Пушкин в истории Оренбурга



Предпринятая Пушкиным в 1833 году поездка в Поволжье и Оренбург была поездкой исключительно творческого характера. Результаты её, несмотря на быстроту путешествия и очень краткое (не более как десятидневное) пребывание в пределах Оренбуржья, были очень существенными.Творчество Александра Пушкина, с несравненной широтой и глубиной отразившее настоящее и прошлое России, связано, как и жизненный путь самого поэта, со многими местами страны от столиц до далёких окраин. Среди них важное и своеобразное место занимает Оренбургский край.

Предпринятая Пушкиным в 1833 году поездка в и была поездкой исключительно творческого характера. Результаты её, несмотря на быстроту путешествия и очень краткое (не более как десятидневное) пребывание в пределах Оренбуржья, были очень существенными. Важность той роли, которую сыграл в творческой работе Пушкина, определяется её связью с актуальной темой, занимающей поэта в 30-е годы: с темой крестьянского восстания XVIII века, под предводительством Емельяна Пугачёва.

Путь в степной край

Летом 1833 года, когда «История Пугачёва» была уже почти написана в черновом варианте, он работал над романом. Пушкин решил поехать в места восстания — в Оренбург и Казань, чтобы «ознакомиться с архивами этих двух губерний».

17 августа 1833 года Пушкин выехал из Петербурга, 2 сентября он был в Нижнем Новгороде, 5-го — в Казани, 9-го — в Симбирске.

Утром 15 сентября Пушкин выехал из Симбирска в Оренбург — главную цель своего путешествия. Под Самарой он переправился через Волгу. Путь его лежал через Бузулук на станицы — Тоцкую, Сорочинскую, Ново-Сергиевскую, Переволоцкую, откуда сворачивал к берегу Урала на станицу Татищево, бывшую узлом дорог, шедших к Оренбургу. По дороге, несмотря на быстроту езды, он расспрашивал жителей и записывал их рассказы и замечания. 18 сентября Александр Сергеевич достиг Оренбурга. По словам его в письме к жене, он «насилу доехал, дорога прескучная, погода холодная». О пребывании его в городе, продолжавшемся около двух суток, сохранилось немало рассказов, современных и позднейших, частью более или менее достоверных, частью легендарных.

Читайте также:  Хроника наводнения 1942 года

Пушкин приехал прямо к оренбургскому военному губернатору Василию Перовскому, с которым был давно и близко знаком по Петербургу. Только при содействии местных властей Пушкин мог собирать материалы о запретной, политически опасной теме Пугачёвского восстания.

Поиск свидетелей восстания

У Перовского Александр Пушкин встретился с Далем, с которым был знаком уже в Петербурге за год до того и который в этот день вернулся из командировки по Уралу. В тот же вечер, по-видимому, повёз Пушкина в город и познакомил его с директором Неплюевского военного училища капитаном К.Д. Артюховым. Ночевал Пушкин на даче у Перовского, а утром 19 сентября в сопровождении Даля и Артюхова поехал в Бёрдскую слободу. В Бёрдах во всё время осады Оренбурга войсками Пугачёва, с половины октября 1773-ro по конец марта 1774 года, была штаб-квартира восставших и ставка самого Пугачёва; старое казачье население должно было живо помнить времена крестьянской войны.

И ожидание не обмануло его. В письме к жене от 2 октября он писал: «В деревне Бёрды, где Пугачёв простоял шесть месяцев, я нашёл 76-летнюю казачку, которая помнит это время, как мы с тобой помним 1830 год. Я от неё не отставал, виноват: и про тебя не подумал». Разговор с казачкой старухой Бунтовой был для Пушкина особенно важен потому, что была родом из крепости Нижне-Озёрной и жила там во время взятия её войсками Пугачёва, а затем последовала за ними в Бёрды и видела всё, что происходило в этом центре восстания до оставления его Пугачёвым.

По возвращении из Бёрд Даль показал Пушкину исторические места в Оренбурге.

Собранные рассказы очевидцев помогли Пушкину при описании осады Оренбурга восставшими в «Капитанской дочке».

Читайте также:  В часу шестом зашел я на Сенную

Из Оренбурга Пушкин отправился в Уральск, вдоль Урала мимо крепостей Татищевой и Нижне-Озёрной. Местоположение Татищевой было воссоздано им в «Капитанской дочке» в описании крепости Белогорской, а имя ей дала, по-видимому, меловая гора, виденная Пушкиным на берегу Урала.

Прибыв 21-ro в Уральск, Пушкин оставался там двое суток.

23 сентября он выехал из Уральска и, покинув Оренбургскую губернию, 1 октября прибыл в село Болдино, куда так спешил, чтобы в тишине и уединении, в любимую им осеннюю пору, всецело отдаться творческой работе.

В течение октября Александр Пушкин в Болдине закончил «Историю Пугачёва», 2 ноября написал к ней предисловие, а уже около 20 ноября он вернулся в Петербург и тотчас представил «Историю Пугачёва» на рассмотрение императора Николая. Неожиданный успех ожидал его труд: царь разрешил печатать «Историю», внеся в неё ряд цензурных поправок и изменив заглавие на «Историю Пугачёвского бунта».

Оренбургская поездка много дала Пушкину. И в «Истории Пугачёва», и в «Капитанской дочке» он тщательно и полно использовал как свои записи, так и устные рассказы, не отразившиеся в записях, и свои дорожные наблюдения.

Автор: Константин Копылов

Источник: Вечерний Оренбург, №23 от 8 июня 2016 года

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Советуем почитать:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий

Извещать о:
avatar
wpDiscuz