Заслуженный работник культуры Российской Федерации.

Действительный член Пушкинского общества, автор многочисленных публикаций на исторические темы, лауреат премии альманаха «Гостиный Двор» имени Валериана Правдухина (2008).

Источник: Альманах «Гостиный Двор» 4 июня 2015

Советуем почитать:

Добавить комментарий