В часу шестом зашел я на Сенную



Одно из самых популярных в городе мест торговли отмечает в этом году 138-летие.

Оренбург, рубеж позапрошлого и прошлого веков. Фотоаппарат установлен на оптимизированной в тридцатых до фундамента трансформаторной будки колокольне Свято-Успенского Оренбургского женского общежительного монастыря. Вид на юго-запад, в сторону центральной части.

«Снести с Сакмарской площади…»

Весной 1879 года в Оренбурге случилось несколько опустошительных пожаров. П.Н. , автор книги «», изданной в 1908 году, повествуя об этом, писал:

Пожарное бедствие продолжалось целых три недели. Огонь распространился в северном направлении, охватив больше половины старого города и перейдя через новую часть на Новую слободку, уничтожил всю восточную треть её. Пламя захватило и восточную торговую территорию с дегтярными и щепными базарами. На дегтярном базаре полопались бочки, горящая смола потекла под уклон на город. Сгорело 1594 жилых деревянных дома и 172 каменных. Всего пострадало 2965 жилых и нежилых построек. Огонь уничтожил 98 городских кварталов.

После пожара находившаяся на Сакмарской площади (прим. местность в районе здания администрации Оренбургской области) торговля (в деревянных подвижных лавках, сгоревших во время бедствия) бакалейными и гончарными товарами, старым железом, мясом, птицей, печёным хлебом и квасом переведена по распоряжению городской думы от 26 апреля (8 мая по новому стилю) 1879 года на Конно-Сенную площадь (ныне там расположено немало различных торговых заведений, в том числе и Центральный ).

План Оренбурга 1915 года

В протоколе заседаний высшего органа городской власти говорилось:

В пожаре все торговые помещения на Сакмарской, Сенной, Угольной, Дегтярной и Щепной площадях сгорели.

Для размещения торговцев дёгтем разрешить дегтярникам занять местность, лежащую вправо от новой сакмарской дороги, но с тем, однако, чтобы дегтярный ряд отстоял от городских построек и мельниц не ближе 150 сажен (сажень-2,13 метра. — Т.С.).

Площади Сенную, Угольную и Щепную разделить таким образом: для торговли сеном с возов оставить старое место, отодвинув несколько ближе к кладбищу, а для складов сена отвести местность, занимаемую до пожара щепным и угольным базарами, а последние разместить между сакмарской и каргалинской дорогами в расстоянии 150 сажен от города.

Мясной, птичий, бакалейный ряды и привоз снести с Сакмарской площади на Сенную.

Снести и разместить привоз

На Конно-Сенной площади отведено для торговли калачами — 34 места, квасом — 31, птицей — 70, молоком — 8. Владельцы мясных лавок делились по национальному признаку: русских — 26, татарских — 33, еврейских — 5. Для бакалейных и гончарных товаров выделено 73 места, для «железных лавок» — 28, в сенном ряду — 38 мест.

Как свидетельствовал современник, площадь«распланирована на соответствующие торговые ряды, и желающим отводились места для постановки подвижных деревянных лавок без заключения контрактов на сдачу в аренду отводимых мест. Это было допущено в виде исключительной меры, вызванной пожарными несчастьями и особой торопливостью в переводе означенной торговли с Сакмарской площади на Конно-Сенную.

Торопливость эта лишила городскую управу возможности заключить с лицами, взявшими места, контракты, потому что для заключения таковых прежде отвода нужны были указания думы относительно назначения размера платы и срока сдачи в аренду. Те же самые причины послужили препятствием и к назначению торгов на отдачу в арендное содержание мест для торговли на Конно-Сенной площади. Управа руководилась только одним разрешением думы — перевести базар с одной площади на другую».

Осенью 1879 года городская дума «определила»:

Размер годового оброка за калачные места и железные лавочки установить по 3 рубля; за все мясные лавки по 40 рублей, за места, отведённые для торговли бакалейными и гончарными товарами, по 12р.70к. за каждое в год, предоставив самим торговцам разложить общую годовую сумму оброка за эти места между собой по выгодности в торговом отношении арендованных ими мест.

После жалобы торговцев гончарным товаром на то, что «по переводе их на Конно-Сенную площадь плата за занимаемые ими места увеличена в сравнении с таковой же, которой обложены торговцы бакалейным товаром, платившие на Сакмарской площади более гончарников», городская дума на излёте 1880 года приняла Постановление «О возвышении платы за места, отведённые для бакалейной торговли, с 12р.70к. до 18р.55к. и об уменьшении платы за места, отведённые для гончарной торговли, с 12р.70к. до 8р.50к., как было это ранее во время нахождения базара на Сакмарской площади».

Списки арендаторов мест для бакалейной и гончарной торговли с новым расчётом оплаты направлены в городовое полицейское управление с просьбой:

Вручить эти списки по принадлежности и объявить поименованным лицам, чтобы они составили между собой раскладку определённого с них сбора в доход города и затем представили бы таковую не позже 25 января 1881 года в управу.

Пристав 2-ой полицейской части «означенные списки» возвратил в управу 30 января с уведомлением:

Поименованные торговцы отказались от принятия их и составления раскладки, заявив, что не могут разложить между собой назначенные платежи, а просят командировать для сего члена управы.

Рынок на кладбище

Читайте также:  Читаем старые газеты: Открытие съезда учителей и учительниц станичных поселковых школ оренбургского казачьего войска

Городская управа поручила торговому депутату С.И. Куприянову совместно с комиссаром (была в управе и такая должность) Ивановым сделать раскладку платежей. Справившись с возложенной на них задачей, они в марте «препроводили составленную раскладку для немедленного сбора следующих по ней денег». Но «встретив уклонение торговцев от платежа», управа «обратилась к содействию в сём деле полицейской власти, которая тоже ничего не могла получить и должна была ограничиться присланным в управу актом о неплатеже требуемых денег».

Руководствуясь решениями думы, управа назначила на 24 августа 1881 года «один решительный торг на отдачу на Конно-Сенной площади в 3-летнее арендное содержание 72-х мест по 4 кв. сажени каждое. Из этих мест половина предназначалась для бакалейной торговли, а другая половина для гончарной торговли. Вместе с тем управа препроводила к оренбургскому полицеймейстеру вновь составленные списки лицам, занимавшим места для торговли, с показанием числящейся за ними недоимки за три года, и просила распорядиться взысканием с них денег, а если они вновь будут уклоняться от оплаты, то постановлять об этом акты для передачи последних мировому судье».

На торги явился 21 торговец бакалейными и гончарными товарами. Ознакомившись с поставленными им условиями, они заявили, что «не могут разом уплатить долгов по аренде и не согласны торговаться только тогда, когда дума переведёт привоз, и разместить его между бакалейными и гончарными рядами». Кроме того, высказана просьба о переводе их «на прежнее место на Сакмарскую площадь, дозволить построить там деревянные лавки» с обещанием, что когда они «оправятся после пожара, то построят каменные лавки».

Управа учла только одну просьбу предпринимателей и поручила землемеру Копытину «сделать съёмку местности, занимаемой существующими на Конно-Сенной площади бакалейными лавками с указанием тех лавок, которые торговцы предполагают снести с тем, чтобы на месте снесённых лавок был помещён привоз сельских продуктов».

Член городской управы М.И. Карандаков и комиссар Иванов вскоре «донесли, что домогательство торговцев о новом распланировании лавок и о помещении в середине их привоза, а также переводе в другое место птичьего ряда уважено быть не может, потому что удовлетворение его послужит в явный ущерб другим торговцам на Конно-Сенной площади и неминуемо вызовет неудовольствие и жалобы последних».

Торговля делается всё хуже

Читайте также:  М. Ф. Коннов: Патриот — ответственный прежде всего за себя

Один из представителей городской управы А.В. Иванов 120 лет назад адресовал городскому голове следующее послание:

После пожара 1879 года оренбургский генерал- воспретил городскому управлению устроить базар на Сакмарской площади, поэтому торговля мясом, молочными скопами, другими припасами и привоз овощей переведены на Сенную площадь. Площадь эта в конце города, окружена тремя кладбищами: христианским, еврейским, магометанским и только с одной стороны прилегает к городскому населению. С переводом базара на эту площадь торговля с каждым годом делается всё хуже и хуже, что подтвердят торговцы. Вследствие сего многие из торговцев оставили взятые места для лавок, не заплатив в городской доход денег, ушли в другие места в городе и открыли торговлю в обывательских домах. Большая часть оставшихся торговцев не платят за места денег, ссылаясь на неудобство этой площади для торговли.

Наблюдая за ходом торговли со времени перенесения базара на помянутую площадь, я убедился, что на Сенной площади нет той живой торговой деятельности и того многолюдства, какие были на базаре Сакмарской площади. Сенная площадь, открытая со всех сторон, зимой подвергается заносу снегом во время буранов. Торговцы могут засвидетельствовать, сколько они переносят неудобств зимой от буранов, летом от ветров и наносимого песку.

На Сенной площади сосредоточена исключительно торговля мясом, живностью, молочными скопами, калачами и овощами, т.е. такими продуктами, которые принимают в себя все миазмы от трёх кладбищ. Если признано вредным иметь кладбища близ населения, то как же можно допустить здесь торговлю такими важными жизненными продуктами?

После пожарного погрома некогда было входить в оценку торговых площадей и соображать удобства, нужно было, чтобы немедленно открылась торговля. Теперь же наступило время и представляется возможным более правильно распределить площади для торговли.

Для удобства движения публики

Читайте также:  Пушкин в истории Оренбурга

В целях оживления торговли Иванов предлагал:

На Сенной площади допустить торговлю дровами круглый год, мелочную торговлю дёгтем, керосином и другими осветительными маслами (помещения для этой торговли должны быть устроены каменные со сводами), торговлю лошадьми и рогатым скотом, часть калачных и квасных лавочек, привоз арбузов, зимой привоз сена.

На Сакмарскую площадь перенести торговлю железом и шорную, часть мясных, калачных и квасных лавок. На Чернореченскую площадь перевести всю торговлю мясом, живностью, молочными скопами и весь привоз овощей, словом, всю торговлю с Сенной площади.

Но в начале 1885 года городская дума определила: «оставить без последствий» заявление А.В. Иванова, торговые помещения на Конно-Сенной площади «разместить в четыре линии, с назначением места для привоза только в середине базара, чтобы между линиями рядов и лавок по длине их были сделаны разрывы в 15 сажен ширины, что признаётся необходимым для большей безопасности в пожарном отношении и для удобства движения публики».

Летом 1885 года принято решение об установлении «местового сбора» с торгующих на Конно-Сенной лошадьми и верблюдами «по 20 копеек за штуку, а рогатого скота по 10 копеек, с мелкого скота по 1 копейке со штуки. Для взимания сего сбора учредить особую должность при управе в качестве сборщика с вознаграждением по 15% с вырученного рубля из суммы за местовой сбор. Для помещения сборщика устроить будку, там же вывесить таксу для всеобщего сведения о размерах сбора».

По данным историка П.Столпянского, «для надзора за торговлей мясом посреди Конно-Сенной площади выстроено помещение для микроскопической станции, которая существует с 11 декабря 1894 года. На этой станции происходит осмотр мясных туш, привозимых не с городской бойни, а также осмотр свиных окороков и вообще свинины для браковки заражённой…»

Так начиналась история Центрального рынка Оренбурга.

Татьяна

Источник: Вечерний Оренбург, № 24 от 09 июня 2004 г.

Советуем почитать:

Добавить комментарий