Поселения и традиционное жилище казаков Южного Урала



Поселение и — наиболее существенные элементы традиционной культуры, поскольку служат удовлетворению самых необходимых потребностей человека, занимают важное место в системе любой этнической общности.

Казаки на вновь осваиваемых землях создали уникальный тип сельского поселения — станицу. В силу особого характера казачества, никогда не знавшего крепостного права и нёсшего службу по охране границ, станицы вначале имели военное значение, которое в ХХ веке почти утратили.

Жилище представляет собой сложный культурный комплекс, слагающийся из жилых и хозяйственных помещений, выполняющих различного рода функции — жилые, хозяйственно-бытовые, эмоционально-эстетические, религиозно-обрядовые, символические. Определённые типы жилищ закреплялись этнической традицией, однако, в большинстве своём различные типы жилищ складывались под воздействием окружающей среды (климатогеографические условия) и ландшафта (наличие строительного материала).

В русских деревнях и казачьих станицах Южного Урала расположение частей строения «основывается на одних и тех же технических приёмах, — пишет Черемшанский, — а мы добавим ? выработанных и выверенных в течение многих веков мастеровыми людьми и отточенных до блеска. Дома у русских крестьян и казаков Южно-уральского края в настоящее время, — пишет Черемшанский о середине XIX века, — большею частью, на фундаментах или стойках (столбах). А старые дома, построенные в прошлом XVIII веке, почти все стоят на земле. Здесь большая часть домохозяев имеют по две избы, а многие южноуральцы из русских крестьян и казаков — и по три, из которых одна всегда содержится в чистоте и опрятности.

Наиболее наглядно эволюция построек оренбургских казаков просматривается в Новолинейном районе. В 1840 году он был включён в состав Оренбургской губернии.

Казачьи посёлки в Новолинейном районе строились по плану. Многие имели площадь — плац, широкие параллельные улицы, пересечённые первоначально незастроенными проулками.

И ранее того крестьянские поселения на Южном Урале строились по указанию воевод, согласно утверждённого плана. Поскольку все селения строились изначально по плану (или памятке воевод), то практически все русские селения имеют правильные прямые улицы и во многом придерживаются принятого однообразия, выверенного веками в процессе строительства изб.

Дома первых поселенцев на Новой линии были небольшими по площади, часто однокамерными, с пристроенными лёгкими некапитальными сенями. В строительстве применяли два основных способа рубки дома «в обло», то есть с выступающими концами, и «в лапу» — без выступающих концов.

Как и в каждом селении Челябинского уезда Оренбургской губернии можно найти несколько домов «пятистенок», домов в 5 и в 6 окон!

Позднее планировка домов усложнилась: появляются «изба-связь» (две избы через сени), «пятистенки» (сени, изба, горница), «шестистенки», дома углом (Г-образные) и другие.

В середине XIX века дома русских крестьян и казаков на Южном Урале крыли преимущественно дранкой или тёсом. Прочие надворные постройки крыли лубком или дранкой. Издревле в безлесных уездах Оренбургской губернии крыши кроют соломой или камышом. Встречаются крыши глиносоломенные, дёрновые в Троицком и Бузулукском уездах. Русские селения Челябинского уезда Оренбургской губернии, пограничного с Шадринским уездом Пермской губернии, отличаются особой чистотой и опрятностью, — отмечает Черемшанский. К концу XIX века зажиточные казаки стали крыть крышу железом.

Внутреннее устройство казачьих домов на Южном Урале было схожим с внутренним устройством домов русских крестьян, поскольку Высочайшим Указом императора Николая I Павловича от 4 (16) мая 1843 года, в казачье сословие обращены все южно-уральские государственные крестьяне прилинейных уездов: Оренбургского, Челябинского и Троицкого. По одну сторону дверей обыкновенно ставится русская печь, преимущественно, слева от входа, от печи до другой стены — вверху — полати. Изба состояла по-прежнему из двух, трёх или четырёх комнат, сеней, чулана.

Мебель в домах была чаще всего самодельная: лавки, кровати, лавки-диваны, табуреты, шкафы-посудники. В начале ХХ века появляются покупные стулья «венские». Стены, пол, потолок, оконные рамы не окрашивали, на их скоблили и мыли.

Черемшанский отмечает, что в старожильческих поселениях Южно-уральского края, где издревле проживали русские крестьяне и казаки, считается небрежной та хозяйка, которая к недельному празднику не моет полов, а к годовым — не скоблит стен и потолка ножом.

В переднем углу русской избы обязательно имелась божница с несколькими образами, сообщает Черемшанский в середине XIX века. В красном углу русской избы Октябрьского и Троицкого районов Челябинской области и в середине 60-х годов XX века находилась божничка. Красный угол — передний, красивый, видный — вот, значение всех трёх слов одновременно — это и есть в основном значение словосочетания «красный угол», как его понимали крестьяне в начале ХХI века. Хотя это далеко не полный перечень подразумеваемых значений. На божничке (место в углу на видном месте, специально оборудованное для икон, с лампадкой и, иногда, даже с подсвечниками для маленьких, церковных свечей) находились по три иконы. Иконы были обязательно в «окладе» — специальной рамке с бумажными крашеными цветами. Оклад иногда делали в резной деревянной рамке, разрисованной и раскрашенной, в которой под стеклом находилась старинная икона, передаваемая из поколения в поколение.

Читайте также:  Вечерний Оренбург: Купол над Бердами

К переднему углу с двух смежных сторон идут лавки, в параллель им над окнами тянутся полки (полицы), около топки печи — к стене — устанавливается залавок для кухонных и столовых принадлежностей. Над залавком делаются полки. А к боку печи от дверей приделывается голбец (голбчик или казёнка) Внутри голбчика устраивается вход в подполье для кошки. Избы разделялись досчатой перегородкой на две половины, вторая из которых называлась горницей и содержалась в чистоте и опрятности.

Во дворе обязательно летняя изба — «малуха», а то и две малухи, избы наподобие летней кухни, в которой, между прочим, многие жили и весну, и лето и осень. Многие казаки пользовались малухой и зимой, но не всегда. Обычно на зиму все домочадцы переселялись в основную избу, там было теплее. На протопленной русской печи зимою спали. Спали на русской печи и летом, но тогда её не топили. На полатях тоже спали и зимой и летом — тепло и сухо! Зимой малых детей пускали «гулять» не на полу, а на полатях (по полатям). Имеются в виду дети дошкольного возраста, школьники были вполне самостоятельны и принимали посильное участие в жизни взрослых, ухаживая за скотиной и выполняя мелкую посильную работу на дворе.

В лицевой стене избы прорубается два или три окна в надворной стене избы имеется одно или два окна. Окна снаружи украшаются наличниками. Окна нередко имеют ставни — одно или двухполотные.

У русских крестьян и казаков Южно-уральского края в середине XIX века избы были «белые» — с трубами, то есть топились через трубу. Дело в том, что во многих местностях ещё в XVIII веке строились «курные» избы или «чёрные» избы» — дым от очага в такой избе выходил наружу не через трубу, а через волоконное окно, прорубленное в стене у потолка. Избы, топящиеся «по чёрному» и имеющие вместо трубы волоконце, были всегда сухие, сырости в них никогда не было. Это способствовало более здоровому образу жизни. Крестьяне меньше болели зимой, поскольку и болезнетворные микробы уничтожались. Однако в середине XIX века курные избы всё реже встречались на Южном Урале. Топить по чёрному считалось неприличным, пережитком старины глубокой. В Челябинском и Троицком уездах Оренбургской губернии курных изб в середине XIX века уже не встречалось, поскольку жителями этих уездов преимущественно были зажиточные русские крестьяне и справные казаки. Жители этих уездов строили избы с отоплением исключительно по белому, так, чтобы дым выходил через трубу. В других уездах обширной Оренбургской губернии «у чувашей, мордов, черемисов и вотяков избы преимущественно чёрные», — сообщает Черемшанский.

Крестьянские дома, имеющие по два жилья, соединяются крытыми — глухими с одной стороны сенями. К сеням приделывается крыльцо, которое бывает также открытое и глухое. Вход на крыльцо делается прямо или сбоку, как, например, у удельных русских крестьян Уфимского и Бирского уездов. Под крыльцом иногда устраивается помещение для птицы. В сенях, между избами устраивается чулан или кладовая, в которой хранятся домашние пожитки.

Если же жильё состоит из одной избы, то к сеням под одною крышей примыкает клеть, в которой хранится всё хозяйское добро. Такое устройство обычно в малых или бездетных семьях. Под клетью в таких домах для малосемейных, обычно делается погреб или другое какое помещение.

В каждом доме русского крестьянина и казака в Челябинском уезде Оренбургской губернии имеется опрятное и чистое помещение для отдыха и приёма гостей, которое называется горницей. Многие из заводских и удельных крестьян Южно-уральского края, которые имеют по две избы, одну всегда содержат в чистоте и опрятности для гостей и отдыха. У Черемшанского «чистенько».

Домашнюю хозяйственную утварь оренбургских казаков составляют, прежде всего, кухонная посуда: это чугуны различной величины и различного предназначения, изготовленные в основном на местных Южно-уральских заводах, сковороды — в большинстве случаев чугунные, горшки, корчаги, кадочки и кадки побольше, для хранения сыпучих продуктов. Кадочки и кадки для различного рода солений.

В специально устраиваемом хранилище, казаки хранят солёные огурцы, капусту квашённую, мочёную костянику (костянку) и мочёную бруснику, мочёную же клюкву.

Столовая посуда издревле, чаще всего была деревянная, собственного изготовления. Тарелки, даже в середине XIX века у русских крестьян были деревянные. Вообще, русские люди любили и уважали деревянную посуду, изготовляя её с любовью и нежностью длинными зимними вечерами. Деревянная посуда украшалась различными орнаментами и рисунками. Ложки деревянные, которыми никогда не обожжёшься, кушая горячий борщ или хлебая наваристые русские щи, непременное блюдо каждой русской семьи на Южном Урале. Солонка тоже была деревянная, да обязательно затейливая! У каждого домохозяина своя «хитринка», свой стиль в изготовлении простенькой солонки: кто старается сделать её в виде лодочки или миниатюрной кадочки, а кто в виде зверя лесного или птички предивной. Разукрасят солонку яркими красками так, чтобы завсегда взор радовала.

Читайте также:  Проект по созданию парка истории и культуры оренбургского казачества «Бердская слобода»

К концу XIX века, с приходом городской моды в деревню и с развитием местной промышленности, у казаков появляется керамическая посуда и ложки из меди и чугуна.

Ножи обычно делал местный кузнец, но были и покупные. Ножи, изготовленные на заводе большими партиями, были дешевле и пользовались большим спросом у населения Южного Урала. Как правило, в XIX веке наиболее ценные экземпляры ножей переходили по наследству.

В каждой избе непременно имелся ухват для чугунков, кочерга, которая необходимым предметом в доме, так как дом отапливался печью. Кочерга была предметом повседневным, обыденным.

Хлеб казачки пекли сами, поэтому в каждом доме имелась деревянная лопата «для сажания и вынимания из печи хлебов», специальные формы, либо дощечки.

Для поддержания в доме чистоты использовалось помело.

А также, во всех домах имелись лохани или деревянные корыта, железные корыта. Обязательно были сито и решето для просеивания муки и зерна. Жбан или чаша для кваса, деревянный или железный ковш для кваса и для браги (настоянной на лесных целебных травах, с запахом лета и скошенной травы). Небольшие деревянные чашки или кружки, или медные, а иногда и хрустальные стаканы, а для вина стеклянные или деревянные стаканчики.

«Ремесленные снаряды крестьян составляют: топор, скобель, пила, струг, долото, бурав, кочедык, шило и нож. Многие русские крестьяне, передавая из поколения в поколение опыт, научились искусно изготовлять сани, дровни, земледельческие орудия: как то деревянные грабли для сбора сена после кошения, деревянные же вилы, для складирования сена в большой стог, различную упряжь для хозяйственных работ (ту же упряжь для волокуши — приспособления для подвоза маленьких стожков сена к большому стогу).

В середине XIX века, как отмечает Черемшанский, каждая женщина имела веретено, пряслица, мялица, мотовило, ткацкий станок с принадлежностями, вязальные и швейные иглы, ножницы и т.п.  Но уже к ХХ веку домашнее ткачество практически не применялось, поэтому ткацкий станок имелся в 1—2-х домах на всё селение.

Надворные постройки у многих казаков обычно выполняются из брёвен и возводятся на века, чтобы и внукам хватило пожить в таком доме. Сруб самой избы был из брёвен наибольшей толщины. На дворе южно-уральского земледельца имеются амбары для хранения хлеба, хлевы — тёплые помещения для зимнего содержания скота, конюшни с насенником (хранилищем запаса сена). Между двумя глухими строениями обычно устраивался навес, под которым помещались зимой телеги, рыдваны, земледельческие орудия, а летом — сани, дровни и некоторые другие хозяйственные предметы (предметы домашнего хозяйства). На дворе имелись сараи.

В безлесных, степных местностях Южного Урала (Бузулукский уезд и земли Уральского казачьего войска) русским крестьянам и казакам приходилось делать жилища «мазанковые». Вначале из плетня изготавливали стены будущего строения, затем, отступив примерно сантиметров 70, изготавливали ещё один плетень. Каждый решал сам, — какой толщины будет будущая стена. Пространство между двумя плетнями заполняли глиной, смешанной с навозом. Такое строение выполнялось обычно «помочью» — то есть, хозяин и ещё несколько соседей делали необходимые приготовления, а затем, всем селением в выходной день собирались на «помочь» и общими усилиями строили в один-два дня, оставляя мелкие недоделки хозяину. А то и вовсе «под ключ» заканчивали строение. Пол такого строения обычно утаптывался и вымазывался тем же самым раствором глины с конским или коровьим навозом. Когда всё высыхало, получалось прочное строение. Снаружи и внутри, сооруженную стену обмазывали глиной, затем белили. Поскольку стены выравнивали «вымазывая» глиной, такой род постройки получил название МАЗАНКА. Отсутствие леса мешало использовать дранку на покрытие крыши, поэтому чаще всего крышу крыли дёрном или соломой.

Для коров и овец у зажиточных русских крестьян и справных казаков, или «исправных домохозяев», — как называет их Черемшанский, — устраивался особый двор, примыкавший сзади к главному двору, под названием «зады».

Середина этого специального двора — «задов» — делается открытой, а по бокам устраиваются на столбах навесы, или даже глухие сараи, крытые обычно соломой или камышом. Причём, на навесах — «поветях» — складывается некоторый запас сена «для провеяния». В Челябинском и Троицком уездах Оренбургской губернии «двор на задах» иногда называют «загоном».

К заднему двору, «задам», у русских крестьян и казаков обычно примыкает огород («огуречник») и гумно. Отсутствие огорода («огуречника») «на задах» иногда объясняется местностью или же расположением источника воды для полива. К примеру, огороды могут располагаться на берегу озера, реки или болота. Большой огород обычно принадлежал всей казачьей общине данного населённого пункта, и место на нём распределялось всем поровну, причём, каждый год это распределение могло быть произведено заново.

Читайте также:  Мост через Сакмару

Обязательной принадлежностью казачьего двора на Южном Урале, точно так же как и во всей России, и в середине XIX века, да и ныне, является баня. Всякий справный казак старается иметь собственную баню, построенную во дворе или на задах. Зачастую казаки бани свои строят на берегу реки или озера. Иногда несколько казачьих дворов строят в складчину одну общую баню ? естественно, более добротную и паркую.

Главное предназначение русской бани — это получение удовольствия от парилки; мытьё в бане, обычно стоит на втором месте. Для бани, все казаки специально заготавливают берёзовые веники и вешают их для просушки не на солнце, а в тени, обычно на чердаке своих домов. Очень редко, при отсутствии берёзовых веников применяются и веники хвойных пород.

В XIX веке все русские бани Южного Урала можно было подразделить на «чёрные» и «белые», в зависимости от «системы отопления». При строительстве бани, первоначально изготавливается добротный сруб из брёвен, хорошо подогнанных друг к другу. Все щели между брёвен тщательно конопатят — затыкают мхом или паклей. Внутри бани из толстых досок устраивают «полок» — место, где люди русские обычно и парятся.

В бане обязательно настилается добротный пол, правда, доски на полу не «пригоняются», то есть не соблюдается принцип абсолютной герметичности, поскольку вода должна свободно просачиваться и не скапливаться на полу. Под пологом делают специальную яму для сбора «помывок» — сливаемой после мытья воды. По стенам обязательно строят лавки.

В каждой русской бане имеется обязательный набор предметов, как то котёл для нагрева воды, кадка для хранения холодной воды, деревянный ковшик для черпания горячей и холодной воды. Причём, считалось, что металлический ковшик может очень быстро заржаветь от длительного пользования, да и при черпании из котла кипятка металлический ковшик очень быстро нагревался и причинял хозяевам большие неудобства. В XIX веке обязательной принадлежностью любой бани была липовая кадка или корчага для щёлока, кадушка, корыто или тазик (в то время тоже деревянные) либо колода.

Печь в русской бане выкладывалась так, чтобы огонь нагревал не только воду в чугунном котле, но и «каменку» — специальное устройство для получения необходимого количества пара в бане.

В каждой русской бане для отвода дыма во время топки «чёрных» бань, или для уменьшения жара во время «парки» в «белой» бане, близ потолка делается специальное отверстие, которое называется «отдушина», «отдушка», затыкаемое тряпьём. Когда это потребно, из отдушины вынимают тряпьё, выпускают лишний пар, и вновь затыкают.

Для уменьшения угара «по истопке» открывают на непродолжительное время отдушину и только после этого, когда в бане точно не остаётся угара, заходят париться.

В некоторых селениях Южного Урала русские крестьяне и казаки стараются строить бани в земле (если к тому позволяет местность). Такие бани, устроенные обычно в крутых откосах рек, называют землянками. В принципе, они складываются точно так же как и обычные бани, но сруб помещают в заранее вырытое в крутом откосе место — яму, а затем присыпают землёй все пустующие пространства, оставляя лишь одну переднюю стену с входом в предбанник и небольшое оконце для света. Такие бани-землянки бывают очень «парки», поскольку тепло в них сохраняется очень продолжительное время. «Землянки бывают чрезвычайно жарки или, как говорят, парки и вполне удовлетворяют своему назначению», — пишет Черемшанский. Предбанник используют для раздевания и для отдыха после парилки. Поскольку русский мужик или простой казак «вообще любит более париться, чем мыться, а потому — если в бане нет пару, так для него нечего и ходить в нее», — пишет Черемшанский.

Казаки, как и все русские люди, любят париться еженедельно. Этот ритуал чистоты и закаливания многие века соблюдается и зимой и летом — круглый год. Парилка болезни все лечит, хвори отгоняет. У русского народа на этот счёт имеется множество пословиц и поговорок. К примеру, «Пар костей не ломит, вон души не гонит», «Баня лечит, баня правит, баня на ноги ставит», «Кости на полку распаришь, — всё тело направишь», «Паркая банька, как мать вторая — выходишь из нее, словно заново родился на свет божий», «Как простыл, — наешься луку, ступай в баню, натрись хреном да запей квасом».

Источники:

  1. Рыбалко А. А. История и быт казаков Новолинейного района. // Аркаим: Исследования. Поиски. Открытия. , 1995.
  2. Черемшанский В. М. Описание Оренбургской губернии. . 1859.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Советуем почитать:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий