Читаем старые газеты: От слов к делу, 1925



11 августа 1925 в газете «Смычка», уже известный нам автор, писавший под псевдонимом Бердинский,  рассказал о ситуации, сложившейся с правосудием в поселке Берды.

Заседание народного суда, 20-е годы XX века

Заседание народного суда, 20-е годы XX века

«В поселке Берды, Оренбургской волости, много говорят о необходимости укрепить законность в деревне. Но, видимо, не так то легко перейти от слов к делу.

Вот факты.

Приговором нарсуда 5 участка г. Оренбурга кабальная сделка гр. села Берды Черемухина Федора с гражданкой того же селения Бело­вой Марфой была расторгнута.

Беловой возвращен проданный за гроши в голодный год — дом.

Губсуд, к которому воззвал подтвердил приговор нарсуда Белова получила исполнительный лист.

И этим дело кончилось.

Исполнительный лист Беловой блуждает где-то между сельсоветом и ВИКом (прим. Л.С: Волостной исполнительный комитет). Обивает Белова пороги в сельсовете, в ВИКе наведывается в волостную милицию, но все напрасно. Ни листа, ни исполнения по нему.

— «Меня не трожь!“, — бахвалится Черемухин. — «Я как жил хозяином, так и буду жить, а тебе Мар­футка и под забором не плохо».

Гражданин Алексей Пастухов с мачехой Елизаветой бывшей «атаманшей» минувшей зимой без всякой причины, из озорства, выгнал дому свою беременную жену Марию.

11 августа 1925 в газете "Смычка", уже известный нам автор, писавший под псевдонимом Бердинский,  рассказал о ситуации, сложившейся с правосудием в поселке Берды.

Соседи оказали помощь Мария Пастуховой, направили ее в . Тот же нарсуд 5 участка г. Оренбурга, разобрав дело, присудил Марии Пастуховой часть имущества, всего на 153 рубля. Сумма эта едва ли покрывала труды Пастуховой, не только, как хозяйки — жены, но как рядовой работницы, для чего собственно ее и «брали в дом».

«Атаманша» рассвирепела:

— «Пару быков просужу, а не дам подлюге своего добра!»

Губсуд, на который Пастухова Мария явилась в день родов, урезал долю молодой матери на 50 рублей.

Читайте также:  По следам пугачевских легенд

И этим приговором Елизавета Пастухова не удовлетворилась: — «Бери деньги, в Москву пиши!» — заявила она защитнику, — но только сведи на нет.»

Однако подача жалобы не лишила права М. Пастуховой получить причитающееся имущество.

И что же? Лошадь, подлежавшая выдаче молодой женщине и находившаяся «на сохранении» у Елизаветы Пастуховой, оказалась при последнем издыхания. Ей притравили какую-то язву и в работе она негодна. Корова тоже оказалась с каким-то недостатком, остальные вещи не были выданы под предлогом, что нужны «для себя».

— «Да и это то вернешь, милая, — грозит «атаманша», — вот уже из под Москвы прокурор чего скажет».

Плохо бедноте на селе, где о правах и законе понимают по старому.

Не окажет ли что-нибудь поэтому поводу не московский, а наш губернский прокурор»?

© 2017, Лукьянов Сергей

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Советуем почитать:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий

Извещать о:
avatar
wpDiscuz