Историки доказали, что у Николая Карамзина оренбургские корни



Кандидат исторических наук Елена Мишанина опубликовала неопровержимые факты того, какую роль сыграл Михаил в период основания Оренбургской крепости. В своей статье автор доказывает, что на протяжении 39 лет из прожитых им 55 отец Карамзина был тесно связан с нашим регионом и более 25 лет прожил в своем Оренбургском имении.Кандидат исторических наук Елена Мишанина опубликовала неопровержимые факты того, какую роль сыграл Михаил Карамзин в период основания Оренбургской крепости.

Сведений об истории рода Карамзиных опубликовано немного. Почти вся имеющаяся литература относится к XIX – началу XX столетий. Михаил Карамзин является отцом известного историка и литератора Николая Михайловича.

— История этого рода, довольно сбивчивая, местами темная, тесно связана с Поволжьем. Это был мелкий дворянский род, сначала даже с трудом существовавший. Только царское жалованье поддерживало его, — говорится в исследовании. — Талантами особенными никто из предков Карамзина не выделился, — все они были рядовыми слугами Русской земли.

Сам Карамзин крайне скупо информировал о себе самом и своих ближайших родственниках. В единственном, наполовину, автобиографичном романе «Рыцарь нашего времени» он дает такую характеристику своему отцу: «…русский коренной дворянин, израненный отставной капитан, человек лет в пятьдесят, ни богатый, ни убогий, и — что всего важнее — самый добрый человек…добрый по-своему и на русскую стать». Историк Михаил Погодин, библиограф Карамзина, добавляет: «Отец Карамзина Михаил Егорович – человек очень добрый и простой, служил в молодости в Оренбурге, при Неплюеве, в легком полевом батальоне и пожалован землею в Оренбургской, ныне Самарской губернии».

Основоположником династии явился дедушка Николая Михайловича Карамзина – Егор Петрович Карамзин (1669 — до 1746). До него Карамзины служили при разных правителях стольниками и стряпчими. Начало XVIII века для российского дворянства ознаменовалось рядом серьезных перемен. Потребности государства, связанные с войной, на всю жизнь прикрепили привилегированное сословие не только к пожизненному служению в административных и судебных учреждениях, но и к несению воинской службы в регулярных армейских частях, начиная ее с рядовых солдат.

Егору Петровичу Карамзину в 1704 году исполнилось 35 лет. И он, небогатый «городовой дворянин», был записан солдатом в «службу регулярную» в Анненков пехотный полк, который был сформирован в 1704 году в Смоленске и стоял гарнизоном в Полоцке. Прослужил до 1731 года и в возрасте 60 лет подал прошение об отставке. Отдав воинской службе 25 лет, был отпущен «в дом на ево пропитание» с жительством в селе Карамзино (Знаменское). Егор Петрович был женат на Екатерине Петровне Аксаковой. Это был поздний брак, от которого родилось двое детей – Михаил и Пелагея. В 1737 году он был еще жив, представляя на смотр своего единственного малолетнего сына, а в официальных документах за 1746-1747 годы наследником и владельцем села Знаменское (Карамзино) указан его сын Михаил.

Если судить о степени родства, то писатель Сергей Тимофеевич доводился троюродным правнучатым племянником Николаю Михайловичу Карамзину, то есть дед писателя и Николай Карамзин были троюродными братьями. Иван и Константин, имея общих знакомых и друзей, тесно общались, проживая в российских столицах. Вероятным местом рождения Михаила Егоровича Карамзина является имение его родителей в Симбирской провинции Казанской губернии село Карамзино (Знаменское). Получив первоначальное домашнее воспитание и образование Михайла, как тогда писалось его имя в официальных документах, был представлен отцом на смотр дворянских детей.

Воинская служба Михаила Карамзина началась с двух тяжелейших походов из Самары в Орскую крепость в 1742 году и из Самары до Оренбургской крепости в 1743 году. Поход 1742 года подробно описан первым летописцем оренбургского края и его непосредственным участником – Петром Рычковым. В 1742 году Оренбургскую комиссию по освоению оренбургского края возглавил Иван Иванович . 9 июля 1742 года начался поход в под его предводительство из Самары. Следуя из крепости Татищева пристань, отряд добрался до Бердской крепости. На ее месте было решено заложить Оренбург, а Бердскую крепость перенести в устье реки Сакмары (современный жилой район Бёрды). Далее Неплюев со своей командой направился в Орскую крепость. Преодоленное расстояние составило более 700 км. В Орской крепости состоялся совет, на котором окончательно было решено строить Оренбургскую крепость на месте Бердской и гарнизоном определить в нее Пензенский пехотный полк.

До наступления осеннего бездорожья и холодов нужно было вернуться. 6 сентября команда Неплюева подошла к переправе через реку , возвращаясь в Самару. По дороге Неплюев получил разрешение Сената строить Оренбург. 15 марта 1744 года была образована . 1742-1743 годы были одними из самых тяжелых для основателей и жителей «новопостроенной» Оренбургской крепости, сопровождавшиеся недостатком продуктов, холодом и цингой.

С 1744 года в Оренбургской крепости стала действовать губернская крепостная контора, которая регистрировала сделки с куплей-продажей недвижимости, земли, крепостных крестьян. В крепостных документах фигурируют названия первых улиц Оренбургской крепости – Большая, Пензенская, Солдатская, Унтерофицерская, фигурантами сделок становились первые жители города. В вотчинных книгах — юридических документах того времени, сохранились описания первых оренбургских обывательских строений – деревянные избы «с сеньми, хлевом, воротами, под тем двором земля восемь поперек десять сажень в межень», в крепости также возводились дома с погребами, банями, огородами, расположенными за домом. В списке домовладельцев Оренбургской крепости за 1744-1745 годы в числе прочих значится сержант Михайла Карамзин, который имел дворовое место в Четвертой Большой улице.

Он прошел путь солдата, капрала, каптенармуса и сержанта. 20 мая 1749 года был пожалован в низший офицерский чин — прапорщики. Офицерам и солдатам из дворян в Оренбурге было разрешено жить не в казармах, а в частных домах. Единственная сохранившаяся исповедальная ведомость служащих Пензенского пехотного полка, расквартированного в Оренбурге за 1761 год, свидетельствует о том, что служащие несли гарнизонную службу, проживая в собственных домах с женами, родителями, детьми и дворовой прислугой. К началу 1750-х годов Сенат поощрил землей наиболее отличившихся в оренбургских походах дворян. В списке первых оренбургских дворян-землевладельцев оказались офицеры оренбургских полков, несших нелегкую службу на юго-востоке России. Однополчанами Михаила Карамзина были подполковник Роман , сын Петра Рычкова прапорщик Андрей и другие.

8 августа 1756 году губернатору Неплюеву поручили подобрать пустые плодородные земли ближе к реке Волге, на которых можно было разместить переселенцев, а также составить предварительную смету расходов на перемещение и расселение черногорцев и албанцев. Немалые средства, потраченные на переселение черногорцев, были израсходованы впустую. Начался обратный процесс перемещения их из Оренбургской губернии в Киев. В этой акции и довелось участвовать молодому офицеру Михаилу Карамзину в качестве сопровождающего. Поход проходил далеко не гладко. Черногорцы устраивали демарши под лозунгами «Больше России служить не хотим!», были замечены «в продерзостных поступках», «дрались,били и грабили обывателей».

Оренбургский губернатор, тайный советник А.Р. сообщал в военную коллегию «Как де и ему известно, что оной Карамзин здоровьем своем весьма слаб, в должности звания своего находился добропорядочно…и ни в каких штрафах не бывал и к повышению чина аттестуется достойным. Почему и он тайной советник за добропорядочную и беспорочную ево службу при отставке и повышению чина удостаивает». Так полевой офицер, оренбургский и симбирский помещик капитан Михаил Карамзин в возрасте 37 лет вышел в отставку, имея крепостных крестьян «мужеска полу сто дватцать душ». Все 4 сына Михаила Егоровича Карамзина, следуя семейной традиции, начинали свою биографию с несения воинской службы с рядовых солдат. Василий произведен в поручики. После выхода в отставку занимал гражданские должности, был заседателем Симбирского верхнего земского суда.

Николай зачислен в службу в армейские полки. В 1781 году был отпущен в отпуск на год. Уже с 1 января 1784 года уволен от службы поручиком.На этом армейская служба Николая Карамзина благополучно завершилась. Он нашел свое призвание в литературной и исследовательской деятельности, став знаменитым писателем и историком. Федор из всех сыновей Михаила Егоровича Карамзина дослужился до капитана. После выхода в отставку поселился в родовом оренбургском имении отца, где и был похоронен.

Александр вышел в отставку гвардии прапорщиком в 1795 году и посвятил себя семье и жизни в своем оренбургском поместье Полибино. По воспоминаниям Сергея Тимофеевича Аксакова «Карамзина все называли богатырем; и в самом деле редко можно было встретить человека такого крепкого, могучего телосложения. Он был высок ростом, необыкновенно широк в плечах, довольно толст и в то же время очень строен; грудь выдавалась у него вперед колесом, как говорится; нрав он имел горячий и веселый; нередко показывал он свою богатырскую силу, играя двухпудовыми гирями, как легкими шариками». «Какой бы чудесный рыцарь вышел из Карамзина, если б надеть на него латы и шлем и дать ему в руки щит и копье».

Таким образом, Егор Петрович и Михаил Егорович Карамзины оказались в центре событий военной истории Российской Империи XVIII столетия, имея поощрения, как в виде очередных офицерских званий, так и пожалований землей в Оренбургской губернии. Десятки их потомков — русских офицеров вплоть до революционных событий начала XX века верой и правдой служили в армейских частях, так и на государственной службе на благо России.

Автор: Ержан УТЕГУЛОВ
Источник: Orenday.ru

Добавить комментарий