Павел Церемпилов. Потомок казачки Бунтовой



Тринадцатый ребенок в семье, сын оренбургской казачки и выходца из Бурятии, Павел Леонидович Церемпилов, родившийся в Бердах, в своей семейной родословной числит и Ирину Афанасьевну Бунтову, ту самую знаменитую оренбургскую казачку, с которой в Бердах беседовал Пушкин, собиравший свидетельства очевидцев пугачевской вольницы.Тринадцатый ребенок в семье, сын оренбургской казачки и выходца из Бурятии, Павел Леонидович Церемпилов, родившийся в Бердах, в своей семейной родословной числит и Ирину Афанасьевну Бунтову, ту самую знаменитую оренбургскую казачку, с которой в Бердах беседовал , собиравший свидетельства очевидцев пугачевской вольницы.

Хотя большая часть судьбы гостя рубрики связана с работой во властных структурах (в советское время его последняя должность – зав. отделом в горкоме партии, в рыночную эпоху он работал начальником городского управления культуры, а сейчас – директором драматического театра), большинству оренбуржцев знаком его голос исполнителя песен и романсов, песни в его исполнении неизменно звучат на мероприятиях по случаю Дня города.  Мы с ним встретились за три дня до его 55-летнего юбилея.

– Павел Леонидович, мы с тобой знакомы много лет, а я все никак не удосуживался тебя спросить, почему ты так и не избрал карьеру профессионального певца, ведь у тебя уже вышел не один компакт-диск.…

– А я-то думал, ты, в традициях рубрики, начнешь меня расспрашивать о детских годах.

– Буду-буду, обязательно.

– Петь я начал очень, очень рано. В пять лет мог запросто воспроизвести песню из индийского кинофильма. И всегда мечтал, что стану или певцом, или актером. Правда, отец считал это не мужским занятием, хотел вырастить из меня инженера. Помню, в третьем классе в 61-м году я стал победителем на областном конкурсе (семнадцать исполнителей в нем участвовало) с итальянской песней «Санта Лючия». Это был проект оренбургского телевидения, его вела Евдокия Горбанская, мы потом с ней много лет общались, дружили. В моей певческой судьбе был долгий перерыв, уже только после возвращения из армии я снова стал выходить на сцену. Тогда очень популярными в Оренбурге были ВИА «Орбита» и «Звуки». Я с ними выступал, поклонники, точнее, поклонницы появились, девчонки специально приходили меня послушать. Я поступил на вечернее отделение политехнического института, а оттуда брали в армию, меня тоже призвали, служил я в ракетных войсках в Саратовской области. Ничуть не жалею об этих двух годах, в армии я получил специальность связиста. После  армии решил не восстанавливаться в политехе, поступил в институт инженеров железнодорожного транспорта. Параллельно работал в комсомоле, а в 29 лет перешел на должность замдиректора по кадрам в автоколонну № 1825. В связи с этим, чтобы и учиться, и работать по специальности, перевелся на автодорожный факультет того же политеха, который окончил с отличием. Начальником облтрансагенства работал. Правда, хоть сам уже не пел, всегда тяготел к культуре, искусству, охотно согласился работать, когда меня пригласили в горком партии, в идеологический отдел…

– Тогда-то мы с тобой и познакомились…

– Да, помню, в 87-м году, когда ты в областной партийной газете работал.

– Вот теперь давай о твоих детских годах. Оренбуржец по рождению?

– Да, в историческом месте Оренбурга родился – в поселке Берды, где Пушкин был. Представляешь, казачка Бунтова, с которой Пушкин общался – четвероюродная бабка моей жены! Помню, мы, тогдашние школьники, собирали сохранившиеся предметы, утварь того времени для школьного музея. В седьмом классе меня за эту общественную работу наградили путевкой в Севастополь, я тогда впервые целый месяц провел на море, и с тех пор море для меня на всю жизнь стало любимейшим местом отдыха, и в России, и в других странах. Как говорится, даже в Индийском океане доводилось «сапоги омочить».

Читайте также:  Казнь Емельяна Пугачева

– Из эпохи работы в партии воспоминания скорее со знаком плюс или все-таки минус?

– Нет, Володя, я человек откровенный, скажу так, что не рвал свой партбилет, в душе оставался коммунистом, мы свято верили в это дело. Идеология ведь справедливая, увы, наши партийные руководители оказались не на высоте. Считаю, что мы, рядовые коммунисты, оказались глубоко обманутыми. А я очень искренно относился к своей работе в горкоме, с огромной благодарностью вспоминаю первого секретаря Юрия Дмитриевича Гаранькина.

– Да многие и сейчас к нему с такими же чувствами относятся. Для меня самого не случайно, что почти пять лет назад он стал самым первым гостем «Беседки»! Павел, времена у нас сейчас не сентиментальные, театральные меценаты появились вновь, как было в старой России, или же все-таки может рассчитывать только на бюджет?

– Слава Богу, в Оренбурге такие меценаты есть. В первую очередь хочу упомянуть Владимира Соломоновича Грабовского, гендиректора ТНК-ВР, и руководителя «Газпромбанка» Елену Станиславовну Варнавскую. Когда у нас началась реконструкция, они нам выделили семь миллионов рублей! И вообще нам регулярно материальную помощь оказывают. Если бы не они, мы бы сейчас на гастроли, может быть, вообще бы не смогли выезжать. Нужно очень любить театр, чтобы так бескорыстно помогать ему. Я упомянул только двоих, а ведь помогают нам десятки фирм и организаций, просто невозможно всех перечислить. Ежемесячно мы получаем материальную помощь!

– С женой, Тамарой Федоровной, как я понимаю, еще со школьных времен знаком?

– С первого класса! Моя самая главная опора в жизни. Что говорить, родились и выросли в одном поселке. Объяснение в любви у нас состоялось, когда мы учились в седьмом классе. Я тогда ее просил: «Ты дождись меня из армии!». Она смеялась, еще не понимая, любит меня по-настоящему или нет. А когда я демобилизовался, мы поняли, что действительно не можем друг без друга.  Дочери у нас уже 32 года, она экономист-бухгалтер по образованию, работает в банке. У нее своя семья, сын – наш внук. Зять у нас прекрасный, он нам как сын. Живем, кстати, на одной лестничной площадке.

– Из всех песен, которые ты спел, есть ли самая любимая?

– Конечно. Володь, если вообще вернуться к пению… Этим я обязан оренбургскому композитору Алексею Федоровичу Цибизову. 99-й год, я тогда был заместителем председателя правления оренбургской организации партии НДР. Пришел он ко мне, не зная, что сам я пою. «Павел Леонидович, помогите выпустить запись песни, которую мы с Геной Соколовым написали – «Встречай, казачка». Она была посвящена Черномырдину. Мы оплатили студийные расходы, потом вторая песня вышла, «Прости, земля» называется. Посвящена грустной годовщине учений с применением атомной бомбы на Тоцком полигоне.

Читайте также:  К 180-летию дуэли Пушкина и Дантеса

– Цибизов ведь тогда офицером участвовал в этих учениях, сам пострадал от взрыва…

– Да-да, поэтому очень трогательную, пронзительную песню написал. Я говорю ему: «Алексей Федорович, знаете, я бы хотел сам эту песню спеть».  «А ты что, еще и поешь?». Давно, в молодости, пел, поясняю ему. Порепетировали у него дома. «Что же мы раньше с тобой не встретились! Твой голос создан для моих песен» – воскликнул композитор. И мы записали с ним уже 28 песен! На целый сольный концерт хватит. Он и состоялся. Два года назад. В Москве уже готов к выходу альбом с 16 песнями из этого цикла. А любимые, как ты спрашивал… Песни, которые Цибизов написал об Оренбурге. Песня Виктора Батеженко «, мой город». На стихи Павла Рыкова он специально для меня написал песню «Мамина молитва». Все эти песни звучат на оренбургском радио, на телевидении. А Алексей Федорович… он так стремительно вошел в мою жизнь. Если бы не он, я бы не стал снова публично выступать. Сейчас для меня петь –  это, как говорится, «внутренняя потребность».

– Материально это что-то приносит?

– Одни расходы. Сегодня я вообще гораздо реже выступаю. Возраст, здоровье. Бывает, Алексей Андреевич Чернышев приглашает меня спеть для гостей области. Пока голос сохраняется, буду петь.

– Из певцов – не только российских – есть ли эталон, которому интуитивно хотелось подражать?

– Демис Руссос. Я и сейчас пою в русскоязычном переводе песню из его репертуара «Сувенир». Из российских певцов мне очень нравится своей интонацией Владимир Трошин. Эталон задушевности для меня Марк Бернес, его песни «Журавли», «Я люблю тебя, жизнь». Александр Малинин мне очень нравится.  А современные песни для меня –  просто никакие!

– К нам на гастроли в Оренбург приезжали многие знаменитые актеры. С кем-то, как говорится, «на короткой ноге» доводилось пообщаться?

– Володя, так ведь Оренбургский драматический театр уже четвертый год состоит членом Международного института театра при ЮНЕСКО. Каждый год я езжу на ассамблею МИТ. Там представлены и Большой, и Мариинка, и «Сатирикон», и театр Табакова, и Малый театр Соломина. Конечно, доводилось сидеть за одним столом с Ульяновым, Соломиным, другими знаменитыми актерами. Вот в начале декабря прошлого года был 60-летний юбилей у Геннадия Хазанова.  Я попал на это чествование, тогда давали спектакль по пьесе «Морковка для императора». Удалось потом пообщаться с Хазановым. И с Михаилом Ульяновым тоже пообщался, он большой друг нашего художественного руководителя Рифката Исрафилова.  Помню, Ульянов говорил Исрафилову: «Рифкат, как я тебе завидую, у тебя такая чудесная молодежь в театре!»… Конечно, эти четыре года работы в театре очень со многими актерами меня сблизили. Наших оренбургских я и раньше любил, а теперь полюбил еще больше. Это и Андрей Лещенко, и Олег Бажанов, и Юрий Труба, и молодой актер Саша Федоров, и Зинаида Карпович… я не знаю, это просто – каскад дарований!  Я видел, как работает, репетирует в Москве знаменитый режиссер Иосиф Рейхельгауз, бывал у него дома. Володя, это общение вообще – радость, прекрасные моменты моей нынешней жизни.

Читайте также:  Юность, опаленная войной

– Как любишь отдыхать?

– На даче. У меня большая, как сейчас принято говорить, «фазенда» – шестнадцать соток. Очень люблю выращивать цветы, правда, всю подготовительную работу жена выполняет. Все никак руки не дойдут баню на участке достроить, в этом году надеюсь успеть сделать это. Очень люблю наш , папа мой всю жизнь работал на земснаряде, очищал русло реки…

– Мы с тобой в детстве еще застали времена, когда по Уралу плавал теплоход…

– Да-да, как не помнить, теплоход «Валентина Гризодубова»… Еще в свободное время люблю рисовать.

– Михаил Коннов, заместитель губернатора, участвовал в областной выставке, а твоих работ я что-то на выставках не видел…

– Кстати, Володь, Миша – родной брат моей жены, в одном классе с моей сестрой учился, а я – с его сестрой. Вот такие в жизни совпадения бывают.

– Павел Леонидович, заранее не поздравляют, но, тем не менее, здоровья тебе и множества новых песен!

Досье

Павел Леонидович Церемпилов

Родился 13 июля 1951 года в Оренбурге.

  • 1959—1969 годы — учеба в средней школе № 14 поселка Берды.
  • 1969 год — слесарь Оренбургского нефтемаслозавода.
  • 1969—1971 годы — служба в рядах Советской армии.
  • 1971—1972 годы — кладовщик политехнического института, художник-декоратор областного драматического театра.
  • 1972—1977 годы — секретарь комитета Оренбургского нефтемаслозавода.
  • 1977—1980 годы — второй секретарь Дзержинского РК ВЛКСМ.
  • 1980—1984 годы — заместитель начальника по кадрам и воспитательной работе автоколонны 1825.
  • 1984—1986 годы — директор ДК «Молодежный».
  • 1986—1987 годы — начальник областного предприятия «Облтрансагентство», главный инженер а/к 1825.
  • 1987—1990 годы — заведующий идеологическим отделом Оренбургского горкома КПСС.
  • 1996—1999 годы — начальник отдела по вопросам культуры, делам молодежи, информации Северного административного округа г. Оренбурга.
  • 2000—2002 годы — начальник управления культуры администрации г. Оренбурга.
  • С 2002 года — директор Оренбургского государственного драматического театра им. М. Горького.

Источники:

Советуем почитать:

Добавить комментарий