Оренбургский Дом колхозника



Была в дореволюционном Оренбурге еще одна разновидность жилья по найму — так называемые меблированные комнаты, или номера. в своем «Путеводителе» прямо указывает, что эти самые номера использовались «приезжающими по торговым делам коммерсантами и другими лицами по своим надобностям» как несколько более дешевая альтернатива гостиницам.

Оренбург, гостиница "Нива"

Такие старинные «хостелы» были сконцентрированы главным образом на Гришковской улице (современной Чичерина) и принадлежали семействам Ишковых, Коробковых, Калашниковых, Завьяловых, Фадеевых, Стеценко и другим. Суточная плата за номер составляла от 50 копеек до полутора рублей, что простым рабочим опять же было явно не по карману — средняя зарплата последних составляла около 217 рублей.

История Оренбургского Дома колхозника, или Дома крестьянина, как тогда его называли началась в мае 1925 года. На первой учредительной кон­ференции рабочего общества над деревней Зиновьевского района, де­легатами—рабочими был возбужден вопрос о создании в Оренбурге Дома крестьянина.

26 мая 1925 года газета «Смычка» в статье «Нужен ли «» писала:

Вопрос этот можно считать вполне назревшим. Необходимость создания дома диктуется всей полити­кой партии и вызывается также — насущной потребностью со стороны крестьянина.

Бывая в подшефных селах, городским товарищам часто приходилось сталкиваться с заявлением кресть­ян, о том, как в городе их частень­ко обирают, взимая незаконные сборы, пользуясь их безграмотно­стью.

Крестьянину приезжающему на один два дня, а подчас и на несколько часов, не до того, чтобы бегать по различным учреждениям и доискиваться наказания виновников всех обрушившихся на его голову зол. А большей частью крестьянин незнающий всех касающихся его распоряжений Советской власти, не уверен в том, законны или беззаконны все применяемы к нему обложения.

«Дом крестьянина» и должен быть таким местом, где без волоки­ты селянин быстро найдет ответ на все волнующие его вопросы. Кроме этого, дом должен служить местом где крестьянин, приезжая на короткое время в город, смог бы также и остановиться.

За создание такого дома можно привести много доводов. Но это совершенно излишне. Опыт других городов, где это осуществлено уже не один год, является наилучшим доводом.

Для создания «Дома крестьянина» нужны естественно большие затраты. И ежели такими средствами пока еще не располагают соответствую­щие учреждения, то к сбору их нужно привлечь внимание широких масс, всех широких комиссий и др.

Инициативу может ваять на себя хотя бы Губернская шефная комиссия при Губкоме РКП (б).

В ноябре 1925 года Наркомвнудел сделал распоря­жение о предоставлении коммунальными органами свободных зда­ний для домов крестьянина.

«Зда­ния должны передаваться по воз­можности в исправном состоянии, чтобы дома крестьянина не переобременялись расходами. Торговые помещения находящиеся из передаваемых владений, переходят также в аренду домов крестьянина и могут быть ими «эксплуатируемы». Исполкомы могут частично или полностью освобождать дома крестьянина от вносов арендной платы».

Первый "Дом крестьянина" в Оренбурге. Газеты "Смычка" 7 ноября 1925 год

Первый «Дом крестьянина» в Оренбурге. Газеты «Смычка» 7 ноября 1925 год

8 ноября 1925 года в Оренбурге был открыт первый «Дом крестьянина». Газета «Смычка» накануне, посвятила этому событию полполосы. Даже сейчас, по прошествии почти ста лет, многие задумки, возлагаемые на обычную гостиницу для сельчан выглядят весьма утопическими.

Дом крестьянина

Организация в Оренбурге «Дома крестьянина” задумана была еще в 22 году. Но из-за голода и слабости местного бюджета она все откладывалась.

К проведению этой задачи в жизнь было приступлено лишь в июле 25 года, когда Губисполком от­пустил на оборудование Дома 18 тыс. рублей.

Комиссия по подысканию здания остановилась на бывшем д. Дюкове, на Хлебном базаре, имею­щем цементированный огромный двор и хороший сад.

Спешно было приступлено к ка­питальному ремонту. Заново перек­рыты полы, переложены печи, от штукатурены, выбелены и выкрашены полы, потолки, стены, двери и окна.

8-го ноября состоится торжественное открытие первого «Дома крестьянина» в Оренбургской гу­бернии.

Столовая и кухня

Из бывшего при Наркомземе складочного помещения при Доме устроена кухня и столовая с большой пропускной способностью. В этой столовой обеды для крестьян будут отпускаться из двух блюд по цене в 25 коп., а для остальных несколько дороже. Кипяток и по­суда для крестьян будет отпускаться бесплатно, а чай по 10 коп.

Конюшня

После Наркомзема Дому кресть­янина достался разрушенный са­рай. В настоящее время он отремонтирован, расширен и обращен в великолепную теплую конюшню, рассчитанную на заезд 150 лоша­дей. Конюшня освещена электричеством, имеет стойла с перегород­ками на 2—4 лошади, корыта, яс­ли и проч. Пол в конюшне дере­вянный со стоками для жидкостей и с удобным водопоем. При доме будут отпускаться приезжающим по себестоимости сено, овес и от­руби. Устроен также крытый са­рай для фургонов.

Кузница

Во дворе дома построена кузни­ца на два горна. В ней будут по­стоянно работать два кузнеца-слесаря. Они будут в первую голову производить всевозможный ремонт крестьянских фургонов и ковать их лошадей. Цены за все эти край­не необходимые для крестьян ра­боты назначены самке низкие.

Справочное бюро

При Доме крестьянина открыто справочное бюро. Оно не только будет обслуживать крестьян, да­вая всевозможные справки и ока­зывая юридическую помощь, но и будет оказывать содействие крестьянам в случае их обращения в различные учреждения.

В этом бюро будут даваться советы по всем сельско-хозяйствен­ным ветеринарным и финансово-на­логовом вопросам. Кроме того бю­ро будет проводить лекции и бе­седы по всем вопросам, интересу­ющим крестьянина.

Для проведения всех этих мер к бюро прикомандированы агроном, ветеринарный врач, юрис-консульт и дежурные от учреждений непо­средственно связанных по работе на селе. Советы будут даваться с 10 ч. утра до 4 ч. дня.

Культурно-просветительный уголок

При доме имеется библиотека-читальня, в которую уже поступило более 1100 экземпляров сельскохозяйственной литературы. Выписываются как местные, так и столичные газеты, имеющие связь с жизнью крестьян.

Кроме того в большом зале при читальне отведенном для лекций оборудован единственный в Оренбурге по красоте уголок Ленина.

Совет Дома крестьянина

Для наилучшего оборудования Дома крестьянина во всех отношениях, Губисполком постановил, чтобы общее руководство им через ГИК осуществлялось посредством особого совета. Совет должен со­стоять из завдомом, члена Губпрофсовета, представителя Губкома РКП (б.), члена правления Губсельсоюза, прокурора, представителей Губздрава, Губрабкрина, Женотдела, союза Рабземлеса, KKOP от Губзема от Сакмаро-Уральского союза и от местной печати.

Порядки в Доме крестьянина

Чтобы воспользоваться всеми льготами, предоставляемыми Домом крестьянина всякому приезжающему| необходимо запастись удостовере­нием от своих советских властей с указанием по каким делам был вызван его выезд в город .

Предъявив такое свидетельство, сдав на хранение вещи дежурному под квитанцию, крестьянин получает пропуск на право пользования общежитием и конюшней не более чем на двое суток. В исклю­чительных случаях по предъявлению документов срок пребываний может быть продлен.

Вступив в Дом крестьянина, землероб уже пользуется правом по­лучить не только питание для се­бя и скотины, но и нужные справ­ки, юридическую помощь и прочее.

Плата за общежитие для кре­стьянина установлена в 15 коп. и за конюшню 10 коп. с головы в сутки.

Всем прибывающим вменяется в обязанность строго следить за чи­стотой, для чего в доме поставлена масса плевательниц и урн для окурков.

Как лекции и беседы, так и экскурсии крестьян на заводы и др. места производятся домом по за­ранее выработанному плану.

Ближайшее будущее Дома крестьянина

Дом крестьянина имеет громадную будущность, он все время будет развиваться. В ближайшем бу­дущем при нем будут организова­ны сельско-хозяйственные и кустарные выставки и музеи. Они будут служить как наглядные пособия для крестьянина, который обычно воспринимает новые способы веде­ния хозяйства только показом.

С отводом здания бывш. Хусаинова, в доме будет введен радио громкоговоритель, чтобы наш кре­стьянин слышал не только столич­ные концерты, но и лекции по сельскому хозяйству произносимые самыми лучшими в России спе­циалистами.

При доме же проектируется устроить показательную выставку сельско-хозяйственных машин и ору­дий, газовую камеру, баню, кино, театр и прочее.

Накануне открытия Дома кре­стьянин» мы от всей души жела­ем ему осуществить полностью всю свою программу и выражаем на­дежду, что в этом деле ему придут на помощь все те учреждения, которые так или иначе связаны с селом.

Читальня "Дома крестьянина". Газета "Смычка" 10 ноября 1925 года

Читальня «Дома крестьянина». Газета «Смычка» 10 ноября 1925 года

10 ноября 1925 года газета «Смычка» также посвятила полполосы освещению церемонии открытия «Дома крестьянина».

10 ноября 1925 года газета "Смычка" также посвятила полполосы освещению церемонии открытия "Дома крестьянина".

Открытие «Дома крестьянина», Газета «Смычка», 10 ноября 1925 года (для прочтения текста целиком, откройте изображение в отдельном окне).

Менее, чем через месяц после открытия, выявились недостатки «Дома крестьянина». 2 декабря 1925 года газета «Смычка»  писала:

Теснота помещения. — Нет места для оборудования сельско-хозяйственной выставки, душа и дезинфекционной камеры — необходимо расширить территорию дома  быв. Хусаинова.

Жизнь и деятельность «Дома крестьянина» вошла в свою колею. Наплыв крестьян превзошел все ожидания. 

Недавно в доме был произведен санитарный осмотр. Найдено необходимым сократить число коек, вместо 75 до 55, в виду тесноты помещения.

Сейчас в доме идет полным ходом культурно-просветительная работа, агрономическая и юридическая помощь.

Для того, чтобы глубже закрепить в памяти прочитанные лекции выписаны всевозможные экспонаты, на разместить их негде.

Госсельсклад выразил согласие дать Дому набор сельско-хозяйственных машин, Губау дает экспонаты для сельхозвыставки. Выразили желание дать экспонаты Губздрав и Губсиликат. Для оборудования этих выставок так же нет помещения.

Затем в интересах санитарии необходимо устройство душа и дезинфекционной камеры.

Только в этом случае можно гарантировать безопасность от передачи через постельные принадлежности всякого рода заболеваний.

Изложенные обстоятельства настоятельно рекомендуют передачи «Дому крестьянина» рядом стоящего с ним дома быв. Хусаинова, ныне занятого детским домом.

Надо думать, что Губисполком принимавший такое деятельное участие в организации «Дома крестьянина» передаст последнему дом бывший Хусаинова.

Только с расширением территории можно будет развернуть работу в полном объеме.

В той же газете был опубликован отзыв одного из первых постояльцев, крестьянина Городищенского поселка М. Т-в.

На днях пришлось побывать в г. Оренбурге по делам.

Еще дома мы узнали из местных газет, что в Оренбурге есть «наш дом».

Не верилось. Приезжаем рано утром, заходим в контору. Встречаем радушный прием и предложение поместиться.

Взяв пропуск в спальню мы были удивлены чистотой и порядком. Заходим в столовую, за четвертак получаем прекрасный обед.

Потом пошли осматривать «Дом крестьянина».

— Низкий поклон и крестьянское спасибо Советской власти за то, что она строит наше благополучие.

Вечером мы получили приглашение на лекции по госстрахованию и медицине. Получив соответствующее разъяснение.

Мы сообщили лектору, профессору тов. Могуле, что наша станица насчитывающая жителей 4500 человек без медицинской помощи и поэтому просим оповестить об этом Советскую власть и надь нам лекаря.

В заключение желаем «Дому крестьянина» успеха.

Но не все пошло гладко, как хотели организаторы. Сельчане, далекие от культуры просто не понимали возложенную на них ответственность. Газета «Смычка» в статье «Берегите Дом крестьянина» 29 апреля 1926 года писала:

При организации «Дома крестьянина“были приняты все меры к тому, чтобы побывавший в нем крестьянин встретил там настоящий очаг культуры.

Действительно «Дом крестьянина“ за самую скромную плату дает полную возможность провести время с удобствами и, кроме того, почерпнуть кое-что для своего ум­ственного развития.

К глубокому сожалению, прихо­дится видеть печальную картину небрежного отношения к этому очагу культуры со стороны приез­жающих хлеборобов.

Взять хотя бы такую «мелочь» — на койках лежат в обуви и верх­ней одежде.

Такое отношение никуда не го­дится. Товарищи, приезжающие в «Дом крестьянина», должны сами следить друг за дружкой и не позволять ложиться в грязных сапогах или в тулупе на койку, ко­торая убрана чистой простыней и покрыта хорошим плюшевым одеялом.

Служащие дома не в силах за этим углядеть. Вы сами должны следить и порицать неряшливых людей. Крестьянину, который топ­чет ногами свое крестьянское доб­ро, нечего делать в «Доме крестьянина», пусть он лучше едет на постоялый двор и валяется там на голых нарах.

Я, думаю, ни один ив этих лю­дей не позволил бы у себя дома или в гостях лечь на убранную постель в грязных сапогах. Дома на пол боится ступить грязной ногой, еще у крыльца сапоги сни­мает, а здесь прямо с улицы—да в постель.

Такое отношение никуда не го­дится !

В общежитии. Газета "Смычка" 6 марта 1930 года

В общежитии. Газета «Смычка» 6 марта 1930 года

Судя по печати того времени, при «Доме крестьянина» заработало многое из того, что было перечислено ранее. Так 5 мая 1926 года газета «Смычка» писала:

За 5 месяцев своего существо­вания Оренбургский «Дом кре­стьянина» видел в своих стенах 6069 рядовых крестьян и 508 ра­ботников сельских организаций, которые получили ночлег. Более тысячи человек пользовались дневной остановкой. Посещаемость растет: в марте по сравнению о ноябрем она увеличилась почти в 3 раза.

Помимо здорового отдыха Дом крестьянина удовлетворяет также и культурные запросы деревни: устраиваются лекции, собеседова­ния, даются всевозможные справки.

В настоящее время «Дом кресть­янина» располагает хорошей биб­лиотекой-читальней.

Плата за ночлег не высокая, всего 20 коп в сутки, что значи­тельно ниже постоялых дворов. При доме имеется столовая, отпу­скающая по удешевленным ценам чай и обеды.

«Дом крестьянина» еще молодая неокрепшая организация. Для то го, чтобы дом стал действительно культурным очагом, он нуждается на первых шагах в серьезной под­держке.

На снимке: В Оренбурге открылся "Дом батрака", при котором организованы курсы пастухов. На снимке: курсанты за учебой. Оренбургская коммуна 11 апреля 1930 г.

На снимке: В Оренбурге открылся «Дом батрака», при котором организованы курсы пастухов. На снимке: курсанты за учебой. Оренбургская коммуна 11 апреля 1930 г.

Но не смотря на учебно-просветительскую работу к «Дому крестьянина» по-прежнему было много нареканий.

На досуге за шашками. Газета "Смычка" 6 марта 1930 года

На досуге за шашками. Газета «Смычка» 6 марта 1930 года

26 марта 1930 года в газете «Оренбургская коммуна» было опубликовано письмо от одного из постояльцев:

В Оренбургском «Доме крестьянина» можно волков морозить. Заведующий совершенно не обращает внимание на жалобы и негодование крестьян. Придет, посмотрит и уйдет. Он ничего не делает для того, чтобы приобрести дрова.

Надо покончить с издевательским отношением к крестьянам.

В середине июня того же года был объявлен месячник смотра состоя­ния работы «Домов крестьянина», перед которым ставилась задача выявить все недочеты и улучшить обслуживание приезжающих крестьян.

Для проведения смотра Окрисполкомом организована специальная комиссия в составе 14 человек, которая в процессе своей работы должна охватить всю деятельность ок­ружного «Дома крестьянина» и пе­ренести на широкое обсуждение рабоче-крестьянских масс,

По первоначальному плану наме­чено проверить административно-хозяйственную деятельность ДК (прим. «Бердской слободы» — Домов крестьянина), общественное питание, состояние сто­ловой и культурно-воспитательную работу. Однако этот план, и вооб­ще работа только одной комиссии, без участия широких масс, не сможет вскрыть и устранить все не­дочеты, которые имеются в ДК и по другим причинам. Поэтому ко­миссия решила смотру придать возможно наиболее широкое общественное значение.

В ряд районов и сел специально выедут члены комиссии с отче­том о работе и значении ДК. Но этим мероприятием все же нельзя охватить всех уголков населения нашего округа. В тех селах где не будет присланного, докладчика сельсоветы должны самостоятельно поставить этот вопрос на обсуждение схода, указать на имеющиеся недочеты в работе ДК я внести свое по­желание в части реширевия и улуч­шения обслуживания заезжающего в них крестьянства. Кроме того окружной печати в смотровой ра­боте уделена значительная роль. Следовательно всякий желающий может и даже должен внести свое предложение или указать на недочеты через печать.

В районах, где имеются Дома крестьянина» нужно организовать само­стоятельные районные смотровые комиссии, примерно в составе 7-9 человек. В комиссию нужно ввести представителей от всех районных учреждений и общественных Организаций. Предметом деятельности районных смотровых комиссий должно быть выявление и обсуждение вопросов о возможности улучшения обслуживания и расширения функ­ции ДК.

В тех районных центрах, где нет «Домов крестьянина», в период ме­сячника по смотру необходимо изы­скать возможности к открытию.

Постоялые дворы, с грязными нарами, в наших советских усло­виях себя изживают. На смену им мы должны с каждым годом воз­можно больше улучшать и органи­зовывать вновь «Дома крестьянина». При активном участии всей совет­ской общественности значительную долю этой работы мы безусловно сумеем проделать.

Бригада горсовета и «Оренбургской Коммуны» обследовала работу столовой, принадлежащей «Дому крестьянина» и пришла к выводу, что «для чужаков поставлено дело гораздо лучше чем для колхозников».

Столовая № 2 «Дома крестьянина», находящаяся на Зеленой базаре рассчитана на 120 столов. Оборудование ее очень плохое, простого кустарно­го типа, механизации совсем нет. Кухня в неисправном виде — коптит, зимой повара угорают. Складочные помещения хорошие, но погреба сносного нет. При столовой есть умывальник для посетителей и полотенце, которое часто сушится. Столующаяся публика — спекулянты в небольшая часть крестьян. При получении обедов документы не проверяются.

В столовой посетители пьют водку, но милиционер никаких мер не принимает. Ассортимент обедов довольно разнообразный. Мясо — солонина хорошо вымочено. Суп имеет вид чистый, мясо розовое, чистое. Зав. столовой — содержатель кофейной, a потому для чужаков поставлено дело гораздо лучше, чем для колхозников.

Прошло много лет. Дом крестьянина по прежнему принимал постояльцев.  27 июня 1948 года газета «Чкаловская коммуна» писала:

— Из дальних и ближ­них сел и хуторов, со всех концов нашей об­ласти едут в Чкалов крестьяне, У каждого свои неотложные дела.

1948 год, Оренбургский "Дом крестьянина", фото В. Лашманова

1948 год, Оренбургский «Дом крестьянина», В. Лашманова

Одни приехали полу­чать новые уборочные машины, другие привез­ли на городской рынок продукты колхозного производства — масло, мясо, картофель и первые овощи. Радуш­но встречает город сельских гостей.

  1948 год, Оренбургский "Дом крестьянина", фото В. Лашманова

Одни приехали полу­чать новые уборочные машины, другие привез­ли на городской рынок продукты колхозного производства — масло, мясо, картофель и первые овощи. Радуш­но встречает город сельских гостей.

1948 год, Оренбургский "Дом крестьянина", фото В. Лашманова

В центре города, там, где улицу имени Киро­ва открывает молодой зеленый парк, в бывшем купеческом особняке теперь помещается областной Дом крестьянина. Здесь каждого приез­жего сельчанина ждет хороший, культурный отдых.

Мы были здесь в тот период, когда в Чкалов съезжались депутаты об­ластного Совета на очередную сессию. Некоторые еще только приеха­ли и были заняты в регистратуре.

Вот прописалась в книге жильцов этого Дома Мария Степановна Хар­ламова — председатель колхоза имени Ворошилова, Гавриловского района, депутат областного Совета. Ей пред­ложили с дороги освежиться под ду­шем, и она охотно приняла это пред­ложение.

По коридору, устланному мягкими ковровыми дорожками, проходим мимо спальных комнат. Чисто, светло и уютно в каждой из них.

В буфете встречаем оживленно бе­седующую группу. За одним столом сидели трактористка из МТС имени Нариманова тов. Пивкина, главный врач Бузулукской поликлиники тов. Астахова, работница абдулинского вагонного депо тов. Семусека и кол­хозница из сельхозартели имени Бу­денного, Грачевского района, тов. Ромашкина. Они делились впечатле­ниями о городе.

Отсюда нас пригласили я читаль­ный зал. В просторной и уютной ком­нате на столах — газеты, журналы, шашки, шахматы, домино. На стен­дах — фотомонтажи, отображающие величие нашей стройки, знакомые лица Героев Социалистического Труда.

Каждый вечер в читальном зале проводятся лекция и беседы.

Хорошо, радушно встречают в Доме крестьянина! Об этом убедительно рассказывает книга отзывов и пред­ложений: более ста благодарностей за гостеприимную встречу и хоро­ший прием приезжающих записано в ней за последнее время.

В просторные и светлые спальни через открытые окна струится све­жий воздух.

Но это еще не вся история. Оренбургский «Дом колхозника» подарил нам песню «Оренбургский пуховый платок». А дело было так…

Далёкий 1958 год. Оренбург. Вечер тихо опускается на город, уставшие рабочие спешат домой. А в это время, по концертному залу местной филармонии разносится громкий, полный возмущения, мужской голос:

— Чего нюни развели! Не пойдет такая песня, не отображены в ней производственные процессы, не слышится стук станков с челноками! Лучше б про коз оренбургских, что ли, сочинили…

Это был директор филармонии. Напротив него сидят юные девушки-певицы, немного напуганные, с раскрасневшимися от слёз глазами. А в сторонке, переминаясь с ноги на ногу, стоит поэт-песенник Виктор Боков с композитором Григорием Пономаренко…

Несколько дней назад пригласили их сюда с просьбой написать песни новому хору. С радостью согласившись, Пономаренко и Боков поездили по краю, узнали много интересного о его истории и культуре, о современных традициях и устоях. Написали несколько песен. Вроде бы с задачей своей справились, время плодотворно провели. Но оставалось такое ощущение, будто чего-то ещё не хватает – той самой песни, которая могла бы стать запевкой и покорила бы миллионы сердец.

Приближался день их отъезда. Расстроенные мужчины неспешно прогуливались по местному рынку в поиске сувениров для своих близких. Так дошли они до торгового ряда, где были выставлены пуховые платки. Боков выбрал для своей мамы самый красивый из всех и, решив сразу же отправить его в Сергиев Посад, пошёл в сторону почтового отделения. Он уже не думал о текстах и песнях, мысленно он перенёсся в родительский дом, где тепло и уютно. где вкусно пахнет пирогами и всегда любит и ждёт мама. Поэт представлял, как холодной зимой, когда за окнами бушует вьюга и бураны, на материнские плечи опускается оренбургский пуховый платок. И вдруг, внезапно, точно нить в клубке, потянулись слова. Прямо в почтовом отделении, на бланк телеграммы Боков записал текст искомой песни.

Как известно, шедевры рождаются стихийно. Пономаренко, после прочтения текста, пришёл в полный восторг. А на обратном пути в его голове уже родилась музыка для новой песни. Воодушевившись, мужчины поспешили к зданию филармонии. Боков диктовал слова песни изумлённым певицам, в то время как композитор наигрывал на баяне мелодию. Но, спустя несколько минут, их радость сменилась разочарованием.

Песня, своей искренностью, вызвала эмоциональный отклик в сердцах хористок, и они не смогли сдержать слёз. Ведь сюда все они прибыли по распределению после учёбы, покинув отчий дом. После слёз голоса сели.

В этот момент и застал их директор филармонии, которого увиденная сцена не тронула…

Вот и уехали друзья-соавторы глубоко расстроенные. А, спустя несколько дней. обнаружили письмо из Оренбурга, со словами благодарности от того самого директора: «Благодарствую, удалась песня! Певицам нашим, из хора, надели паутинки пуховые. Выйдут они на сцену, усядутся в кружочек, накинут на плечики паутинки эти. Запоют и плачут. У зрителей в глазах тоже слёзы блестят… Много раз петь её требуют. Часто же нам и сладкое приедается. А здесь вон что: только закончат певицы выступление своё, как зал вскакивает и кричит: «Оренбургский платок! Оренбургский платок!» И снова поём его, уже всем залом».

А причем тут песня, спросите вы? Дело в том, что текст Боков написал на почтамте на Кирова, а в «Доме колхозника», сейчас на этом месте стоит гостиница «Нива» на Чичерина, Пономаренко буквально за считанные минуты написал музыку к этому тексту.

© 2018, Лукьянов Сергей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *