НЭП и начало коллективизации



По данным 1926 года в селе проживало уже 1947 человек и в нем насчитывалось 430 хозяйств. В их пользовании находилось 7220 десятин земли. До 1920 года, когда было проведено новое землеустройство, которым местное население осталось недовольно, казаки имели 23 тысячи 500 десятин. Затем большая часть казачьих земель отошла организациям. оставшийся надел распределился следующим образом. Пашня занимала 3980 десятин, луга — 855, выгон для скота — 1187, леса — 550 десятин. таким образом, на одну душу приходилось 2,9 десятин (до революции — 15 десятин) земли, на которой сеяли рожь, пшеницу, овес, ячмень, просо, вытаращивали картофель, сажали бахчи.

Мясоедов Григорий Григорьевич - Страдная пора (Косцы), 1887. Холст, масло. 179х275.

Правильного севоборота не существовало. Многие земли были настолько истощены, что бросались и не обрабатывались. Культурных приемов ведения сельского хозяйства, как-то: внесение в почву минеральных и органических удобрений не было. Поля запускались. Вследствие малоземелья население вынуждено было арендовать под посевы и сенокос сотни десятин плодородной земли.

У местных жителей, отличающихся трудолюбием, было все же стремление к культурной обработке земли. В то время они даже подумывали о покупке трактора. Однако одного желания иметь его было мало. Не хватало средств на приобретение дорогостоящей техники.

Если луга и огороды станичники использовали полностью, то пахотные земли — лишь наполовину от их площади, большую часть которой (1084 десятины) занимала пшеница. В среднем она давала с каждой десятины 50 пудов (7 центнеров) зерна. Однако в отдельные годы урожайность достигала 90 пудов (13 центнеров). Хлеб, как правило, сеяли на одних и тех же площадях 3-4 года к ряду. Способ посева был ручной — путем разбрасывания несортированных семян. Озимых сеяли мало, весеннего боронования не проводили. Затем эти земли оставляли на 4-5 лет под пары.

Пластов Аркадий Александрович (Россия, 1893-1972) «Колхозное стадо» («На пастбище»). 1938

В том же, 1926 году рабочих лошадей в селе было 401, верблюдов — 47, волов — 7, дойных коров — 504, молодого рогатого скота — 322 головы, овец с молодняком — 1077. С каждой овцы в среднем настригали в год 3 фунта шерсти, а одна дойная корова давала 107 ведер молока. Большую его часть и сметану местные жители сбывали на рынке. масло, которое пахтали, на продажу не возили.

Идея коллективизма у бердского населения отсутствовала. Общественные запашки не проводились. сама система ведения хозяйства была смешанной. Полеводство, молочное животноводство и огородничество занимали в структуре одинаковое положение. Однако, предпочтение местные жители отдавали все же огородам, дававшим неплохой урожай. так, в 1926 году с каждой десятины собрали 282 пуда капусты, 540 пудов огурцов, 450 пудов картофеля. Огороды по большому счеты кормили, давали прибыль.

Пластов Аркадий Александрович (Россия, 1893-1972) «Сбор картофеля (На огороде)» 1956 г

На уборке как хлеба, так и сена местные жители использовали в основном сельхозтехнику, хотя не исключался и ручной труд. В урожайные годы население вооружалось серпами, и тогда на крестьянских межах росли кресцы снопов. Молотьбу хлебов производили катками, просеивание — с помощью лопаты и изредка веялкой.

Незабываемыми в те годы были сельские праздники — «День леса», «День урожая». на последнем, прошедшем осенью 1926 года лучших крестьян премировали. За хорошую организацию мелиоративного товарищества был отмечен Иван Евдокимович Рогожкин, а за образцовое содержание скотного двора — Василий Захарович Козлов.

Большую работу проводил Бердский сельсовет, вновь избранный в декабре 1925 года. В его состав вошли 19 человек. Среди новых членов местного Совета были: Александр Тумин, Михаил Перелыгн, Матвей Козлов, Мария Долинина, Григорий Козлов, Егор Белоглазов, другие активисты села. Председателем сельского Совета единодушно был избран кандидат в члены Иван Васильевич Семенов, поскольку работал уже вторые выборы и оправдал доверие сельчан. В должности председателя совета он получал 42 рубля в месяц.

При сельском Совете действовало несколько секций. Активно работали две — культурно-просветительская и земельная. Последняя занималась разрешением всех земельных споров, распределением угодий, наделов, решала другие вопросы сельчан, связанные с землепользованием.

При Бердском сельсовете был образован комитет взаимопомощи, членами которого являлись все жители села. В финансовом отношении комитет был слаб, поэтому значительной помощи населению не оказывал. весь его капитал состоял из сумм членских взносов, которых хватало лишь на то, чтобы запахать две десятины земли.

Интересно проследить рост активности бердского населения в выборах местного Совета. Если в 1923 году в них участвовали 65 мужчин и всего лишь одна женщина, то через два года к избирательным урнам пришло 310 мужчин и 154 женщины.

Росла избирательная активность местных жителей, крепла, набирала силу бывшая казачья станица. Весной 1927 года в ней проживало уже 2042 человека. Людный по тем временам Бердский поселок имел 4 частные лавки, где торговали в основном мелким товаром. Процветало кустарное производство: официально была разрешена деятельность 404 кустарей.

Уже тогда в советском селе назревали великие перемены. начало им положил XV съезд партии, принявший историческое решение о всемерном развертывании коллективизации сельского хозяйства. И по сути, начиная с 1927 года приступили к раскрестьяниванию страны. Сельские труженики, как мелкие товаропроизводители, лишались свободы распоряжаться продуктами своего труда. Единоличникам была объявлена тотальная война. На этой почве зрело недовольство крестьян. В итоге оно выливалось в открытое выступление, которое официальные власти называли враждебными, контрреволюционными. Только в 1927 году во время хлебозаготовок в Оренбургской губернии произошло 120 таких выступлений.

К тому времени во многих волостях (с 1927 года — районах) были созданы ТОЗы — товарищества по совместной обработке земли. В ряде сельсоветов их инициаторами выступили казачьи секции. По итогам организационно-массовых мероприятий среди казачества в Оренбургском округе «особо удовлетворительно» отмечалась работа сельскохозяйственной секции Бердского сельсовета. В 1928 году она организовала посевное товарищество «», в которое вошли 24 женщины-«бедняжки», так называли их в официальных документах тех лет.

Тогда же Оренбургский райком партии взял курс на расширение сети делегатских собраний. По большому счету, из женщин готовили кадры, которые на случай войны могли бы управлять хозяйством, заменить на руководящих должностях мужчин. Всего в Оренбургском районе имелось 20 делегатских собраний, которые охватывали 570 женщин. Одним из лучших было признано делегатское собрание Бердского сельсовета. Представители райкома специально выезжал в казачье село, чтобы в Международный женский день 8 марта официально поздравить местных женщин с праздником и вручить им подарок — библиотечку книг стоимостью 17 рублей.

В 1927-1929 годах проходила очередная избирательная кампания в сельские Советы. активное участие в ней приняла и союзная молодежь.

«Отчетно-перевыборная кампания на деревне идет, — писала 4 января 1929 года газета «Средне-Волжский комсомолец». — Комсомольские ячейки сдают экзамен на звание действительного помощника и проводника задач партии. Комсомольцы поселков Павловского, Сакмарского и Берды настояли перед кооперацией на том, чтобы на время перевыборов она организовала ясли для детей».

На открытии детского сада в Бердах наряду с местным населением присутствовали и — участники первого районного слета ДКО (детской коммунистической организации), проходившей летом 1929 года в казачьем селе.

«Батрачата, собравшиеся на слет, — отмечалось в отчете окружного комитете ЮП (юных пионеров), — сообщали, что им приходилось работать за копейки и кусок хлеба, по 13-14 часов в сутки».

Окружное бюро ЮП возмутили и такие факты: «В селе Берды Оренбургского района пионерку-батрачку наниматель грозил выгнать с работы за то, что она просила разрешения присутствовать на слете, проходившем в их селе». Далее: «На одной поляне идет соревнование, а рядом группа собравшихся крестьян истолковывает слет по-своему, считая его дикой забавой детворы».

Были и другие, прямо противоположные примеры. Многие местные жители сочувствовали ребятам, «изъявляли желание подать подводу для пионеров, едущих на слет».

Он продемонстрировал стремление детей участвовать в строительстве новой жизни. Так или иначе, благодаря агитации, пионеры были втянуты в круг общественных интересов не только своего села, района, но и всей страны.

По мере дальнейшего развития сельского хозяйства ставилась задача завершить переход от ТОЗов к сельскохозяйственным артелям и колхозам, поскольку первые тормозили рост общественного производства. В 1929 году на базе бердского товарищества «Пролетарка» была организована сельхозартель «». Тогда же на местных полях появились и первые тракторы — как символ смычки города и деревни. Название «» стала носить также железнодорожная станция 18 разъезда, чей рабочий поселок входил в состав Бердского сельсовета.

Источник:

  1. Еременко В. Страницы летописи Бёрдской. , ИПФ «Вестник», 2008

Добавить комментарий