Как Вас звать-величать?



Мы привыкли, что в разговоре, обращаясь к человеку, называем его по имени-отчеству. Считается, что так мы показываем уважение к человеку. И подобное обращение появилось не вчера.

Атаман Степан Семенов, сын Шацкий … казачий сын

« Степан Семенов, сын <…> казачий сын». Фрагмент переписи Бердской крепости, май 1740 года.

Каждый из нас с детства помнит выражение: «Как Вас звать-величать?». Подобный вопрос задавался, когда хотели узнать имя и отчество человека. Слово «величать» в русском языке означает «возносить, превозносить, чествовать».

Величать кого (что) кем или чем или (при вопросе) как. Называть, звать (по имени, отчеству, званию) (устар.). Его величают Иваном (Иван). Как вас в.? (как вас зовут?). В. по батюшке (по отчеству).

С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова «Толковый словарь русского языка»

Величать 1. кем-чем. Называть по титулу или званию (устар., теперь ирон.).  2. Прославлять, превозносить (церк.-книжн. ·устар. ).

Д.Н. Ушаков Большой толковый словарь современного русского языка

Отчества появились очень давно, и до недавнего времени отчество дополнялось именем отца, перед которым стояло слово «сын». Так, например, в переписи 1740 года, проведенной в Бердском городке, на месте которого стоит современный , атаман крепости назван как «Степан Семенов сын Шацкий», дополнительно к этому было указано, что он является «казачьим сыном».

Николай Иванов, сын Землянишников, ... казачий сын

«Николай Иванов, сын Землянишников, <…> казачий сын». Фрагмент переписи Бердской крепости, май 1740 года.

Степан, сын Семенов впоследствии трансформировался в Степана Семеновича. Случалось так, что отчества образовывались по материнскому имени: Федор Марфович, Семен Ефросиньевич. Впоследствии, подобные отчества преобразовывались в фамилии, например, Марфин или Ефросиньин. Однако сейчас все отчества образуются исключительно от имени отца.

В неформальном общении близкие люди, обращаясь друг к другу, могут обратиться по «усеченному» отчеству: Степаныч, Иваныч или Михалыч и т.д. Но, как и в старые времена, в общении начинают называть человека по имени-отчеству исключительно только тогда, когда он станет совершеннолетним или достигнет большого уважения в глазах окружающих.

А вот фамилии большая часть населения России получила лишь после отмены крепостного права. Но это было ближе к концу XIX века, а до этого…

Читайте также:  Коллективизция и раскулачивание

Первыми обладателями фамилий на Руси были знатные жители Великого Новгорода. Еще с XII века эта местность находилась на особом положении: получила статус независимой республики и самостоятельно вела дела с соседними государствами вроде Великого княжества Литовского. Оттуда и пришла мода на фамилии. Да и вести учет войска так стало гораздо удобнее: не перепутаешь одного Михаила, Ивана или Бориса с другим. Вот, например, самый ранний из известных списков погибших с фамилиями:

Новгородець же ту паде: Костянтинъ Луготиниць, Гюрята Пинещиничь, НамЂстъ, Дрочило Нездыловъ сынъ кожевника… (Первая новгородская летопись старшего извода, 1240 год).

Вслед за новгородцами в XIV-XV веках фамилии (родовые имена) появлялись у князей и бояр, которые владели землями. Прозывались» они по имени своего удела. Так владельцы вотчины на реке Шуя стали Шуйскими, на Вязьме — Вяземскими, на Мещере — Мещерскими, та же история с Тверскими, Оболенскими, Воротынскими и прочими -скими. Кстати, -ск- — это общеславянский суффикс, его можно встретить и в чешских фамилиях (Коменский), и в польских (Запотоцкий), и в украинских (Артемовский). Интересно, что возникновение фамилии стали связывать с моментом, когда князь, лишившись удела, все-таки сохранял за собой и потомками его название в качестве прозвища (Тверской, Вяземский). Часть фамилий происходила от прозвищ: Зубатые, Лыковы. Впоследствии встречались и двойные фамилии, в основе которых было и название княжества, и прозвище, к примеру, Лобанов-Ростовский.

Бояре же получали свои фамилии по крестильному имени родоначальника или его прозвищу: такие наименования отвечали на вопрос «чей?» (подразумевалось «чей сын?», «какого рода?») и имели в своем составе притяжательные суффиксы. Суффикс -ов- присоединялся к мирским именам, оканчивающимся на твердые согласные: Смирной — Смирнов, Игнат — Игнатов. -Ев- — к именам и прозвищам, имеющим на конце ь, -ий, -ей или ч: Медведь — Медведев, Юрий — Юрьев, Бегич — Бегичев. Ну а суффикс -ин- получили фамилии, образованные от имён на гласные «а» и «я»: Апухта —Апухтин, Гаврила — Гаврилин, Илья —Ильин.

Самая известная история возникновения боярской фамилии — о Романовых. Их предок Андрей Кобыла имел трех сыновей: Семена Жеребца, Александра Елка Кобылина и Федора Кошку. Они породили Жеребцовых, Кобылиных и Кошкиных. Последние носили эту фамилию на протяжении нескольких поколений, пока не решили, что именоваться по прозвищу не слишком знатно. И стали они сначала Яковлевыми (по имени правнука Федора Кошки) и Захарьиными-Юрьевыми (по именам его же внука и другого правнука), а после и вовсе закрепились в истории как Романовы (по имени праправнука Федора Кошки).

Многих удивляют такие фамилии, как Дурново, Сухово, Живаго, Чернаго, Седых, Фоминых. На самом деле ничего странного в них нет, всё тот же ответ на вопрос «чей?», только немного устаревший или во множественном числе: Дурной — Дурново, Живой — Живаго, Седые — Седых.

Читайте также:  Сазанное озеро

Изучение истории фамилий говорит о том, что некоторые из первых фамилий были с явно нероссийскими корнями. В конце XV века среди русских дворян появились первые фамилии иностранного происхождения: Филосовы (их носили греческие и литовско-польские выходцы), а в XVII веке к ним присоединились Фонвизины (нем. фон Визен), Лермонтовы (шотл. Лермонт) и другие фамилии, имеющие западные корни.

Иноязычными основами обладают фамилии, которые давались незаконнорожденным детям знатных людей: Шеров (франц. cher «дорогой»), Амантов (франц. amant «любимый»), Оксов (нем. Ochs «бык»), Герцен (нем. Herz «сердце»). Побочные дети вообще много «страдали» от фантазии родителей. Некоторые из них не утруждали себя придумыванием новой фамилии, а попросту сокращали старую: так из Репнина родился Пнин, из Трубецкого — Бецкой, из Елагина — Агин, а из Голицына и Тенишева и вовсе вышли «корейцы» Го и Те.

Оставили значительный след в русских фамилиях и татары. Именно так появились Юсуповы (потомки мурзы Юсупа), Ахматовы (хан Ахмат), Карамзины (татар. кара «черный», мурза «господин, князь»), Кудиновы (искаж. каз.-татар. Кудай «Бог, Аллах») и другие.

Местные, но не князья После дворян фамилии стали получать и просто служилые люди. Их, как и князей, тоже часто называли по месту проживания, только с суффиксами «попроще»: семьи, проживающие в Тамбове, стали Тамбовцевыми, в Вологде — Вологжаниновыми, в Москве — Москвичевыми и Москвитиновыми. Некоторых устроил «нефамильный» суффикс, обозначающий жителя данной территории в общем: Беломорец, Костромич, Черноморец, а кто-то получил прозвание безо всяких изменений — отсюда Татьяна Дунай, Александр Галич, Ольга Полтава и другие.

Фамилии духовных служителей складывались из названий церквей и христианских праздников (Рождественский, Успенский), а также искусственно образовывались от церковно-славянских, латинских и греческих слов. Самыми занятными из них стали те, что были переведены с русского на латинский и получили «княжеский» суффикс -ск-. Так, Бобров стал Касторским (лат. castor «бобёр»), Скворцов — Стурницким (лат. sturnus «скворец»), а Орлов — Аквилевым (лат. aquila «орёл»).

Читайте также:  Казачья станица Бердинская. Семья Белоглазовых

«Странные» фамилии у крестьян до конца XIX века встречались редко. Исключениями стали некрепостные крестьяне на севере России и в Новгородской губернии — отсюда Михайло Ломоносов и Арина Родионовна Яковлева.

После отмены крепостного права в 1861 году положение начало исправляться. «Офамиливание» бывших крепостных крестьян, стало добавление суффиксов -ов-, -ев-, -ин- к  их «семейными именами», образованным из заимствованной или частично измененной  фамилии помещика, которому они принадлежали.

Полностью фамилии прижились только к 30-м годам XX века.

Огромное значение в формировании таких имен играла религия, к примеру, на Руси очень часто стали даваться церковные фамилии образованные от религиозных праздников, церковных прозвищ или имен святых. Зачастую они происходили еще от названия местности где жил человек, а также от имени деда, но чаще всего от профессии человека, например, гончар становился Гончаровым, мельник Мельниковым, а торговец Торговцевым. Очень занимательны фамилии произошедшие от прозвищ, к примеру, если ранее у человека было прозвище Слон то он становился затем Слоновым, а если было прозвище злой то Злобиным.

Полностью фамилии прижились только к 30-м годам XX века.

При создании материала использовались фрагменты «Переписи Бердской крепости», май 1740 год,  РГАДА. Ф. 248. Оп.3. д. 144. Л.346-384;

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Советуем почитать:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий