И по Уралу ходили пароходы



Журнал «ИСКРЫ», приложение к газете «Русское Слово», 1914 год, № 22. Издатель Т-во И. Д. Сытина. Пароход «Уралец».

Фото из журнала «ИСКРЫ», приложения к газете «Русское Слово», 1914 год, № 22. Издатель Т-во И. Д. Сытина. Пароход «Уралец». Лайхиа*, помощник капитана и один из трех владельцев парохода «Уралец», капитан парохода П. И. Гамосков, машинист Г. У. Бурмистров. 

115 лет назад, весной 1902 года  Оренбургский и Уральский Владимир совершил довольно необычное путешествие на пароходе по Уралу. Небезынтересно, наверное, будет узнать нашим читателям и другие факты из истории развития пароходства на нашей реке.

«…Получить привилегию на право пароходства…»

В 1850-е годы в Оренбургской губернии, включавшей в себя Башкирию, Оренбургскую, Челябинскую и другие области, было много рек. И хотя многие из них были удобны для сплава барок и плотов, только река Белая, и то уже по соединению с рекой Уфой, могла считаться судоходной во всякое время года и, соединяясь с Камой, текущей по северо-западной границе губернии, служила единственным водным путём. Был также опыт сплава хлеба по реке Сакмаре из г. Бузулука в г. Самару, первый раз сделанный в 1840 году и повторенный также с удовлетворительным успехом между местными помещиками. Река в те времена считалась мелководной, и попытка судоходства не увенчалась успехом.

Между тем, река всё же привлекала купцов как торговый путь, и, как считал купец первой гильдии потомственный почётный гражданин Михаил Ефимович Мякиньков,

судоходство по Уралу было бы весьма полезно для преуспевания края в экономическом отношении.

В 1875 году 3-го мая, всё тот же М.Е. Мякиньков подал «прошение Его Высокопревосходительству Господину Оренбургскому Генералу Губернатору, Генерал-адъютанту Николаю Андреевичу Крыжановскому», где писал:

Река Урал по течению от города Нижне-Уральска до Орска и выше к верховьям считается до сего времени не судоходною… Предвидя возможность учредить пароходное буксирно-пассажирское движение по Уралу в обозначенном выше участке, я не остановился бы пред такими затратами, лишь бы иметь гарантию в том, что другие не воспользуются плодами моих успехов. Поэтому я желал бы получить привилегию на 12 лет на исключительное право пароходства по реке Урал… По получении привилегии, я обязуюсь произвести исследование реки, очистить дно её, если окажется нужным, сделать другие приспособления, какие потребуются, и учредить  пароходное движение в течение двух лет… Рейсы пароходства я обязуюсь производить во время навигации с ранней весны до совершенного упадка воды в Урале, если при всех стараниях нельзя будет ходить судам в течение всего лета. В противном случае, то есть если я не устрою пароходства в двухгодичный срок, то выданная мне привилегия должна считаться отменённою. 

К сожалению, отказал купцу, объяснив отказ тем, что не имеет достаточно сведений и данных (к примеру, в чём именно должны заключаться приспособления), что весьма возможны правонарушения, например, купец откажется  от своего предприятия, причём может быть, что ни к каким  капитальными работам он даже и не приступит, и т.д.

Таким образом, первая попытка начать судоходство оказалась неудачной. Хотя купец Мякиньков и не пытался больше получить монополию на развитие судоходства, эта идея заинтересовала других людей, которые в последующие годы не раз пытались её реализовать.

Генерал понимал, что судоходство может принести пользу краю. Сохранились его сообщения Господину Министру Внутренних Сообщений. В марте 1876 года он писал:

…как много теряет край, не имея возможности пользоваться существующими реками, могущими служить весьма удовлетворительными путями сообщения. Считаю своим долгом заявить… о необходимости возможного приспособления их к судоходству с целью увеличения богатства и благосостояния края… Имею честь покорнейше просить… командировать в Оренбургский край инженера для специального исследования реки Белой, Уфы, Ая и других…

Известно также и о купце Куперине, обратившемся с ходатайством к Крыжановскому о разрешении устроить пароходное сообщение. Оно ему было дано. К нему прилагались правила, по которым утверждалось, что Министерство путей сообщения подчиняет этим правилам пароходовладельцев при выдаче им разрешения на устройство пароходства. Но о купце Куперине и о его затее, увы, больше ничего не известно. Надо думать, опять что-то не вышло.

«Николай Крыжановский» отправляется в путь

Пытаясь установить истину, замечательный исследователь оренбургской истории Н. Чернавский писал: «Мы со своей стороны о том, чтобы предпринимал попытки к осуществлению пароходного плавания по Уралу не слыхали от старожилов.

Едва ли не первым опытом пароходства надобно считать плавание купцов Ванюшиных. Последние еще в 1871 году исследовали Урал с точки зрения судоходства от Кизильской станицы до г. Орска и потом до Оренбурга, нашли его русло удобным для плавания небольших судов. И обратились за сочувствием к оренбургскому генерал-губернатору Н.А. Крыжановскому: «…торговый дом Братьев Ванюшиных имеет честь доложить следующие сведения:

  1. устраиваемый ныне пароход будет иметь машину высокого давления в 25 сил, длина парохода — пятнадцать сажень. При пароходе будет 8 барж;
  2. пароход будет первоначально следовать от  Оренбурга до Уральска, а если уровень воды в р. Урал позволит, то до г. Орска и обратно;
  3. пароходные пристани будут в Оренбурге, Чесноковке, Илеке, Уральске;
  4. хождение парохода по Уралу предполагается начать по вскрытии реки никак не позже 1 мая…

г. , 19 марта 1879 года».

В отличие от купца Мякинькова, братья Ванюшины всё-таки получили согласие, в 1879 году приобрели пароход, небольшой, но красивый, названный ими «Николай Крыжановский» — в честь покровителя. Пароход этот отправился вниз по реке с баржами, но дальше Илека уральские казаки его не пустили, боясь, что вредно отразится на рыбном промысле. К тому же уральцам-раскольникам представилось по новизне настолько необычным, что внушало ужас!

Тем не менее купцы Ванюшины решили добиться внешнего давления на уральцев, думая через высшую власть истребовать у них разрешения на свободный проезд по Уралу, по крайней мере до г. Уральска, где находится известный «учуг» (перегородка) для преграждения хода рыбы вверх.

Сергеем Ванюшиным был доставлен в С.-Петербургское общество содействия русской промышленности и торговли доклад, читанный 25 сентября 1879 года, «О судоходстве по реке Уралу».

…Ввиду того, как много теряет край, не имея возможности пользоваться существующими в нём реками, могущими служить весьма удовлетворительными путями сообщения, считаем своим долгом заявить о необходимости возможного приспособления их к судоходству с целью увеличения богатства и благосостояния края, имеющих, конечно, значение для государства…

Общество отнеслось с сочувствием к предприятию Ванюшиных и решило со своей стороны поддержать их своим ходатайством пред высшей властью о разрешении пароходства. В то же время С.-Петербургское общество естествоиспытателей отозвалось, что пароходство по Уралу не может нанести вред рыболовству. Из военного министерства был затем командирован чиновник в Уральскую область для собирания сведений на месте.

«Для торжества открытия»

Далее цитируется сообщение «Оренбургского листка» за 1880 год:

Задумав основать пароходство, братья Ванюшины на первый раз пустили в дело лишь небольшой плоскодонный колесный буксирный пароход. К нему изготовлены баржи для грузов, тоже плоскодонные.

Для торжества открытия пароход причалил к каменному спуску или лестнице против дома генерал-губернатора (теперь институт повышения квалификации учителей. — Т.С.) и стал на якорь. Никаких предуведомлений, никаких повесток об этом господа Ванюшины не делали. Несмотря на то, к 5 часам вечера весь берег и все возвышенные места бульвара были покрыты народом в буквальном смысле слова.

Когда прибыл на пароход главный начальник края Н.А. Крыжановский, и кафедральный протоиерей Д. Озерецковский с хором архиерейских певчих начал молебное пение, головы ближайших групп публики обнажились, точь-в-точь как это бывает в преполовение. Торжественная тишина сбежавшегося народа показала, что на реке пред ним стояла не забава, а важная, великая в народной экономии сила.

После сего пароход, снявшись с якоря, двинулся вверх по реке, против необычайного сильного течения незадолго пред тем разлившейся и высоко поднявшейся вешней воды и, зайдя за угол рощи ввиду казачьего форштадта, воротился на прежнее место, где генерал-губернатор Крыжановский слез на берег, а пароход через 5 минут ушел с приглашенными лицами и стал на Банном озере, где было предложено угощение.

Во все время первого рейса народ бежал за пароходом по берегу, особенно молодежь, и нельзя не пожалеть, что вследствие неопубликования о дне торжества подрастающее поколение оренбуржцев лишено было плодотворного удовольствия видеть на Урале первый пароход.

Прислуга на пароходе вся русская — первым капитаном (он же машинист) призван действовать П.В. Владимирский и управляющим С.И.Чертков. Весь штат с матросами состоит из 10 человек

«Опасения за вред рыболовству»

В заключение Н. Чернавский делится своими познаниями о развитии событий:

Пароход этот вскоре с грузом хлеба из Оренбурга направился в Илек и Уральск и даже будто бы согласно решению военного министра, основанного на отзыве генерал-губернатора, спускался вниз по Уралу до Гурьева… По другим версиям, более вероятным, пароход и в 1880 году далее г. Уральска не пошел. При этом предприниматели Ванюшины встретили на пути враждебное, злобное настроение от уральцев и наслушались таких угроз от казаков, которые в будущем обещались даже стрелять в пароход, что они с глубоким чувством горечи за потерю из рук широко задуманного дела вынуждены были продать пароход и баржи за бесценок.

Так плачевно закончилась первая попытка к проложению речного пути по Уралу. Не столько внешние препятствия — быстрота вешнего течения, летнее мелководье, засоренность русла, обмеление реки, каковые препятствия с годами увеличиваются, но скорее внутренние причины — опасения за вред рыболовству и известная косность уральцев сгубили полезное предприятие в самом его детском возрасте, не дав ему даже стать на ноги. Мы не упоминаем при этом о лугких пароходиках для местных увеселительных прогулок, принадлежащих Рукавишникову и Юрову, пароходик которого снует по Уралу доселе.

Размышляя о перспективах пароходства на Урале, Н. Степняк в начале XX века констатировал:

Вопрос о сообщении Оренбурга с Яицким городком при посредстве Урала не новость, он существовал издавна. Еще незабвенный устроитель Оренбургского края И.И. предугадывал возможность «сношения по Яику водой в торговых целях» и предлагал «апробовать способы». Но дело это по отсутствию предпринимателей долгие годы оставалось забытым».

Этот же автор обнародовал сведения о транспортном средстве торгового дома братьев Ванюшиных: «На первый раз пароход построен плоскодонный, винтовой, размером: 15 сажен длины, 16 футов ширины, глубиной хода в 2 фута и с рабочим механизмом в 25 паровых сил. Провозная плата пассажиров и грузов предполагалась ничтожная, в особенности для рабочего класса, а проезд детей уральцев, обучающихся в учебных заведениях, — бесплатный.

Весной 1902 года в местных периодических изданиях разгорелась дискуссия о том, кто был первым путешественником на пароходе по Уралу. Сотрудник «Оренбургского листка» утверждал:

Неправду отметил хроникер «Оренбургской газеты», что пароходное плавание Владыки будет первым во всю историю реки. Опыты пароходства делали граф В.А. Перовский (Василий Алексеевич дважды был оренбургским губернатором — с 1833 по 1842 годы и с 1851 по 1857 годы. — Т.С.) за казенный счет и последний оренбургский генерал-губернатор Н.А. Крыжановский за счет купцов Ванюшиных, но неудачно.

Причины таковы. Весной, при разливе и быстром течении реки, нужны не пароходики, а сильные пароходы, летом же Урал так мелеет и богат бывает такими перекатами с «карчами» (корягами), что даже плоскодонная лодка не пролезет по фарватеру.

Паровое чудо на воде

Затем Николай Михайлович приводит впечатления очевидца события:

В пятницу, 2 мая (14 мая по новому стилю. — Т.С.) в 6 часов вечера история цивилизации оренбургских степей завершилась последним чудом: по реке Уралу на глазах оренбуржцев двинулся первый пароход! Чудом оказалось для кочевника первое знакомство его с русским военным строем и русской артиллерией в XVIII веке; чудом казались для него успехи европейской промышленности и науки в последующее время; великим чудом сочли наши степняки открытие оренбургской железной дороги 31 декабря 1876 года (13 января 1877 года по новому стилю. — Т.С.). Гораздо большим конечно чудом покажется им теперь паровое движение по воде.

Даже русское население, коренные оренбуржцы сознают, что после открытия в крае чугунки это даст более сильное, более живое впечатление, какое только местная общественно-экономическая жизнь испытать здесь могла. Но дело не в эффектах торжества разума человеческого над силами природы. Легко понимает всякий, что открытие пароходства по девственным водам реки Урала вносит в экономическую жизнь края великий стимул, могущественный толчок для расширения сельскохозяйственной производительности, продукты которой отныне будут распределяться и передвигаться целесообразнее к несомненной пользе населения!

«Стар и мал вышли навстречу»

Епископ Оренбургский и Уральский Владимир (Соколовский), осуществивший плавание на собственном пароходе по Уралу и Сакмаре в 1902 году А что же преосвященный Владимир? Информируя читателей о его вторичном отъезде 15 мая 1902 года «для обозрения Епархии», корреспондент все того же «Оренбургского листка» писал:

Его преосвященство переправился через Урал на пароме и затем на лошадях он доедет до станицы Вязовской, где оставлен его пароходик для починки. Исправление парохода уже произведено, и преосвященный отправился на нем дальше вверх по Уралу до Орска.

На снимке: Епископ Оренбургский и Уральский Владимир (Соколовский), осуществивший плавание на собственном пароходе по Уралу и Сакмаре в 1902 году.

Видимо, поездка удалась. Во всяком случае вскоре стало известно, что 3 июня 1902 года

Преосвященнейший Владимир изволил отбыть на собственном пароходе в Сакмарскую станицу. Вместе с Владыкой на пароходе отправился оренбургский губернатор и наказной Оренбургского казачьего войска генерал-лейтенант Я.Ф. Барабаш. В числе сопровождающих лиц находились штаб-офицер для особых поручений при губернаторе и уездный исправник.

Путь вверх по Сакмаре в 67 верст был пройден в 8 часов с двухчасовой остановкой. Стар и мал вышли навстречу пароходу, причем почетные казаки встретили Владыку и губернатора хлебом-солью…

Торжественны были проводы из Сакмарска: на далеком расстоянии берег был усеян толпами народа. В обратный путь Владыка изволил отбыть на пароходе в сопровождении тех же лиц…

Позднее преосвященный Владимир назван одним из тех, кто доказал возможность пароходства по Уралу.

Организация судоходства по Уралу в начале XX века

До революции  регулярное судоходство так и не было организовано. В начале 30-х годов прошлого века снова поднялся вопрос о судоходстве на реке Урал. В архивах сохранилась переписка между руководством города и Госпланом (г. ) по вопросам об организации судоходства по реке Урал от 1922-1923 годов.

Краткий доклад в КИРСТВО г. Оренбурга «О судоходстве на реке Урале».

I. Возможно ли судоходство на реке Урале.

Судоходство на реке Урале встречает следующие препятствия:

  1. Мелководье предустных пространств.
  2. Перекаты на протяжении от г. Калмыково до Уральска (1250 вёрст по тракту).
  3. Отсутствие обстановки (сигнальных знаков) по реке и в особенности на перекатах, недостаток соответствующих судов.
  4. Отсутствие соответствующего обследования.

Выводы: Таким образом, надо только положить начало, в первый же год работы выявить возможность и экономическую выгоду судоходства по реке Уралу. Так если считать, что судоходство по реке Уралу безо всякой расчистки перекатов возможно в период, когда вода станет выше межени на 0,4 саженей, то есть:

  • в 1914 году с 20 марта-31 июня, т.е. 132 дня;
  • в 1915 году с 17 апреля-3 июля, т.е. 77 дней;
  • в 1916 году с 8 апреля-18 июля, т.е. 72 дня;
  • в 1917 году с 4 апреля-25 июля, т.е. 82 дня;
  • в 1918 году с 20 апреля-18 июля, т.е. 89 дней.

В среднем — 90,6 дней.
Минимум — 72 дня.
Максимум — 132 дня.

Возможно, что минимум в 1920-1921 году был ещё на несколько дней ниже, но зато в 1921-м максимум давал весь сезон. Из практики выяснилось, что на ход из Гурьева до Уральска требуется 10-15 дней и обратно 5-10 дней, всего 15-25 дней. Таким образом, три рейса вполне возможны даже в годы минимума.

При наличии же обстановки на перекатах, когда пароходы пойдут не ощупью, а полным ходом и не только днём, но и ночью, то число рейсов даже в годы минимума дойдёт до 4-х или 5.

II. Значение судоходства на реке Урале.

1. Для местного края. Прежде всего, надо отметить, что благодаря судоходству удешевится провоз продуктов и с этим стоимость его.
2. Для государства. В Центральную Россию пойдут продукты животноводства, за границу — солодовый корень. В дальнейшем при использовании реки Урал откроются ещё более грандиозные перспективы: судоходство будет возможно до г. Орска, вниз по реке пойдут: хлеб, строительные материалы; вверх: нефть, нефтепродукты. Шлюзование позволит правильно орошать пойму Урала, даст возможность электрифицировать весь район.

24 ноября 1922 г.
Председатель Губэкосо: И. Киселёв

После того, как этот доклад был рассмотрен, 22 декабря 1922 года состоялось Совещание при Общегосударственной плановой Комиссии при Совете Труда и Обороны КССР по вопросу об организации судоходства по реке Урал. В архиве Оренбургской области сохранился Протокол этого совещания, на котором постановили следующее:

1. Поручить Госплану разработать вопрос об экономических выгодах для Края в результате организации судоходства по реке Урал.

2. Поручить Госплану передать проект Урал Губэкосо Оренбургскому Губэкосо на предмет выявления заинтересованности в этом вопросе и учёта тех организационных и материальных средств, которые могут представить Оренбургские губернаторские органы для дела организации судоходства по реке Уралу.

В 1924-1925 гг. на Урал с Волги доставили три парохода и несколько барж, тогда же было организовано пассажирское движение между Уральском и Гурьевом. В 1931 г. создано управление Уральского речного транспорта, а с 1932 г. суда стали регулярно ходить до Оренбурга.

Впоследствии Урал и Сакмара в районе г. Оренбурга были признаны судоходными реками. В Оренбурге были созданы три водных организации. Главная — Пристань Оренбург Уральского речного пароходства.

Начальником пристани долгое время был И.Ф. Рощин. А на месте нынешнего магазина «Успех» по адресу: ул. Ленинская, 39, стоял когда-то Дом пароходства. Пассажирские катера обслуживало  областное управление малых рек.

А когда-то по Уралу ходили теплоходы «Джамбул» и «Мария Гризодубова»

50-60-е годы двадцатого столетия отмечены появлением новых катеров, новых организаций, связанных с судоходством. Однако период этот был недолгим. Ходил по Уралу пассажирский теплоходик «Гризодубова», катер «Пионер», буксирный катер-толкач, о чём в своё время уже рассказывал «Вечерний Оренбург». На этом и закончилась местная судоходная история.

Источники:

  • Татьяна , «Пароходство внушало ужас», «Вечерний Оренбург», № 21 от 22 мая 2002 г.
  • Анастасия Кисурина, Михаил Савинков, «Корабли на Урале», «Вечерний Оренбург», № 39 от 26 сентября 2008 г.

Добавить комментарий