Поездка в Берды



(Берда, Бердинская слобода, Бердская станица, Берды) в XVIII и первой половине XIX века находилась в 7 верстах (прим. 7,5 км.) от Оренбурга.

А.Ф. Преснов, А.С. Пушкин и В.И. Даль на бричке. 1983 год. Бумага, ксилография.

А.Ф. Преснов, А.С. и В.И. на бричке. 1983 год. Бумага, ксилография.

Пешему человеку требовалось почти два часа, чтобы добраться сюда из города. Всадник со срочной депешей преодолевал это расстояние за полчаса. Около часа занимала дорога на бричке. Именно бричку в теплый осенний день выбрали Пушкин и Даль для поездки в бывшую столицу Пугачева.

Всю поездку два великих мужа делились сюжетами, которые в последствии легли в основу их произведений, а также коротали время, рассказывая друг другу разные истории.

Так появились сказки «О Георгии храбром и о Волке» и «О Рыбаке и рыбке». В.В. Майков в работе ««Сказка о рыбаке и рыбке» Пушкина и ее источники» (СПб., 1892) указал, что в основу этой сказки лег сюжет, рассказанный Далем:

Сказка о рыбаке и рыбке» была написана А.С. Пушкиным болдинской осенью 1833 г. (датирована 14 октября). Основу ее составил сюжет, получивший широкое распространение в фольклоре многих народов, но полностью перенесенный автором на русскую народную почву. Толчком к созданию этого пушкинского произведения послужила встреча с В.И. Далем в Оренбурге, когда на пути в Бердскую слободу Пушкин рассказал спутнику сказку о Георгии Храбром и волке, впоследствии им обработанную и напечатанную, а тот ему сюжет о рыбаке и рыбке. Месяц спустя поэт пришлет Далю в рукопись своей сказки с надписью «Твоя от твоих! Сказочнику Казаку Луганскому — сказочник Александр Пушкин».

То, что сюжет «Георгия храброго» был рассказан Пушкиным, подтвердил и сам Даль:

Сказка эта (прим. «Бердской слободы» — Сказка о Георгии храбром и о Волке) рассказана мне А. С. Пушкиным, когда он был в Оренбурге и мы вместе поехали в Бердскую станицу, местопребывание Пугача во время осады Оренбурга. 

Доподлинно известно об анекдоте, рассказанном Далем о том, как Пугач «сел на церковный престол« (В. Вересаев. «Пушкин в жизни»).

Даль подробно описал беседу о творческих планах Пушкина:

По пути в Берды Пушкин рассказывал мне, чем он занят теперь, что еще намерен и надеется сделать. Он усердно убеждал меня написать роман и повторял: — «Я на вашем месте сейчас бы написал роман, сейчас; вы не поверите, как мне хочется написать роман, но нет, не могу: у меня начато их три, — начну прекрасно, а там недостает терпения, не слажу». Слова эти вполне согласуются с пылким духом поэта и думным творческим долготерпением художника; эти два редкие качества соединялись в Пушкине, как две крайности, которые дополняют друг друга и составляют одно целое. Он носился во сне и наяву целые годы с каким-нибудь созданием, и когда оно дозревало в нем, являлось перед духом его уже созданным вполне, то изливалось пламенным потоком в слова и речь: металл мгновенно стынет в воздухе, и создание готово. Пушкин потом воспламенился в полном смысле слова, коснувшись Петра Великого, и говорил, что непременно, кроме дееписания об нем, создаст и художественное в память его произведение…

В конце описания поездки Даль приводит бурный монолог Пушкина о его планах… И сразу после этого он переключается на Берды:

В Бердах мы отыскали старуху, которая знала, видела и помнила Пугача.

В Бердах мы отыскали старуху, которая знала, видела и помнила Пугача

Вот так, незаметно пролетел час. Но, оказывается это еще не все. В рассказе «Дом полковника Тимашева» (Г.М. Десятков «Легенды старого Оренбурга») мы находим еще одну историю, с элементами мистики, якобы рассказанную Далем, которая впоследствии вошла в четырнадцатую главу «Привидения» его работы: «О поверьях, суевериях и предрассудках русского народа».

Правда, в этот раз Пушкин и Даль поехали в Берды в карете…

<…>Пушкин приехал в Оренбург вечером 12 июня 1833 года (прим. «Бердской слободы»: Даль и Пушкин посетили Бердскую слободу 19 сентября 1833 года) и остановился в местной гостинице. Узнав об этом, приехал к поэту не только с визитом, но и пригласил Пушкина переехать к нему. С утра он осматривал вместе с Владимиром Далем город. Будущий автор «Толкового словаря», узнав о цели приезда поэта, предложил посетить Берды, которые старожилы называли «Пугачевской столицей», обещал показать и дом, в котором жил Е. . Туда они выехали в карете. По дороге Даль обратился к своему спутнику: «А знаешь, друг Пушкин, сказывали мне старики, что меж ними ходит слух, будто некоторые из них видели привидение, обликом своим сильно на Емельяна схожего! Рассказывали так убедительно, что вспомнилось и мне, как с привидением тоже дело иметь пришлось. Будучи еще студентом, я жил тогда на чердаке, где печь стояла посреди комнаты у проходившей тут из нижнего жилья трубы. Кровать моя была в углу, насупротив двух небольших окон, а у печки стоял полный остов (скелет — Г.Д.) человеческий так, что даже и в темную ночь я мог видеть с постели очерк его, особенно против окна, на котором не было ни ставень, ни даже занавески. Просыпаюсь однажды заполночь во время жестокой осенней бури. Дождь и ветер хлещут в окна. Вся кровля трещит, ветер, попав, видно, где–нибудь в переулок, завывает по–волчьи. Темь такая, что окна едва только отличаются от глухой стены. Я стал прислушиваться… и услышал с чрезвычайным изумлением — бой маятника от стенных часов, коих в моей комнате и у меня никогда не было! Прислушиваюсь… протираю глаза… привстаю — одно и то же: кругом все темно, холодно, сыро, буря хлещет в окно, а где–то в комнате мерно ходит маятник… Я встал и начал подходить на слух, медленно, шаг за шагом, к тому месту, где ходит маятник. Я еще положительнее убедился в том, что слышу не во сне, а наяву, что маятник ходит мерно, звонко, ровно, хотя у меня стенных часов нет. Я дошел до самой печи и стоял еще в большем недоумении, носом к носу со скелетом, коего силуэт смутно обозначался против белой печи. Что тут делать и как быть? Маятник явным образом ходит в скелете!..»

Тут карету резко качнуло. Даль выглянул в окно дверцы:

— Ну, вот. Кажется подъехали. Это Бердская слобода! — и продолжил свой рассказ: — Подхожу ближе, ближе, носом к лицу его, чтобы впотьмах рассмотреть такое диво! Как вдруг скелет мой, с кем я давно жил в такой тесной дружбе, внезапно плюнул мне в лицо!

— Барин! Приехали! — раздался голос возницы. — Ждут вас, во–он люд какой собрался!

Выходя из кареты, Даль продолжил:

— Я невольно отшатнулся, обтерся рукой и удостоверился, что все это было не воображение — брызги, попавшие в лицо, были точно, мокрые…

Но тут приезжих окружила толпа вездесущих ребятишек, рассматривавших приезжих гостей, один из которых чему–то заразительно смеялся. Был он черным, с бакенбардами, кучерявым…

Даль представился старикам бородачам, рассказал о цели их приезда. Старики подвели гостей к дому казачки Бунтовой, которая видела и еще помнила Емельяна Пугачева. Стоя на крыльце, хозяйка дома пригласила, с низким поклоном, гостей войти в дом.

— Ничего, хозяюшка, — сказал Пушкин. — Присядем тут на крылечке…

И началась неторопливая беседа…

А вечером из раскрытых окон губернаторского дома, привлекая внимания прохожих, вылетали взрывы хохота — то Александр Сергеевич рассказывал о плюющих привидениях…

— Вот только не досказал уважаемый гид мой, чем дело–то закончилось?

Все повернули головы в сторону Даля.

— Провел я ладонью по лицу, ощутил, что лоб мой и щеки стали мокрыми. Я стоял и пялил глаза, прислушиваясь к мерным ударам маятника. Но, подумав еще немного и не видя ни зги, я безотчетно протянул руку и погладил череп скелета по лысине — тогда я вздохнул и улыбнулся. Все объяснилось! В кровле, в потолке, возле трубы, сделалась небольшая течь, капля за каплей попадала на лысую, костяную, пустую и звонкую голову моего немого товарища…

Новый взрыв смеха перебил рассказчика.

— Нет, это ты обязательно должен описать, — предложил поэт. — Обязательно! Прочтем, сообща посмеемся…

Много позднее, когда Пушкина не стало, Владимир Даль выполнил его наказ и все описал в статье «О привидениях»<…>

Как много можно рассказать всего-лишь за один час…

© 2018, Лукьянов Сергей

Источники:

  • В.В. Майков ««Сказка о рыбаке и рыбке» Пушкина и ее источники» (СПб., 1892)
  • В. Вересаев. «Пушкин в жизни». (Систематический свод подлинных свидетельств современников). Часть III, Издание четвертое, дополненное. Издательское товарищество «НЕДРА»,  — 1929, стр. 76-77.
  • Г.М. Десятков «Легенды старого Оренбурга», Оренбург, Изд-во «Оренбургская книга», 2017 стр. 140-143

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Извещать о: