М. Ф. Коннов: Патриот — ответственный прежде всего за себя



Михаил Федорович КонновНесколько десятилетий с именем Михаила Федоровича Коннова были связаны важнейшие вопросы жизнедеятельности Оренбургской области: приватизация, монетизация, санация и банкротство предприятий, управление государственным имуществом, лесными, водными, био- и природными ресурсами, охотничьим хозяйством… Стабильность, точный расчет, работоспособность. А еще — спорт, живопись, семья и близкие люди. Как это совмещается в одном человеке?

Я заканчивал школу в эпоху, когда все хотели быть Гагариными, соответственно первым адресом, куда я направился поступать, стал Куйбышевский авиационный институт. У меня за плечами уже была первая в Оренбургская юных космонавтов. К нам даже Гагарин приезжал — есть

Но в Куйбышевский авиационный не прошел по конкурсу, пришлось вернуться в . Поступить в Оренбургский филиал Куйбышевского политехнического института мне посоветовала Ольга Лаврентьевна Головина, работавшая в то время преподавателем архитектуры: иди, говорит, на строительный факультет, там и архитектуру изучают — пригодятся твои навыки. Она имела в виду мое увлечение живописью.

Рос я во времена, когда Сталина все очень любили, говорили о нем в семье. Как-то раз дядя Вася, друг отца, сказал: «Кто портреты Сталина рисует — все хорошо живут, ни в чем не нуждаются». А мне тогда 6 лет было, жили мы небогато, хотелось отцу помочь… Взял отцовскую медаль с изображением вождя, положил на нее бумагу и заштриховал простым карандашом, потом стал с полученного «произведения» рисовать портреты. Так отработал «технологию», что во сне, наверное, мог бы нарисовать. Отец меня похвалил, но строго сказал, что вождей должны рисовать настоящие художники.

Однако на этом мои художественные опыты не закончились. Дядя Вася упоминал про Дом художников на Ленинской. И пока мать была на рынке, я пошел искать эту улицу… Так познакомился с руководителем Оренбургской изостудии, членом Союза художников СССР, Заслуженным художником СССР Александром Федоровичем Степановым — одним из немногих в городе в те времена дипломированных специалистов. Он у меня спросил: «Что ты умеешь?» Я стал рисовать всё, что умел, в том числе набросал и его портрет. Так я стал ходить в изостудию. Было мне тогда 9 лет.

Иногда занятия заканчивались в девять вечера, а в это время уходил последний на Берды. Помню, добирался уже по снегу, в куртке, на троллейбусе до улицы Рабочей и пешком мимо «Гидропресса» до Берд… Родители относились к моим поздним приходам спокойно, а когда об этом узнал преподаватель, у него слезы на глазах выступили. Приехал к нам домой, стал разговаривать с родителями. Они ему ответили, что это, мол, его дело, у нас в семье еще пятеро детей кроме него… Не то чтобы они были жестокими людьми, они были добрыми, просто привыкли к тяжелым условиям жизни и не видели в моих ночных путешествиях ничего особенного. Тогда художник попросил родителей разрешать мне оставаться у него ночевать, когда занятия будут поздно заканчиваться. Они согласились. Так мы и провели шесть лет вместе: вначале я учился, затем помогал художнику подмастерьем, а потом он мне доверял уже проводить практические занятия с начинающими студийцами. Доверил он мне и встречать приехавшего в город молодого художника Николая Павловича Ерышева… Так я познакомился с будущим Народным художником России.

Читайте также:  Божественная сила веры

В домашней мастерской у портрета жены. 2001 годВ институт я успел поступить только на вечернее отделение: к моменту возвращения из Куйбышева набор на дневное был закончен. Параллельно трудился лаборантом на кафедре графики у В. Н. Небольсинова. Попал к нему на работу по конкурсному набору. Кроме проведения лабораторных занятий я много еще чем занимался на общественных началах: и таблички с названиями кабинетов изготавливал, и стенды, и фрески на стенах делал, и газеты, и буклеты. Тогда было время патриотов и энтузиастов — это было нормально: и за зарплату поработать, и общественными делами позаниматься, и в КВН поучаствовать. Надо сказать, КВН политехнического института вышел победителем в домашнем задании среди вузов Оренбурга в конкурсе на создание проекта клуба для студентов. Наш проект, автором которого был я, представлял собой огромный, напоминающий глобус стеклянный купол с системой многоуровневых площадок и переходов.

Помню, как широко и красочно отмечалось 50-летие Великой Октябрьской социалистической революции. Это был 1967 год. Огромные колонны трудящихся со стягами, транспарантами шли по улицам. Самые большие, практически во всю проезжую часть, были у преподавателей и студентов политехнического института. Всё это мне приходилось рисовать по ночам, в нерабочее время.

Когда только начинали проектировать новый корпус, я на основе строительных чертежей нарисовал во всю стену, как будет выглядеть студенческий городок (вид с высоты птичьего полета). Все ходили и не верили, что всё это будет построено. С преподавателем Ольгой Лаврентьевной Головиной мы подготовили буклет всех памятников архитектуры города Оренбурга. Все иллюстрации были не фотографическими, а графическими, и я нарисовал их собственноручно, прорисовывая каждую архитектурную деталь.

Меня связывали добрые деловые отношения со многими преподавателями института, такими как преподаватель графики Э. Г. Терехова, директор Оренбургского филиала КПИ П. А. Юдковский, проректор Ю. Ф. Верещагин, преподаватель сопромата В. А. Кук.

А о математике Иванове у меня особые . Он был грозой всех абитуриентов: никогда никому не ставил пятерки. Я к поступлению, надо сказать, готовился серьезно: знал, что в авиационном институте очень высокий конкурс. К тому же у меня хорошая зрительная память, и математику я практически наизусть выучил. Пространственное воображение тоже хорошее, поэтому тригонометрию щелкал, как орешки. На экзамене попалось очень сложное задание. Иванов задает вопрос, я отвечаю и рисую геометрические проекции. Он еще — я снова рисую и называю формулу. Долго гонял. Поставил-таки пятерку — как мне сказали, единственную за всю его историю вступительных экзаменов по математике. А в коридоре стояла моя школьная преподавательница математики, классный руководитель, — болела за мужа-абитуриента. Она нас еще в школе предупреждала: навряд ли вам удастся сдать в вуз экзамен по математике так же легко, как в школе. Представьте себе ситуацию: я выхожу с пятеркой! Она была в восторге. Вывод: к серьезным делам надо относиться серьезно.

Я в принципе не стремился к хорошим оценкам: но по спецпредметам у меня были в основном пятерки.

Возможно, я так и остался бы в институте, преподавал бы, защитил диссертацию, если бы не история с квартирой. Мой ордер на жилплощадь в новой пятиэтажке аннулировали в пользу двух специалистов, которых привез академик А. С. Хоментовский. Мне взамен предложили комнату в общежитии (а у нас с женой к тому времени уже ребенок был). Я посчитал, что это неправильно, и написал заявление об уходе. Пошел работать к Борису Григорьевичу Лизерману, начальнику 3-го управления треста «Жилстрой».

Читайте также:  Лобова Анна Егоровна

Надо сказать, дети многих руководителей учились тогда в нашем вузе и знали меня как преподавателя, который предъявлял высокие требования к знаниям студентов по архитектуре и начертательной геометрии (для многих студентов — начерта-непонимательной). Я к тому же многие задачи сам изобретал, чтобы проверить действительный уровень знаний предмета. Борис Григорьевич предложил мне вакансию прораба, через полгода я стал заместителем начальника производственно-технического отдела СУ-3 треста «Оренбургжилстрой», через год уже работал главным инженером СУ-6 этого треста, а еще через полгода — начальником управления. Оно занималось нулевыми циклами, это очень сложный и ответственный этап работы и с технологической, и с организационной точки зрения. Вставал в шесть утра, а с работы уходил в полночь. Меня воспринимали как человека, который может вытянуть любой объект. В самые нереальные сроки. Но я был и остаюсь реалистом. Мне поручали строить и достраивать объекты, которые находились под особым контролем партийных и советских органов и велись другими строительными организациями: 24 подстанции на птицефабрике «», торговый центр «Радуга», канализационно-насосная станция в Хлебном городке, жилье для Киембаевского и Гайского горно-обогатительных комбинатов и т. д. Как правило, сроки сдачи по таким объектам всем казались уже безнадежными. Нам приходилось менять технологии и конструкции, в кратчайшие сроки завершая строительство, ведь от этого зависели годовые планы ввода объектов жилищного и социально-бытового назначения. А план в то время был законом. И спрашивали за его выполнение строго. Возможно, после таких «подвигов» меня пригласили работать в обком партии и наградили орденом «Знак Почета».

Рабочее совещание в обкоме КПСС с коллегами из Свердловска. 1986 годПомню, когда я начинал главным инженером на стройке, меня пригласил зампредседателя облисполкома Петр Федорович Николаев и предложил перейти на работу главным инженером в областную архитектуру. Я подумал и отказался: «Хочу остаться в строительстве, пройти практику, набить шишек, а уж потом…» А через девять лет он заходит ко мне, заведующему отделом обкома : «Ты был прав, когда говорил, что надо было поработать, набить шишек. Теперь ты курируешь и архитектуру, и весь строительный комплекс». А когда отраслевые отделы обкома партии ликвидировали, меня назначили заместителем председателя облисполкома. Ну а потом — замглавы области, зампредседателя правительства — министр…

Как выпускник Оренбургского политехнического, я всегда испытывал самые теплые чувства к родному вузу, старался помочь ему всем, чем можно. Хорошо помню большой этап работы, связанный с передачей в оперативное управление вузу ряда объектов федеральной собственности: Дворца культуры «Россия», Дома юного техника «Прогресс», бассейна «Пингвин», машзаводских цехов, участка земли более 100 гектаров… Я не только издал распоряжения по этому поводу, но и подготовил соответствующий документ за подписью премьер-министра В. С. Черномырдина — для подстраховки, что называется. Та непростая работа, которую мы вели вместе с ректором В. А. Бондаренко, — по согласованию с директором машзавода Д. А. Тараковым, завершилась для Оренбургского государственного университета благополучно: внушительный перечень объектов социально-культурного назначения служит всё новым и новым поколениям студенчества. Не менее объемной была наша с руководством вуза работа по передаче ОГУ производственного и социально-бытового комплекса обанкротившегося аппаратного завода.

Читайте также:  1 сентября

Вообще, рецепт успеха, на мой взгляд, прост: нужно о деле беспокоиться и быть патриотом не только нашей любимой Родины, но и самого себя. Ведь в каждом человеке — свой мир, и его нужно в течение жизни постараться реализовать. Если тебе нравится какое-то дело, если оно отвечает потребностям твоей души, то его и нужно делать. Тогда будет наибольший успех, наибольшая польза и для твоей семьи, и для твоей Родины в конечном счете. Поэтому на всех этапах своей жизни я обращался прежде всего к самому себе. Так что патриот — человек, ответственный прежде всего за самого себя. Сейчас я занят формированием фонда развития региона («Регионразвитие»). Приоритетное направление деятельности — инвестиции в новые технологически и коммерчески привлекательные проекты. Участвую в советах директоров ряда акционерных обществ. Планирую и выставочную деятельность — и как организатор, и как участник, и в Оренбурге, и в Москве. Сейчас мы заканчиваем иконостас церкви в Бердах, впереди роспись стен. Там много работы для меня и для моих друзей — профессиональных художников. Наконец-то ритм жизни позволяет мне чуть больше внимания уделять любимому делу, а также встречаться с членами Союза художников России: Рысухиным, Еременко, Смекаловым и другими.

У меня хорошая семья, мне не стыдно за своих детей и внуков, за всё то, что я сделал и делаю в жизни.

Досье

  • 1965–1970 гг. — столяр-станочник Оренбургского опытно-промышленного нефтемаслозавода, лаборант кафедры графики Оренбургского филиала Куйбышевского политехнического института.
  • 1970–1971 гг. — ст. архитектор специальной проектной бригады № 12 Московского института проектирования предприятий машиностроительной промышленности (Оренбург).
  • 1971–1972 гг. — служба в рядах Советской армии (Серпухов).
  • 1972–1973 гг. — преподаватель кафедры строительных дисциплин Оренбургского политехнического института (Оренбург).
  • 1973–1975 гг. — прораб, заместитель начальника производственно-технического отдела СУ-3 треста «Оренбургжилстрой».
  • 1975–1981 гг. — главный инженер, начальник СУ-6 треста крупнопанельного домостроения.
  • 1981–1988 гг. – инструктор, зам. заведующего отделом, заведующий отделом строительства Оренбургского обкома КПСС.
  • 1988–1989 гг. — замначальника ГлавПЭУ Оренбургского облисполкома.
  • 1989–1991 гг. — зампредседателя Оренбургского облисполкома.
  • 1991–1992 гг. — замглавы администрации Оренбургской области по деятельности органов управления экономической реформой.
  • 1992–2004 гг. — замглавы администрации области — председатель комитета по управлению государственным имуществом Оренбургской области.
  • 2004–2005 гг. — замглавы администрации области — председатель комитета по управлению государственным имуществом и природными ресурсами Оренбургской области.
  • 2005–22.04.2009 г. — зампредседателя правительства — министр природных ресурсов, земельных и имущественных отношений Оренбургской области.
  • Награжден орденом «Знак Почета», почетной грамотой Оренбургской области.

Записала Е. ВАЛЕНТИНОВА

Источник: Газете «Оренбургский Университет» № 1 (1007) от 13.01.2010

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Советуем почитать:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий

Извещать о:
avatar
wpDiscuz