Подворье казака: Скотный двор



Скотина для казака – основное богатство. От того, как за ней ухаживают, зависит ее здоровье, ее плодовитость, а, значит, и благосостояние семьи. Строевой конь, рабочая лошадь, корова, бык – равноправные члены семьи. С малых лет дети приучены обращаться со скотиной, знают, как ее лечить, если вдруг она заболела.

Сергей Евгранов. Ходят кони

Даже девушка-казачка помнит, что коня нельзя сразу расседлать и напоить. Необходимо время, чтобы он остыл. А если на нем скакали долго и быстро, надо еще и поводить его по двору, а не привязывать сразу к коновязи. В зимнее время, в трескучие морозы, в дороге, надо останавливаться и чистить ноздри коню. Если там намерзнут сосульки – конь может задохнуться и погибнуть. А без коня в холодной степи и хозяин пропасть может. Казак строго следит за здоровьем ног и копыт коня – как бы не было трещин на копытах, в хорошем ли состоянии стрелки (мозолистый нарост на середине нижней поверхности копыта), нет ли шпата (костяной нарост на внутренней поверхности скакательного сустава), и т.д. Много тонкостей надо знать при обращении со скотиной.

Ближе всех к Чистому двору, если пройдем через дверцу во Второй двор, располагается конюшня. Это не случайно. Рабочая лошадь нужна ежедневно, а запрягают ее на первом дворе. Строевые кони тем более должны быть рядом.

КОНЮШНЯ

Конюшня построена из самана, обмазана глиной. Это высокое, теплое помещение, с высокой дверью и окном над дверью. Окна могли быть и в другом месте, по обязательно с таким расчетом, чтобы свет не падал в глаза коню. Если взять для примера конюшню для двух коней, выглядит она следующим образом.

Прямо против дверей у противоположной стены устроены ясли. Помещение разгорожено жердями или кругляком, чтобы кони не касались друг друга. Около яслей предусмотрены металлические кольца, к которым коней привязывают. Причем, по два кольца для каждого коня. Конь может быть с норовом (злой), тогда привязывают его двумя поводьями в разные стороны, а также при лечении. Длина повода не позволяет коням соприкасаться. В конюшне обязательно настелены деревянные полы с небольшим наклоном к дверям. В конце пола устроена канавка для навоза От такого устройства пол в конюшне всегда чистый и сухой. Кони не ложатся, поэтому объедки сена на пол не стелют. В сильные морозы можно и постелить, не помешает. В конюшне ничего не вешают, не ставят, не кладут, чтобы избежать травм коням. Привязывают к яслям недоуздком . Это уздечка, но без удил. Перед конюшней устроена выстойка.

ВЫСТОЙКА

Это участок земли, огороженный жердями или кругляком. Выстойка тоже разгорожена на две половины (мы говорим о двух конях), есть ясли для сена. В выстойке коней не привязывают. Они должны ходить, а не стоять на месте.

Мало того, хозяин ежедневно проминает своего аргамака, чтобы он не потерял форму.

Зимой коней тоже выводят в выстойку, на воздух. Если холодно, покрывают попоной и долго на морозе не держат. Старики говорили в таких случаях: «Пущай яво в выстойке походют, крепши поедят». Летом строевые кони постоянно в выстойке. Если вдруг ливень или ураган, сами войдут в конюшню, двери открыты.

Читайте также:  Казаки поселились в музее

В станицах и хуторах коням вольней. Они чаще пасутся на воле недалеко от своих подворий. В случае тревоги косяшник (пастух) моментально гонит их в станицу, хутор к хозяевам. Кони настолько приучены к этому, что сами бегут домой, где в считанные минуты седлаются казаками и готовы к дальнему походу. Никогда казак не сядет за стол, пока не обиходит своего коня. Аргамак отвечает казаку тем же. Он, как собака, ходит за ним, моментально выполняет команды, не подведет в бою, не бросит раненого хозяина. Конь это конь!

Поэтому и устраивает станичник своему другу теплую конюшню, кормит сладким сеном, бодрящим овсом.

Рядом с конюшней, завершая правую сторону Cкотского двора, устроен навес для кизяков и дров. Называют этот навес дровником .

ДРОВНИК

Это легкое строение из плетня без дверей и окон. Дровник с крышей, засыпанной глиной от дождя.

Навоз казаки не выбрасывали, делали из него кизы. Как правило, делали их женщины при помощи станков (форм). Раскидывали вилами навоз по земле, слоем в 30-40 см, плескали на него воду, после чего вилами укладывали в станок полученную массу. А станок уложен на твердую основу, широкую доску, кусок жести и т.д. В резиновых сапогах или в калошах топтали, добиваясь плотности. Станок для кизяков – это сколоченные прямоугольником дощечки, размером 10x20x40 см, скошенные внутрь.

Когда набивают станок, узкая часть находится внизу, масса не выпадает. Набитый станок казачка берет за ручку (планка, прибитая у короткой стороны), относит на ровное место, переворачивает, резким шлепком припечатывает к земле. Изделие готово. Лежит, сохнет. Говорят, что в некоторых станицах кизы рубили. Для этой цели раскидывали навоз прямоугольником, плескали на него водой, загоняли лошадь или быка перетаптывать. Когда масса чуть подсыхала, брали специальный резак, похожий на топор (лезвие шириной до 20 см, длиной 40-50 см), насаженный на крепкую деревянную или металлическую рукоять, и рубили с плеча, разделяя замес на кирпичики.

Низовские казаки (мужчины) кизами не занимались и их не рубили. А женщинам, этаким чудом махать не под силу. Потому и предпочитали казачки привычные станки, при помощи которых легко сделать кизы, не привлекая мужчин, у которых и без того дел много.

Кизы сохли на воздухе, потом их складывали в кучушки (кибиткой), опять они сохли на ветерке до самого нутра. Осенью переносили в дровник. С дровами особая статья. Леса мало, берегли его казаки. А талов много, горят они жарко даже сырые. Вот и ехал перед отопительным сезоном хозяин с сыновьями за талами в луга. Рубил сколько надо, привозил домой. Тут же перерубали их по длине печной топки, складывали к кизам в дровник. Хозяйка растопляла печку лучинками, щепками, дровец подкидывала. Когда разгорячилось, шли в ход талы. Шипят они в печке, кипит вода на срезе, жаром изба наполняется. А потом можно и кизяки положить в топку. Долго они горят, жарко, запах сдобный от них.

Читайте также:  Подворье казака: Чистый двор

Неделя только пройдет, как талы привезли, а хозяйка за ужином дудит мужу: «Щтигнеич, матри талы-та вще! Кизы-ба побиричи».

А он усы да бороду по сторонам «разгонит», ответил бодро: «Низамай яво. Ужо доедим с Пимашинькой, – на сыночка махнет, – припрем, скока нада. Ни замерзнишь!».

Довольна хозяйка. Хорошо в семье, когда хозяин уговорный да добышной. С таким и правда не замерзнешь.

Так и возили казаки все зиму талы с лугов. Не залеживались они, потому и навес для них, а не баз.

Прямо напротив конюшни баз для коров и телят.

БАЗ

В базу почти все так же, как и в конюшие. Двери, окна, деревянные полы с уклоном к двери, канавка для навоза. Но баз для рогатого скота не разделяется перегородками как в конюшне. Коровы и телята ложатся на пол, перегородки будут мешать, да и теплее, когда спина к спине. На пол в базу обязательно стелят объедки сена, устраивая подстилку для тепла.

Двери хозяин утепляет, чтобы Красуля, Жданка не простыли, не застудили вымя. Коров и телят привязывают к яслям налыгой . Это веревка, особым способом привязанная к рогам. Камолой скотине (без рогов) и телятам делают узду или ошейник, за них и привязывают.

Перед базом устроен загон (калда). Он, как и выстройка, разгорожен на две половины. Коровы отдельно, телята отдельно. Вместе нельзя, без молока останешься, телята высосут. Когда скотину выгоняют на пастбище, телятам одевают специальные уздечки с ершом, лишая возможности опорожнить вымя.

Хозяева строго следят за чистотой скотины. Казачка не допустит, чтобы корова была в засавах (засохший навоз), с грязным выменем и т.д. Как казак чистит коня, так и хорошая хозяйка-чистюнька чистит и моет свою Красулю. Перед доением обязательно моет теплой водой вымя. Вытирает специальным коровьим полотенцем. Летом, в обед, отправляясь доить на выгон (специальное место за станицей у воды, куда пастух пригоняет стадо для обеденной дойки), казачка берет с собой чистую воду и полотенце. Поднимает лежащую на песке кормилицу, сунет ей кусок хлеба, посыпанный солью, сама на скамеечку присядет. Пока корова жует, вымя помоет, обойдет коровушку вокруг, похлопает по бокам, осмотрит, нет ли раны где, болячки. Молоко в дойнице марлей завяжет, домой отправится. Пока молоко не процедит, попить не даст.

– Грех!

Существует у казачек уральское поверье – корова похожа на свою хозяйку. Если хозяйка – поганка (грязнуля), то и корова ей под стать. Если казачка злая, то и корова пырячка (бодливая), если хозяйка любит по шабрам (соседям) ходить, то и корова паплутна (бродячая).

Кроме перечисленной скотины, держали казаки рабочих быков и верблюдов. Быки содержались с коровами и телятами, у верблюдов свое место. Высокий навес устроен таким образом, чтобы ветра и снега было меньше. Для того, чтобы запрягать их в телегу, сани, делали особую сбрую. Для быка – ярмо, для верблюда – хамит, или еще называли эту сбрую шибылдык (тюркские названия). Причем, запрягали только тех верблюдов, у которых была проколота переносица и вставлен в прокол мурундук (обточенная кость или палочка из твердой породы дерева), а к нему привязана веревка-повод. Управление запряженным верблюдом осуществляется через мурундук. Держали казаки два вида верблюдов – нара – одногорбый и аруана – двугорбый.

Читайте также:  Казачья станица Бердинская. Семья Белоглазовых

Зимой рабочих быков подковывали специальными бычьими подковами. Быков и верблюдов использовали казаки для перевозки тяжелых грузов. Удивительно, но факт, возили уральцы на этих медлительных животных обозами рыбу на большие расстояния. В Самару, Пензу, Сызрань.

Возили, было дело.

Завершает картину второго, скотского двора катух (курятник).

КАТУХ

Казаки не любят домашнюю птицу. Не за мясо, конечно, а за поведение.

Уток отбрасываем сразу – пачкольки, поганки, мясо жирное, пахнет.

Гусей можно потерпеть, птица серьезная, но не у всех ведется. Если не ко двору – не разведешь. А куры – одна назола (неприятность). Только двор подмел, а она, зараза, дыру нашла, пролезла и нагадила. Ногой угодил, замарался. Не уследил – в летнюю кухню залезла, на стол вспрыгнула. В баз прокралась, овса наклевалась, да еще в него же и навалила. Одним словом – скверная птица. Но без курей тоже нельзя. В тесто яичко надо, в блинну «быламыгу» надо, а на Пасху как без яиц? Вот и оно. Скрипит станичник зубами, а катух строит.

А делать его надо из самана, с дверью, с окном. Внутри нашесты устроены, на них гнезда из талов сплетены. В гнездах «подклад» из куска мела выточен по форме яйца. Подсядет глупая курица на него, да яичко настоящее снесет. В катухе казачка белит стены каждый месяц. Золу на пол сыпет. Роются куры в золе, «купаются», паразитов уничтожают. В двери катуха, внизу дырка пропилена, тряпкой как ширмой, завешена. Шныряют туда-сюда куры через отверстие это, а дверь затворена. Тепло зимой в катухе. Если есть гуси, их тоже зимой порой в катух загоняют, теплей будет.

Казачка курей не считает по штукам, сколько есть, столько и есть. Клушка заклохчет, хозяйка ее на яйца сажает, но чтобы их было нечетное число. Глядишь, цыплята вывелись, забегали около клушки комочки желтые, запищали. К середине лета подрастают, день-деньской драки между петушишками. А молодки по чистому двору бегают, туда-сюда, туда-сюда, знают только одно дело делать – блюк, да блюк. Озлится казак, стащит фуражку с головы (в это время другого как на грех под рукой нет), запустит ее низом, крутящуюся в курей, закричит: «Нажрали морды па-а-аскуды.» Выглянит из-летней кухни жена, удивится: «Ет каке-жа у курей морды-ты? Фигушки адне…»

Закончив осмотр Второго или Скотского двора переходим в Третий двор или Задний.

Начало и продолжение:

Источник:

  • Ялфимов Александр. Предания. Рассказы. Байки. Из жизни яицких-уральских казаков. Подворье уральского казака. ,  издательство ТОО «Оптима», 2010 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Советуем почитать:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий