Проблемы советской торговли 30-х годов XX века



Недавно в статье «Иметь товар, какой требуется покупателю», мы затронули тему о торговле в дореволюционном Оренбурге. Сегодня же поговорим о том, как обстояли дела в кооперативной торговле города и села в начале 30-х годов XX века.

Сельский магазин 30-х годов XX века. Реставрация снимка: Николай Волгин.

Сельский магазин 30-х годов XX века. Реставрация снимка: Николай Волгин.

В июне 1933 года четверть полосы газеты «» было посвящено теме: «Очистить оренбургский от «героев» нэпманского духа», где изобличались  

«ПЛОДЫ ИХ «ДЕЯТЕЛЬНОСТИ” — ПУСТЫЕ ПОЛКИ МАГАЗИНОВ, ЗАТОВАРИВАНИЕ
НЕХОДОВЫМИ ТОВАРАМИ, БРЕШЬ В ФИНАНСОВОМ ПОЛОЖЕНИИ ГОРТА».

Требуется срочное «хирургическое» вмешательство

«Сигнализировать о безобразиях в торговой практике оренбургскою Горта нам приходится не впервые. Рабочий читатель «Оренбургской Коммуны» на забыл еще вероятно «дьяконевщину», возмутительную операцию со смородиной, которая путешествовала из Оренбурга в Орск и из Орска обратно в Оренбург, на которой жулики, примазавшиеся к Горту, заработали тысячи рублей, переложенных на рабочего потребителя. Не забыл читатель, вероятно, и о коммерческом сахаре, под который Горт усиленно брал целевые и который оказался только в проекте. Свежа еще в памяти и гортовская операция со стегаными брюками, куртками, ватными одеялами и трикотажем, которые Горт так настойчиво хотел предать пермскому ЦРК, от них отказавшемуся.

Сегодня мы печатаем материалы о многих других гортовских операциях, которые создали для Горта угрозу финансового краха и привели в конечном счете к тому, что у горе-руководителей оренбургского Горта и их верных помощников родился «гениальный» план «ликвидировать 50 процентов торговых точек, закрыть дежурный магазин и распределить гортовский транспорт». Отчего все это происходит? В силу тех обстоятельств, что руководство оренбургского Горта в своей торговой практике исходит не из директив партии и правительства в развертывании советской торговли, а из своей собственной установки «наплюй на рабочего потребителя, торгуй ради торговли».

Реклама оренбургских продуктовых магазинов, опубликованная в августе 1936 года в газете "Оренбургская коммуна".Реклама оренбургских продуктовых магазинов, опубликованная в августе 1936 года в газете «Оренбургская коммуна».

Нэпманский «дух, грубейшее искажение принципов советской торговли. а отсюда, как следствие, затоваривание неходовыми, не нужными рабочему потребителю товарами, при отсутствии нужных товаров, спекулятивное повышение цен, полное игнорирование основ культурной торговли и прочая, прочая — вот, что характерно для работы Горта. Все это станет понятным, если учесть засоренность аппарата Горта классово враждебными нам элементами. О чем свидетельствует помещенный 26 июня в «Оренбургской Коммуне» материал «Осколок прошлого» и признания зам. предправления Савичева, охарактеризовавшего свой аппарат, как «никчемный».

Положение дел в оренбургском Гор­те требует срочного «хирургического» вмешательства соответствующих организаций. «Искоренение всех видов проявления нэпманского духа, — решительная борьба со спекулятивным вздуванием цен, растратами, самоснабжением, и, особенно, с хищениями в торговом аппарате, является сейчас одной из основных задач партийных и советских организаций» — такую директиву дал сентябрьский пленум ЦК . Эта директива должно быть осуществлена полностью и безоговорочно. Аппарат Горта должен быть коренным образом оздоровлен».

«Марка» оренбургского Горта

«Универмаг Горта на Советской…

В витрине кое-где разбросана галантерея… Три пальто не манекенах. Солнце скоро выжелтит эти пальто они будут обесценены.

Ни базаре — зелень. ягода, редис, огурцы. На прилавках магазина Горта — пусто. Поучались бы оренбургские Гортовцы у московских. В магазинах Горта других городов: творог, масло, сахар, консервы, закуски, мясо, птица. Ряд Гортов имеет своя рыбокоптильни, мастерские для приготовления котлет, холодной телятины, отбивных… Токае Горты имеют договоры с колхозами в совхозами на поставку зелени, овощей, мяса, рыбы. молочных продуктов.

А у нас?… Эх, да что говорить. 3ашел я в ваш гортовский «универ­маг» купить зубной порошок. Сдачи не оказалось.

— Вставайте в очередь на получение сдачи, — говорит кассирша, — мелочи нет.

Встал. Ваглял упад за решетку Там лежит жалобная книга. С любопытством взял ее в руки. Земелькали карандашные запаси

— «Пишу я вот про что: целевой вклад на чулки дала я еще когда! Прихожу — чулки мелькнули перед моим носом. Продавщица дает из какой-то гражданке. Я к продавщице: ты что, мол, продаешь своей знакомой, а от мена под прилавок прячешь! А продавщица глаз прищурила, да я говорят: «у воды быть, да не замочиться?., чай своя рубаха… магазин коммерческий — кому хочем, тому и продаем. Так и ушла я ни с чем».

На той же странице: «с 20 рублей недодали сдачи 3 рубля. Когда обратился в кассу, мне заявили: пожалуйста, не возмущайтесь,, может быть вы по дороге от кассы до прилавка день потеряли… Не кричите, не страш­но!»                                    „ ~

Еше черед несколько страниц: «Мне надо было срочно выехать в , — пишет студент Инсвега Кимов,- просил чувяки. Продавец спрятал их под прилавок, сказав, что чувяки отложены под задаток, а детская обувь с витрины не продается. Продавец Сапожников мне советовал подождать 2 недели, когда будут менять витрину. Ушел ни с чем»..

На следующем листке:

«Ах какие у вас неполадки, — пишет пионерка Агаева , — где у вас недостатки работе отражаются?.. у вас стенная газета ежемесячная ила ежегодная?»

В моих ушах так и звенел негодующий детский голосок. Вероятно в тот момент, когда она вписывала свою жалобу, ее красный галстучек трепетал от негодования.

— «Сегодня продавали варенье, потом завмаг унес его за перегородку, сказав, что проверит еще раз отпускную цену, — пишет гр. Цихов, — мы стояли долго, но варенья больше не увидели…»

— «Давали целевые под фотопринадлежности… они несколько раз прибывали небольшими партиями. Продавец Матов продавал их кому угодно, но по целевым — отпускать не хотел» — пишут два студента.

….»Наша марка» — папиросы с прелью и подмочены.

Это можно сказать и об оренбургском Горте — его марка тоже очень сильно подмочена.

Отвлекся я. Нельзя зевать! Очередь за сдачей немного продвинулась вперед…»

Почему пусты полки в магазинах Горта?

«Если опросить работников оренбургского Горта чем вы занимаетесь? Они, ни минуты не сомневаясь, ответят:

— Мы торгуем.

Не верьте. Можно-ли торговать при пустых полках? А в Горте дело обстоит именно так.

Возьмем бакалейное отделение. Кроме вина вы здесь ничего не найдете. Для заполнения зияющей пустоты магазинных полок или, как выражаются гортовские руководители, для » усиления товарооборота» в бакалейном отделения магазина Горта на Советской еще продается… посуда, шелковые кофточки… музыкальные инструменты и игрушки.

Увеличивается ли товарооборот от такой «мудрой торговой политики» мы не знаем. Достоверно известно, что других бакалейных товаров, кроме вина, в магазинах Горта не предвидится. Вы спросите на чем основано такое мрачное утверждение? Сейчас объясним.

Дело в том, что Горт не занимается самозаготовками. Годовой план самозаготовок с-х продукции на 20 июня выполнен… на 2 процента. Самозаготовки — забытый, заброшенный участок работы Горта.

Вернемся, однако, в пустым полкам.

Обувное отделение торгует дамскими туфлями, ценою свыше 70 руб., портфелями и резиновыми галошами (15 р. пара). Галоши получены Гортом в июне, очевидно в надежде, что осень в этом году наступит раньше обычного.

В отделения готового платья и головных уборов есть мужские демисезонные пальто от 69 р. 80 к. до 74 р. 60 к. Изредка бывает мануфактура, да скверного качества фуражки по высокой цене. Вот и все. Ах, да, простите, есть еще и зимние шапки, не реализованные с прошлого года.

Все товары, которые есть у Горторга, продаются по высоким ценам Но хуже всего, что никогда нет даже намека на нужный рабочему потребителю ассортимент товаров. Летом вы найдете в Горте меховую шапку, а легкой кепки нет. Происходят это потому, что гортовские работники, видите-ли, очень «требовательны» — сколько они не искали (!), не смогли найти летних головных уборов подходящего для Оренбурга качества». Именно так объясняют оренбургские работники Горта отсутствие кепок, тюбетеек, беретов.

На вопрос, почему нет товаров — они с подкупающей наивностью отвечают:

— Планового залога нет и… денег нет, чтобы самозаготовки развернуть.

Приходится пожалеть бедных гортовцев. А почему же денег нет?

— Контокоррентный счет у нес часто арестовывается госбанком.

Ах, этот госбанк! Люди в сроки не платят, а он контокорренто арестовывает!

Собственно говоря, деньги есть: у Горта в обороте 360 тыс. рублей.  Но… 160 тыс. руб. лежат мертвым капиталом в виде зимних шапок, щепных товаров и т д.

С шепными товарами одно мученье. Больше года лежат они на троицкой базе Горта и никак не продаются. Только сейчас приняты»экстренные» меры: троицкая щепная база ликвидируется. Кульки, мочальные веревки, бочата. жерди срочно переводятся на ст. Чебеньки и в Оренбург. Однако практически по их реализации тоже еще ничего не сделано. Савичев — вам. предправления Горта, «сильно обеспокоен» этим обстоятельством. Ждет — не дождется, когда наступит сезон (?!).

Кстати, не знает-ли кто-нибудь, когда жерди, кульки и мочальные веревки станут сезонными?

Итак: 160 тыс. руб. заморожено неходовыми товарами. Есть и еще у Горта замороженные средства. За Мосснабсбытом числится 40 тыс. рублей за лапти, которыми оренбургский Горт решил удивить Москву, взяв на себя инициативу их поставки. 92 тыс. рублей «плавают» где-то в Пензе. Читатель, очевидно, помнит историю со стегаными одеялами (см. «0. К.» за 9 мая).

«Забив» средства в неходовые товары, Горт вот уже более двух месяцев работает на «комиссионных началах». Это делается так: приходят товары — денег нет. Люди бегут в госбанк, берут там деньги, давая определенные гарантии и… торгуют.

А в настоящее время, Горт дошел до того, что все магазины приносят убытки.

Убитые горем, горе-руководители Горта, в частичности Савичев и экономист пришли к выводу, что «нужно ликвидировать 50 процентов торговых точек (?), закрыть дежурный магазин (?), продать имеющиеся транспорт — 25 лошадей, оставив для себя 5.(?) Все это для того, чтобы «сколотить деньгу» для «оживления» то­варооборота.

Гениальная комбинация, неправда ли?

Досадно, что никто до сих пор как следует не заинтересовался самими комбинаторами из Горта и  их подсяжниками, которые на каждом шагу грубои скажают принципы развертывания советской торговли и заменяют ее махинациями, от которых так я несет нэпманским душком.

Люди, работающее в аппарат Горта, достойны всяческого внимания. Даже, по словам самого Савичева, аппарат Горта сверху донизу… «никчемный». Вместо того, чтобы работать, развивать товарооборот, они, по словам Савичева. рассчитывают «на что-то».

Это «что-то» — оппортунический самотек, полное неумение торговать по-советски.

Теперь понятно почему пусты полки в магазинах Горте».

Через полгода, в октябре 1933 года в газете «Оренбургская коммуна», вышел другой ряд статей, собранных под общим заголовком «Как торгует ваш магазин? Торговая сеть города должна максимально улучшить свою работу».

Заботливо и хорошо торгуют в дежурном 1 №1

«Когда заливают город вечерние сумерки и закрытые магазины смотрят на улицу темнотой неосвещенных окон  и крепкими засовами дверей, особенно приветливо сверкают огни в дежурках. Торговый день их в полном разгаре.

Непрерывным протоком идут в эти часы покупатели. Но часто покупатель поворачивается и уходит  обратно: — пусты витрины и полки магазина, а одинокое блюдо красной колбасы издевается над покупателем неимоверно высокой ценой — 29-30 рублей кило.

Дежурный магазин ГОРПО №1 на углу Советской и Суринской (прим. Л.С. — ул. Постникова2. Здесь бросается в глаза, что несмотря на то, что через семь лет после переименования Суринской улицы в улицу Постникова основные периодические издания города Оренбурга используют старое название улицы). Магазин этот небольшой, но работает лучше других, что в центре города — на углу Советской и Кооперативной (прим. Л.С. ул. Кирова).

Реклама оренбургских продуктовых магазинов, опубликованная в сентябре 1936 года в газете "Оренбургская коммуна".

На снимке: реклама оренбургских продуктовых магазинов, опубликованная в сентябре 1936 года в газете «Оренбургская коммуна».

Заведующий магазина, тов. Горлатов, работники прилавка и лавочная комиссия — депутатки горсовета товарищи Трусова и Колесникова не любят, когда покупатель обходит кассу, когда он красноречиво молчит, взглянув на витрину.

Магазин №60 в гостином дворе открыл ларек для торговли арбузами. Покупатель выбирает арбуз. Фото В. Елагина, "Оренбургская коммуна", 6 сентября 1936 год.

На снимке: Магазин №60 в гостином дворе открыл ларек для торговли арбузами. Покупатель выбирает арбуз. В. Елагина, «Оренбургская коммуна», 6 сентября 1936 год.

Работники магазина упорно стремятся к тому, чтобы на полках магазина всегда было обилие  и разнообразие товаров.

Рабочий день магазина начинается рано. Часов в 7-8 утра. В эти утренние часы здесь усердно хозяйничают щетки и тряпки. Проворные руки продавцов убирают витрины, раскладывают товар. Ровно в 9 открываются двери магазина. а часом-другим позже каждому находится работа. Просмотрены зав. магом витрины, учтено чего недостает. Учтено также, что завтра выходной день, что больше будет спрос на продукты питания.

И вот каждый сотрудник магазина имеет задание. Помощник завмага Шарманов узнает, что в других магазинах есть детские зимние шапки, вспоминает, что спрос на них большой, идет и приносит их в магазин. Сам зав. Горлатов хлопочет насчет груш, орехов, колбасы и зельца.

Лавкомиссия узнала, что можно достать 45 кгр. (прим. Л.С. — килограммов) винограда.

К вечеру с витрин дежурки лакомо смотрят колбаса, зельц, пирожные, коржики, струцеля, торты, брынза, груши, виноград, орехи и персики. На полках три сорта папирос — 35 копеечные, 65-копеечные и рублевые.

Торговый день в разгаре — поток покупателей идет от прилавка к кассе. В восемь выручка достигает 2368 рублей. Если не убывает волна прибоя и становится трудновато управляться одному, на помощь приходят и сам завмаг, его помощник, член лавкомиссии.

Время идет к полночи. Наплыв покупателей на исходе, на исходе  и товар в магазине, на исходе рабочий день завмага и продавцов. В кассе сегодня наторговано больше, чем вчера — около 3 тысяч рублей.

Дежурный магазин ГОРПО №1 опередил другие дежурные магазины ГОРПО №№3 и 62.

План товарооборота у него выполнен лучше, чем у них. В третьем квартале план товарооборота в 300 тысяч выполнен на 266714 руб. 40 коп. Недовыполнение, правда, солидное, обязывающее магазин №1 еще упорнее ввязаться за развертывание самозакупок, еще крепче бороться за организацию культурной советской торговли, но на лицо и несомненные  достижения в работе.

Надо учесть, что так же, как и другие магазины, №1 получил со склада ГОРПО очень и очень немного товаров, что условия для развертывания самозаготовок у него те же, что и у других, что также безучетно ГОРПО дало ему контрольную цифру по самозаготовкам в августе только 5 тысяч рублей, в сентябре 10 тысяч рублей.

Однако, при всех этих условиях, магазин №1 торгует бойче других. Забота и инициатива завмага, сработанность и спаянность коллектива магазина в борьбе за выполнение финплана, учет спроса потребителя — верный залог успеха магазина №1″.

Покупатель уходит с пустыми руками

«План товарооборота III квартала дежурный универмаг ГОРПО №3 имел в 600 тысяч рублей. В магазине 3 отделение — бакалейно-винное, готовой одежды и обуви и галантерейное.

У правления ГОРПО и у завмага Тырина были вполне правильные расчеты: — тысяч на 200 с лишним рублей в месяц магазин торговать может. Надо только, чтобы всегда был полный ассортимент товаров.

Но в августе этот 200 тысячный план выполнен только на 50 процентов, в сентябре немногим больше.

ГОРПО крайне слабо снабжает магазины товарами, а сам он тоже тяжел на подъем. В результате на витринах несколько десятков пирожного, куски торта, да четырнадцати рублевая колбаса — вот почти все, что имеет к услугам вечернего покупателя гастрономическое отделение. Бедно. Скудно. Сюда бы в дежурный магазин, находящийся в центре города — рыбы, консервов, фруктов, хотя бы дорогих конфект (прим. Л.С. — конфет).

Об этом с мечтательной улыбкой говорит завмаг. Но, увы! Товары сами не придут на полки, их надо разыскивать, договариваться, купить, привезти. А у работников магазина №3 такие безмятежно-спокойные иждивенческие  настроения, такие убаюкивающие надежды на ГОРПО.

— Даст ГОРПО со складов товару, будет чем торговать, не даст… равнодушным взглядом провожают кооператоры покупателей, уходящих из магазина с пустыми руками. надежды на ГОРПО — плохие. Похвастаться своей инициативой, энергией, поворотливостью и развертыванием самозаготовок и снабжения товарами своих низовых точек — оно не может.  Еще меньше может говорить оно о высоком качестве приобретаемых товаров.

Висящие в магазине №3 мужские пальто ценою в 74 рубля, сшитые на подобие узбекских халатов и приобретенные в Татшвейтруде — живые свидетели того, что потребитель и его вкус в расчет ГОРПО не входят. Таким же низким качеством и угловатостью форм отличаются и шапки нашего Швейтрула.

Теперь о качестве работы самого магазина. Штат его не заинтересован материально в успешной работе. Отсутствует сдельная оплата труда, нет соревнования.

Покорно смирившись с тем, что магазин работает плохо, прикрывшись вредительской теорией «бестоварья» — ГОРПО дало ему на IV квартал план товарооборота только в 450 тысяч рублей, снизив задание III квартала на 150 тысяч.

Это равнение на самотек, это бюрократическое движение по линии наименьшего сопротивления должны быть вытравлены из практики работы ГОРПО и его низовых точек. Борьба за умение торговать культурно, по-советски, должна идти развернутым фронтом».

«Ферментин», да сапожный крем:

«Этот третий по счету дежурный магазин куда мы зашли сегодня в поисках доступных по цене продуктов.

Сюда нас привлекла многообещающая вывеска: бакалейно-гастрономический магазин ГОРПО №62.

Но здесь, как и в других дежурных, нас постигла та же неудача. Из-за стеклянных витрин смотрели 3-х рублевые куски торта, мокрая, неаппетитная, словно болтушкой из муки облитая брынза, сморщенные сухие персики — ценою в 15 рублей кило.

Спросили завмага Пильнова, как он выполняет свой торгфинплан? Овладел ли он искусством торговать культурно, по-советски? Ответ получился длинный.

Товарооборот в III-м квартале намечался по плану 300 тысяч рулей. Новый завмаг принял дела 16 июля и вот за два с половиной месяца в обороте числился только 156112 рублей.

Завмаг оказался словоохотливым, он рассказал, что удивляться тут нечему, что магазину нечем торговать, что правление ГОРПО товаров со склада совсем не завозит, а сам он, Пильнов, что же сделает? Покупает он колбасу, торты, пирожные у местных артелей, еще усиленно занимается самозакупками, то бишь помогает ГОРПО перекладывать товары с одной полки на другую. Недавно взял у магазина ГОРПО №61 две бочки груздей, да ящик груш, вот и торгует ими.

Указал от также на «богатый ассортимент» товаров, полученных магазином со склада ГОРПО. Не забыл упомянуть, что 200 пачек «ферментина» — бельевой соды по 8 копейке пачка получены еще в августе, что продано из них на сегодня только 37 пачек, а 163 так и лежат себе неподвижно по соседству с пахучей залежью сапожного крема.

— На такой ассортимент ГОРПО на скупится. Вот, пожалуйста, 3 тысячи пачек бельевой синьки и 1380 пачек горчицы.

Жизнь бурлила на улице вечерними часами оживления, непрерывно открывались двери, впуская все новых и новых покупателей, непрерывно подходили они к прилавку и спрашивали то, чего нет в магазине, но что могло быть, будь побольше инициативы и желания у правления ГОРПО и у завмагов дежурок упорно бороться за торгфинплан, будь побольше стремления научиться торговать по-советски, научиться удовлетворять спрос потребителя».

Проблемы наблюдались и в снабжении школьников учебными принадлежностями. Об этом в сентябре 1935 года написала газета «Оренбургская коммуна».

Где купить ранец и готовальню?

«- Ты готова, Дуся, идти в школу? Я вот за учебники спокойна, учебники будут, но как быть с чертежными инструментами?

— Я тоже ищу их. Мне так хотелось купить полную готовальню, но нигде не нашла. Мама дает 20 рублей на готовальню, а купить негде. Неужели так трудно на заводах наделать побольше для нас готовален?

Зина Фатьянова и Дуся Меркурьева, учащиеся 7-го класса школы №25, чей разговор мы приводим, напрасно обижаются на заводы. Заводы у нас в Советском Союзе работают не плохо. Виноваты же в том, что Зина и Дуся и многие другие школьницы и школьники Оренбургской области остались без готовален, не заводы, а местные торгующие организации, которые забыли про детей, собирающихся сегодня в школу.

В магазинах нет не только готовален, но и многих других, необходимых для ученика учебных принадлежностей: хорошей сумки для книг, ранцев, портфелей, красивого пенала для карандашей и ручек, альбомов для рисования, хороших красок, кисточек и т.д.

Новый учебный год застает работников областных торгующих организаций врасплох. Они не только не знают спроса детей, но не знают даже того, что у них есть в магазинах для школьников. Управляющий Книгоцентром тов. Козловский утверждает, что в подведомственных ему магазинах готовальни есть. Он говорит: «Нам еще предлагали большую партию готовален, но мы не взяли». А тут же позвонив по телефону в книжный магазин, он убеждается, что готовальни уже давно распроданы.

Дети буквально рвут из рук, появляющиеся время от времени в магазинах учебные принадлежности. 30 августа магазин Книгоцентра №1 за 4 часа продал 3000 блокнотов, 4000 тетрадей для рисования и письма, хотя эти товары отпускались по одному экземпляру в одни руки.

На этом фоне все рассуждения управляющего оренбургским отделением Госкультснаба т. Башкирова о том, что они делают заказы в центр на учебные принадлежности «согласно спроса» — пустые отговорки.

— Сколько у нас учащихся по области?

Порывшись немного в бумагах, тов. Башкиров отвечает — 226 тысяч человек…

— Почему же вы заказали готовален только 300 штук, а сумок для книг — 2000 штук?

— Учитывая спрос…

Из 2000 сумок не получил ни одной, а из 300 готовален только 10. Но это не беспокоит работников культснаба.

Госкультснаб имеет по области широкую торговую сеть и не ударил пальцем о палец, чтобы воспользоваться ею для своевременного снабжения учащихся всем необходимым для учебы. Даже имеющиеся культтовары лежат у т. Башкирова на складе без движения.

— В два района мы не посылаем потому, что они не платят, в четыре — ожидаем, что оттуда приедут за товарами, а для пяти районов, хотя и готовы товары, но еще не отправлены».

В той же «Оренбургской коммуне», год спустя, 6 сентября 1936 года, была опубликована небольшая заметка «Нет учебников».

«В магазинах васильевского , Белоозерского района, нет школьных учебников и наглядных пособий. Учебный год начался, а у большинства учащихся не имеется книг и тетрадей».

Не лучше обстояли дела и качеством выпускаемых товаров. Так, в том же сентябре 1936 года «магазин №1 Облместпромснабсбыта забраковал 60 пар детских сандалий, изготовленных шорно-седельной фабрикой. Каблук, прибитый гвоздями, отрывается в руках покупателя, сандалии в большинстве случаев сшиты на одну ногу, разных размеров и из разных сортов кожи».

На снимке: корзина с бракованными сандалиями. Фото В. Елагина.

На снимке: корзина с бракованными сандалиями. Фото В. Елагина.

Однако, если недостатки в торговле получали общественную огласку, торгующие организации быстро устраняли недостатки. Например, в 1936 году одном из сентябрьских выпусков газеты «Оренбургская коммуна» был опубликован фотообвинение В. Елагина, в котором рассказывается, что около 4 школы лотошница Горторга нарушает гигиенические правила торговли.

Проблемы советской торговли 30-х годов XX века

«…Школьники в перерыв гурьбой обступили лоток, выбирают конфеты, пряники, печенье. «Техника» выбора не сложна: лотошница грязными руками поочередно вытаскивает то один, то другой пряник. Ни один лотошник не имеет самых простейших щипчиков».

Буквально через несколько дней, газета опубликовала другой репортаж В. Гусарского, подтверждающий, что Горторг устранил вышеуказанные недостатки.

В №209 "Оренбургской коммуны" было опубликовано фотообвинение городским лотошникам, подающим свой товар покупателям грязными пальцами. Сейчас лотошники уже имеют щипцы.

«В №209 «Оренбургской коммуны» было опубликовано фотообвинение городским лотошникам, подающим свой товар покупателям грязными пальцами. Сейчас лотошники уже имеют щипцы. На снимке: лотошница кондитерсбыта отпускает ребятам пряники и конфеты, подавая их щипцами».

Не лучше обстояли дела и в сельпо. В одном из декабрьских выпусков 1933 года газеты «Оренбургская коммуна» в статье «Колхозник — потребитель» мы видим призыв, адресованный к работникам сельпо — активно участвовать в чистке аппарата Райпотребсоюза.

« и сельпо района, призванные не только культурно, по-советски, торговать, не только образцово вести свое хозяйство, но и конкретно помочь колхозам и колхозникам бороться за зажиточную жизнь, за большевистские колхозы, стимулировать их успехи в этой борьбе — со своими задачами справились плохо.

План мобилизации средств выполнен только на 32 процента и план товарооборота на 62. А это значит, что сельпо предлагает колхознику не то, что ему надо, это значит, что по полкам магазинов залежались товары. И в самом деле — затоваривание по системе Райпотребсоюза достигает 127 процентов.

Людей тех (Кохановой, Огурцовой), которые завели райпотребсоюз в этот глубокий прорыв, нет уже в аппарате, но последствия их «руководства» и посейчас сказываются на работе.

Был у Райпотребсоюза крольчатник, довели его до развала. Есть в 35 километрах от города свиноферма, но находится она в таком безобразном режиме, что свинье его не выдерживают — дохнут. А в свинарник забито 7 тысяч рублей.

Тягловая сила заготконторы также безнадзорна и еле таскает ноги.

Принимал Райпотребсоюз центральную молочную ферму от Птицемолокоцентра — и здесь не провел дела, как надо. Акт на приему до сих пор не оформлен.

По халатности бывшего директора Тихомолова лопнул на ферме котел, ремонт его стоит до 4500 рублей и Райпотребсоюз при приемке этого не учел. Должен он внести за ферму 35 тысяч рублей, а она по оценке стоит не более 17.

Отсутствие конкретного, деятельного руководства своей низовой сетью, полная бесплановость в работе заготконторы, безответственность и до сих пор не выкорчеваны еще из практики Райпотребсоюза и его филиалов.

За грубые нарушения конвенционных цен заготконтора уплатила 2 тысячи рублей штрафа, но конкретный виновник этих нарушений остался безответственным и безнаказанным.

Началась чистка аппарата потребсистемы. Виновные в бесхозяйственности, по милости которых разрушилось хозяйство Райпотребсоюза и складывался план его работ, должны быть привлечены к ответу, несмотря на то, что в аппарате Райпотребсоюза их уже нет.

Теперешние руководители Райпотребсоюза также повинны в этой плохой работе.

Система руководства Райпотребсоюза своими низовыми звеньями должна подвергнуться здоровой критике и самокритике со стороны сельпо.

Работа комиссий по чистке только тогда может быть плодотворна, кода она будет опираться на активность масс, продуманно отмечающих недочеты намечающих пути их исправления.

К этому и призываются вся сельская потребкооперация и колхозники, которые непосредственно на себе испытывают методы работы сельпо и Райпотребсоюза».

Прошло пару лет. В «Основных итогах работы Оренбургского областного союза потребительских обществ за 1935 год» мы видим, что:

«Состояние торговли в ряде магазинов, даже при наличии широкого ассортимента товаров, зачастую также не является показателем культурной торговли. До сих пор имеет место, когда лавка не приведена в порядок, не побелена, не выкрашена, имеет плохое санитарное состояние, товар не разложен, часто потребитель — покупатель в магазине встречает со стороны отдельных торговых работников вместо вежливого обращения — грубость и невнимательное отношение».

Не правда ли, такое отношение к покупателю мы встречаем и 80 лет спустя?

Примечания:

  1. ГОРПО — Городское потребительское общество
  2. Согласно справочнику Гаранькина Ю.Д., Дорофеева В.В., Жилина А.Н. «По Оренбургу», — Челябинск Юж.-. кн. из-во, 1985. улица Сухонская получила свое настоящее название в 1926 году.

© 2017, Лукьянов Сергей

Советуем почитать:

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий

Извещать о:
avatar
wpDiscuz