О кабаках и винном откупе



Когда мы говорим о кабаках, трактирах, кофейнях и ресторанах, каждый из нас вспоминает что-то свое: кто-то кулинарные изыски, кто-то возможность выпить в компании, кто-то — развлечения.

Ресторан "Вена" (Санкт-Петербург). Часть общего зала ресторана и буфетная стойка. Фото 1910-х гг.

Ресторан «Вена» (). Часть общего зала ресторана и буфетная стойка. Фото 1910-х гг.

Исходя из того, что офици­альная история нашего края начинается все-таки с начала XVIII века, то и начнем мы свой рас­сказ с указа императрицы Елизаветы Петровны от 1756 года, в котором она потребовала построить в каждой губернии казенные винокуренные за­воды, дать право купцам-откупщикам иметь столько кабаков, сколько они пожелают. Эта откупная система, или винный откуп, действовала на террито­рии России больше века.

Именно винный откуп дал воз­можность многим купцам заработать первые большие деньги, позволившие потом использовать эти средства для смены сферы деятельности. Так было со знаменитым: купцами Мясниковым и Твердышевыми.

Внимательно просмотрев все статьи, из которых складывались го­родские доходы, первый Оренбургской губернии Иван Ивано­вич обращает внимание на водочную торговлю. В связи с этим в истории Оренбургского края и воз­никают братья Твердышевы со своим шурином-компаньоном Мясниковым.

В 1744 году на главной улице Орен­бурга, на том месте, где спустя почти сто лет появится особняк винного от­купщика А.И. Еникупева, один из бра­тьев — Иван — построит кабак.

Еще один кабак Твердышева стоял на улице Орской. Цокольный этаж вмещал обширные винные подвалы или выходы. Над этим этажом был вто­рой, где и располагался кабак. Позже здесь размещались корчемная контора и полиция, потом военно-сиротское отделение. В начале 30-х годов XIX века дом пустовал, так как был очень ветхим. Купцы Твердышевы вместе со своим родственником вскоре стали заниматься добычей руды, но именно «питейные» деньги позволили им за­работать первые капиталы на террито­рии нашего региона.

Кстати, очень интересно пересек­лись «питейные доходы» и ­ский бунт. Указом от 1 мая 1774 Ека­терина II выразила свою монаршью благодарность, и ее указом посадские люди Оренбурга на два года освобож­дались от подушной подати, а всем оренбуржцам, всему «градскому обще­ству», была пожалована годовая при­быль откупного сбора с оренбургских кабаков («питейных домов»).

В 1861 году Государственный Совет отменяет откуп и вводит акиз, кото­рый распространялся не только на вод­ку и вино, но и на пиво, брагу, сусло, мед. Кабак со временем переименова­ли в питейный дом. Многие питейные дома наряду с продажей вина оборудо­вали отдельные помещения с кухнями, где продавались закуски, горячие блю­да, разные похлебки. Вообще сфера общественного питания в Оренбурге развивалась не очень интенсивно. Но есть и замечательные примеры.

Бульвар на Урале. Оренбург

Бульвар на Урале.

Помните ли вы, почему бульвар имени Свердлова все называют Беловкой? Когда-то купец Белов разбил цветочные клумбы на бульваре; рядом со старым спуском, у Елизаветинских ворот, поставил павильон-беседку, где продавались прохладительные напит­ки. На сваях, прямо над обрывистым берегом, соорудил ресторан с «пятач­ком в центре зала, это было место для музыкантов. Прямо от ресторана он проложил еще один пологий спуск без ступенек, змейкой доходивший почти до реки. Этот ресторан дожил до позд­них советских времен с укоренившим­ся у его постояльцев названием — «Поплавок».

Вот так неровно и развивался «питейный бизнес» в Оренбурге. На са­мом деле, найти подробные сведения о развитии сферы общественного питания в Оренбургской губернии нам было достаточно сложно, будем надеяться, что оренбургские историки восполнят этот пробел своими иссле­дованиям.

Процветали кабаки и трактиры и в других городах Оренбургской губернии, например; в Бугуруслане. Сам городничий владел одним из них. С разре­шения главы города было открыто 2 погребка, где продавали российские вина с низкой крепостью. Однако вскоре городничий понял, что погребки создают конкуренцию его трактиру и поднял вопрос об их закрытии. Городничий моти­вировал закрытие тем, что местное население предпочитает более крепкие спиртные напитки. Однако в городской думе замысел главы Бугуруслана был раскрыт, и погребки решено было не закрывать.

Источник: «Легенды губернии. К 270-ти летию Оренбуржья» / ред. коллегия А. Севостьянов, А. Цепилов, А. Жураковская,  [и др.]. — Оренбург : «АиФ в Оренбурге», 2014, стр. 57.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Извещать о: