Сестры Воронины



С начала XIX века жила в Самаре семья дворян Ворониных. Она состояла из Захара Васильевича, чиновника, дослужившегося до чина коллежского асессора, награжденного знаком «XX лет беспорочной службы», его жены Федосьи Владимировны, их пятерых детей — Евгении, Надежды, Николая, Веры и Софьи. Воронины имели в Самаре одноэтажный деревянный дом на шесть комнат с мезонином и небольшое имение в Карсунском уезде Симбирской губернии.

Средства к существованию семьи давала главным образом служба Захара Васильевича, и он служил до 75 лет.

Супруги Воронины были гостеприимными и очень общительными людьми. Они имели более тридцати крестников и крестниц среди самарцев разных сословий.

Несмотря на свой малый достаток, Воронины всем детям дали образование. В их семье любили и знали литературу.

Сын Николай (1823-1882) прожил обычную жизнь чиновника и служащего по найму. А вот у дочерей жизнь сложилась так, что они оказались причастны к литературе — Евгения внесла вклад в пушкиноведение, Надежда вошла в круг общения драматурга А. Н. Островского и его друга — критика и переводчика Е. Н. Эдельсона, Вера стала профессиональной писательницей, Софья вышла замуж за поэта и критика Б. Н. Алмазова и находилась в среде московских литераторов и ученых. Эти факты определили интерес к личностям сестер Ворониных, выросших в уездной Самаре, считавшейся в те годы глухой провинцией.

Попытаемся рассказать о сестрах Ворониных по материалам, большую часть которых удалось собрать по крупицам в архивах и старой периодике.

Старшая сестра Евгения родилась в 1810 или 1811 году. Училась она в самарском частном пансионе И. Я. Маке и, видимо, еще в каком-то более солидном учебном заведении. Евгения хорошо знала литературу, пробовала свои силы в модном тогда эпистолярном жанре.

Захар Васильевич (1768 или 1769-1854) дружил многие годы с Иваном Алексеевичем Второвым, который одно время был его сослуживцем. Евгения, будучи старшей по возрасту, более других сестер испытала благотворное влияние старого самарского литера-гора, общавшегося со многими писателями и учеными своего времени, имевшего богатую библиотеку. Евгения училась в пансионе Маке одновременно с Николаем Второвым, дружила с ого сестрой Анной, бывала в доме Второвых.

В сентябре 1833 года вместе с самарским помещиком, коллежским асессором, камергером императорского двора П. И. Шелашниковым (1787 или 1788-1846) и его дочерьми, с которыми дружила, Евгения совершила поездку в . Самарцы прибыли в 18 сентября — в тот день, когда Пушкин рано утром уехал! в .

Приехавшая в Оренбург, в общем-то, для развлечений, Евгения вместе с тем проявляет серьезный интерес к Пушкину, собирает свидетельства о его пребывании в Оренбурге.

Познакомившись здесь с писателем Владимиром Ивановичем Далем (1801-1872) и его женой Юлией Егоровной, урожд. д Андре (1816-1838), она записала ее рассказ о посещении поэтом их дома.

Мадам рассказывала, как всем дамам хотелось видеть Пушкина, когда он был здесь. Он приезжал ненадолго и бывал только у нужных ему по его делу людей или у прежних знакомых. Две ее знакомые барышни узнали от нее, что Пушкин будет вечером у ее мужа и что они будут сидеть в кабинете Даля. Окно этого кабинета было высоко, но у этого окна росло дерево, эти барышни забрались в сад, влезли на это дерево и из ветвей его смотрели на Пушкина, следили за всеми его движениями, видели, как он от души хохотал; но разговора не было слышно, так как рамы были уже двойные.

Несомненно, по инициативе Ворониной самарцы ездили в пригородную слободу Берды, чтобы встретиться со старой казачкой И. А. Бунтовой, которую ранее посетил Пушкин. Евгения Захаровна пишет:

Выпал снег, и мы вчера ездили в Берды к старушке, которая рассказывала Пушкину о Пугачеве. Мы посетили ее с той же целью. Взяли с собой бумаги и карандаш, чтобы записывать, если она будет нам, как и Пушкину, петь

Воронина записала рассказы Бунтовой о том, как , выдавая себя за Петра III, принимал присягу, и о других событиях, происходивших во время восстания в станице Нижне-Озерной Оренбургской губернии. Эти же рассказы Бунтовой были записаны Пушкиным и затем использованы в «Истории Пугачева» и «Капитанской дочке».

Ценность записей Ворониной, отличающихся точностью, крупный ученый-пушкинист Н. В. видел в том, что у нее рассказы Бунтовой приведены с большими подробностями, чем у Пушкина, и по записям Ворониной можно судить о том, что и как — в живых словах — говорила Пушкину.

Приведем в качестве примера записи Пушкина и Ворониной рассказа Бунтовой о том, как Пугачев принимал присягу.

Запись Пушкина:

К Пугачеву привозили ребят. — Он сидел между двумя казаками, из коих один держал серебряный топорик, а другой булаву. — У Пугачева рука лежала на пелене — подходящий кланялся в землю, а потом, перекрестясь, целовал его руку.

Запись того же рассказа Ворониной:

Как же! Хорошо знала его (Пугачева. — А. Н.) и присягала ему вместе с другими. Бывало, он сидит, на колени положит платок, на платок руку; по сторонам: сидят его енаралы; один держит серебряный топор, того и гляди что срубит, другой — серебряный меч, супротив виселица, а около мы на коленях присягаем; присягаем, да по очереди, перекрестившись, руку у него поцелуем…

Записала Евгения Захаровна и рассказ Бунтовой о посещении ее Пушкиным:

… Приезжали господа, и один все меня заставлял рассказывать… Он же — дай Бог ему здоровья, наградил меня за эти рассказы… Тот барин меня расспрашивал, и песни я ему пела про Пугачева. Показал он патрет: красавица такая написана. «Вот, говорит, — она станет твои песни петь». (Имеется в виду Н. Н. Пушкина — жена поэта.)

Свои записи Е. З. Воронина поместила в письма, отправленные в Самару матери и подруге Е. Л. Энгельке.

Читайте также:  Развитие дорожного хозяйства Оренбургской области

Письма Е. З. Ворониной из Оренбурга в Москву были бережно сохранены в семье Ворониных. Первая самарская пушкинистка пыталась в 1880-х годах в журнале «Русская старина» опубликовать их, но удалось это сделать позднее ее сестре В. З. Ворониной. Вера Захаровна послала в 1899 году письмо от 26 ноября 1833 года академику Л. Н. Майкову, который опубликовал его в книге «Пушкин». Все одиннадцать писем (некоторые в извлечениях) с вступлением и несколькими примечаниями были опубликованы В. З. Ворониной в журнале «Русский архив» в 1902 году.

Письма Е. З. Ворониной 1833 года из Оренбурга в Самару до сих пор остаются ценным источником для пушкиноведения. Литературовед С. Абрамович в книге » Пушкин в 1833 году», изданной в Москве в 1994 году, пять раз цитирует письма Ворониной.

Евгения Захаровна пользовалась авторитетом как знаток и ценитель литературы у самарцев, интересующихся литературой и пробующих силы в ней.

Они в 1840-х годах собирались в доме Ворониных, читали свои произведения. Это был своеобразный литературный салон, необычный для уездного города того времени.

Часто бывала в доме Ворониных в 1850-1853 годах Людмила Петровна Шелгунова (1832-1901), тогда переводчица, а впоследствии еще и общественная деятельница, писательница, мемуаристка. Она жила в Самаре с мужем штабс-капитаном лесного ведомства Н. В. Шелгуновым (1824-1891), будущим революционным демократом, публицистом, служившим в Самаре в 1849-1853 годах. Шелгунова вспоминала, как любила бывать в мезонине дома Ворониных, где она с Федосьей Владимировной занималась шитьем, а Евгения Захаровна читала вслух печатавшиеся в журналах произведения У. Теккерея и Ч. Диккенса, которыми они тогда очень увлекались.

С середины 1850-х по 1870-е годы Евгения Захаровна жила в Москве в многодетной семье младшей сестры, своей крестницы Софьи, помогая ей в воспитании детей; в 1880-е годы, в последние годы своей жизни, Евгения Захаровна проживала в Москве же у сестры Веры. Е. З. Воронина умерла не ранее 1887 года.

Надежда Захаровна родилась 16 (28) сентября 1819 года в Самаре. Писала всю жизнь стихи довольно гладкие и бойкие, но не печатала их, а дарила родным и друзьям; три ее стихотворения хранятся в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки в Петербурге; одно четверостишие опубликовано сестрой Верой в 1896 году. Приведем фрагмент стихотворения Надежды Ворониной:

… Люблю я модное гулянье, И деревенский хоровод, И в бурю по морю катанье, И тихий шелест тихих вод.
Люблю я все, и все мне мило Немилого мне в свете нет.
Когда ж соскучиться мне было, Мне только лишь семнадцать лет.

Надежда дружила в Самаре с дочерью казачьего офицера Екатериной Алексеевной Ждановой, в первом браке Хардиной (1821-1894). Когда последняя овдовела, жила у нее в конце 1840-х годов в Москве, там познакомилась с Е. Н. Эдельсоном (1824-1868) и его другом А. Н. Островским (1823-1886), вела в 1847 году переписку с Эдельсоном (сохранились два его письма к ней).

Благодаря этому-знакомству приехавшие по поручению Е. А. Хардиной в январе 1849 года из Москвы в Самару на две-три недели Эдельсон и Островский в первый же день посетили дом Ворониных и затем проводили у них много времени.

Дом Ворониных стоял в лучшей тогда части города, на северо-восточном углу улиц Казанской и Пробоиной-Воскресенской (ныне А. Толстого и Пионерской) фасадом на Казанскую. Это был небольшой деревянный дом на шесть комнат с мезонином, из окон которого открывался великолепный вид на Волгу. Дом не сохранился, он был снесен в начале 1900-х годов в связи с постройкой дома купца В. М. Сурошникова (в настоящее время в этом здании размещается военно-медицинский факультет СамГМУ, ул. Пионерская, 22).

Надежда Захаровна в дальнейшем поддерживала связь с А. Н. Островским через Екатерину Алексеевну, а может быть, была пере- писка и непосредственно между ними. В 1852 году Александр Николаевич отправил из Москвы в Самару свою новую пьесу «Бедная невеста» с дарственной надписью — «Надежде Захаровне Ворониной от виновного, но способного к исправлению автора».

С 1854 года, после смерти отца, по доверенности матери Надежда Воронина управляла самарским домом и имением в Симбирской губернии. В 1859 году Федосья Владимировна продала дом в Самаре, и Воронины из нее выехали.

На рубеже 50-х и 60-х годов Надежда Захаровна с матерью, сестрой Верой и племянником Сережей (р. 1856), сыном брата Николая, жили в симбирском имении.

Дружбу с Екатериной Алексеевной Надежда Воронина пронесла через всю жизнь. С 1870-х годов она жила в Петербурге в семье Екатерины Алексеевны, во втором браке бывшей за Е. Н. Эдельсоном, но к тому времени вновь овдовевшей; считалась членом семьи, вела в доме хозяйство.

Вера Захаровна родилась 25 мая (6 июня) 1827 года в Самаре. Первая профессиональная писательница, вышедшая из Самары. Яркими впечатлениями самарской жизни были ее встречи с А. Н. Островским и Е. Н. Эдельсоном (1849), Н. В. и Л. П. Шелгуновыми (1850-1853). Летом 1851 года Вера ездила с Шелгуновыми из Самары в Новоузенск, уездный город на юге Самарской губернии (ныне Саратовская область), где служил судьей брат Николай. Л. П. Шелгунова написала о «Верочке» в своих воспоминаниях.

Мы предполагаем, что первый опыт выступления в печати Вера Воронина приобрела еще в Самаре. В августе 1852 года была напечатана в неофициальной части Самарских губернских ведомостей статья «Самарские общественные удовольствия» за подписью В. В. что означает, думается, «Вера Воронина».

С начала 1860-х годов Вера живет и работает в Петербурге. В 1862 году она знакомится с писателем-дамократом в. А. Слепцовым (1836-1878), они становятся друзьями. Слепцов побуждает Веру Захаровну к литературному творчеству, помогает ей печататься. Очерки и рассказы В. З. Ворониной («Попутчица», «Старушки», «Французы в Тамбове») выходят в 1866-1868 годах в петербургских журналах «Искра» и «Отечественные записки». Эти очерки-рассказы повествовали о хорошо знакомом Ворониной по Самаре быте провинциального бедного чиновничества и дворянства, имели сатирическую направленность.

Читайте также:  Очищаем пути от снежных заносов

Рассказы Ворониной высоко оцениваются В. А. Слепцовым. «Да пишите Вы свои рассказы. Ведь Вы сами знаете, что они очень, очень хороши», — писал Слепцов Ворониной 27 апреля 1869 года. Слепцов, в свою очередь, советуется с Ворониной по литературным делам, в частности во время работы над романом «Хороший человек». Сохранились девятнадцать писем Слепцова к Ворониной, написанных в 1866-1870 годах.

В 1866 г. Воронина работает в Петербурге приказчицей в книжном магазине П. А. Гайдебурова (1841-1894), который был на подозрении у полиции, и находился в среде передовой молодежи. В апреле 1866 года, после покушения Д. В. Каракозова на царя, по-видимому, опасаясь ареста, Воронина спешно уезжает в Тамбов, где на заводе работает брат Николай. В III (жандармском) отделении в делах 1866 года фигурировал документ «О Ворониной и Слепцове», но арестованный Слепцов дал показания, благоприятные для Ворониной.

В Тамбове Вера живет в 1866-1869 годах, затем проживает в Подмосковье и Москве, зарабатывая на жизнь переводами для печати французских и английских авторов. В 1880-х годах у Веры Захаровны в Москве живут сестра Евгения и племянница Лена. Вера Захаровна сближается с писательницей Лидией Филипповной Королевой, в первом браке Ламовской, во втором — Маклаковой (1851-1936), писавшей под псевдонимом Нелидова. Овдовевшая Ламовская в последние годы жизни Слепцова была его гражданской женой. Вера Захаровна помогает Лидии Филлипповне в работе над романом о Слепцове «На малой земле» (не издан, хранится в РГАЛИ).

В 1890-1900-х годах не создавшая своей семьи, не имеющая своего дома, но обладающая общительным и легким характером, Вера Захаровна подолгу живет у друзей. В 1890-1893 годах Воронина сблизилась с семьей Иванова Николая Сергеевича и его жены Екатерины Григорьевны, урожденной Ломоносовой, и несколько лет жила в их имении Смоленской губернии Гжатского уезда Екатериновка, Воронино тож (возможно, здесь обнаруживаются родственные связи; ведь и в Тамбове Воронина проживала в доме Ивановой).

Затем, в 1893-1896 годах, В. З. Воронина живет в качестве компаньонки у Марии Алексеевны Ломоносовой, урожд. Рачинской (ум. 1896), жены Ивана Григорьевича Ломоносова, в их имении Татарка Сычевского уезда Смоленской губернии. В. З, Воронина находится среди представителей двух известных фамилий — Ломоносовых и Рачинских, игравших заметную роль в культурной жизни России последней трети XIX века, имевших давние культурные традиции.

Тетка М. А. Ломоносовой Варвара Абрамовна Рачйнся была родной сестрой Евгения Абрамовича Баратынского — поэта пушкинского круга. Сын ее Сергей Александрович Рачинский (1833-1902) — профессор Московского университета, стал известным деятелем народного просвещения. В. З. Воронина бывала у него в народной школе в Татеве Вельского уезда Смоленской губернии. К семейству Ломоносовых принадлежал Сергей Григорьевич Ломоносов (1799-1857), лицейский товарищ А. С. Пушкина. Он приходился дядей упомянутым выше И. Г. Ломоносову и Е. Г. Ивановой. В. З. Воронина пользовалась любовью и уважением в семьях, в которых она жила. Вот как писала о ней М. А. Ломоносова: «Я живу с Верой Захаровной хорошо и наслаждаюсь ее разговорами и чтением. Она очень умно и тактично действует.

Незаменимая компаньонка. Но быть компаньонкой, конечно, не удовлетворяло Веру Захаровну. И летом 1896 года в возрасте 69 лет она решает вернуться к писательскому труду. Она пишет воспоминания «Островский в Самаре», которые выходят в августе 1896 года к 10-летию со дня смерти драматурга в московском журнале «Русское обозрение». На воспоминания Ворониной сразу же появились положительные отклики в газетах «Московские ведомости» и «Саратовский листок». Воспоминания Ворониной об Островском впоследствии переиздавались пять раз, последний — в Самаре в 1992 году. На эти воспоминания в 1911 году была напечатана в московской газете «Русское слово» рецензия критика А. А. Измайлова с характерным подзаголовком «Восход звезды Островского по записи современницы».

Летом 1896 года и позднее Вера Захаровна не раз проживала у Л. Ф. Маклаковой в Спасском Звенигороского уезда Московской губернии. Воронина писала: «Я очень люблю Маклакову и одну из ее падчериц». У В. З. Ворониной сложились отношения близкой дружбы с этой падчерицей — Ольгой Алексеевной Маклаковой. Ольга любила встречаться с «тетей Верой», часто писала ей, вдохновляла старую писательницу, была первым читателем ее рукописей. Жизнь этой талантливой девушки закончилась безвременно; она уехала на русско-японскую войну медсестрой и умерла в Харбине в мае 1905 года. Эту потерю тяжело переживала В. З. Воронина.

Написав мемуары об Островском, поощренная их успехом, живя с 1897 года на пенсию Академии наук, Вера Захаровна уже не прекращает творческой работы. В течение десяти лет она работает над большой повестью из жизни провинциальной дворянской семьи «Семейная хроника (из записок моей бабушки)». Это десятилетие одинокая, стареющая, теряющая зрение и слух писательница проводит у хорошо ее принимающих друзей и родных в Москве и Подмосковье: то у Марии Григорьевны Рукиной, урожд. Ломоносовой, в Зенкине Звенигородского уезда, то у своей племянницы Орловой Елены Ивановны на платформе Удельная Рязанской железной дороги, то у Л. Ф. Маклаковой в Спасском, то у племянников Алмазовых в Москве и др. Человек старого воспитания, Вера Захаровна тяжело переживает общественные потрясения, события революции 1905 года, не всегда находит понимание у окружающих. Она пишет 24 июля 1905 года: «Мне в это тяжелое время трудно живется, потому что я ни с кем не могу говорить о наших политических безобразиях и всегда удаляюсь от общества так называемых «интеллигентов» и только могу жить между прежними образованными людьми.

Читайте также:  Мищенко: история одной семьи

Несмотря ни на что, В. З. Воронина нашла силы закончить в 1906 году свое самое большое и последнее произведение — «Семейную хронику».

«Семейная хроника (из записок моей бабушки)» вобрала много жизненных наблюдений старой писательницы, автобиографична, проникнута грустью о прошлом, легко читается. В образах главных героев угадываются реальные лица — прототипом Андрея Кирилловича Ступилова послужил самарский помещик и деятель дворянства Дмитрий Азарьевич Путилов, а в образе Мирочки Волоцкой («бабушки») отразились черты самой писательницы. Действие повести развертывается в Самаре, есть характерные приметы нашего города. Так, Мирочка рассказывает, что, переправившись через Волгу, «покачались лихо мы на крутую, немощеную, изрытую гору, мимо публичного сада» (по Струковскому взвозу, мимо одноименного сада). С любовью пишет Вера Захаровна о родном доме: «… Вот и лучшее место в городе, вот и наш дом»; из окон дома открывался вид «далеко на Волгу, на синевшие там горы» (Жигули).

После завершения «Семейной хроники» почти слепая и глухая В. З. Воронина не теряет присутствия духа и думает, используя свое нынешнее состояние, написать рассказ «о жене слепого, которая все время глядит за него». Но этому намерению уже не суждено было сбыться.

«Семейная хроника… » под псевдонимом «В. Головина» при содействии Л. Ф. Маклаковой была напечатана в 1910 году в петербургском журнале «Исторический вестник». Повесть имела успех. Так, Н. Б. Алмазов писал Л. Ф. Маклаковой: «Мы тоже только и слышим похвалы тети Вериной вещи, что нас тоже очень радует». «Исторический вестник» в 1911-1912 годах повторно издал еще два произведения В. З. Ворониной -Головиной, впервые увидевшие свет в 1868 и 1896 годах.

Произведения В. З. Ворониной в «Историческом вестнике» были опубликованы уже после смерти писательницы. Точная дата ее кончины пока неизвестна. Предполагаем, что В. З. Воронина умерла в 1908 году.

Установлено, что 8 января 1909 года ее наследником С. Н. Ворониным была оформлена доверенность на издание произведений умершей писательницы.

Похоронена В. З Воронина в Москве, на ее могиле родственниками был установлен .

Младшая сестра Софья родилась 14 (26) июля 1836 года в Самаре, и здесь прошло ее детство. Обучалась же она в Москве, в пансионе Дельсаль, одном из лучших в городе. Для частных уроков по литературе к Софье был приглашен Борис Николаевич Алмазов (1827-1876), поэт и критик, друг А. Н. Островского. Он полюбил юную ученицу, написал о ней одно из лучших своих лирических стихотворений «Молодой девушке» (1851). Приведем его фрагмент: С каким восторгом, умиленьем, Я каждый день гляжу на вас: — Любуюсь кротким выраженьем И ровным блеском ваших глаз, Любуюсь грацией движений, Их неподдельной просто-той, И ваших слов и выражений Наивной прелестью степной.

В 1853 году, шестнадцати лет, Софья была выдана замуж за Алмазова, потомка знатного, но обедневшего дворянского рода. Через этот брак Воронины породнились и с графами Шереметевыми: граф Д. Н. Шереметев (1803-1871), знакомый А. С. Пушкина, был женат на двоюродной сестре Б. Н. Алмазова. Б. Н. и С. З. Алмазовы жили в Москве, в доме, принадлежавшем Д. Н. Шереметеву; у них родилось четырнадцать детей, из которых семь умерли в детстве. Семья Алмазовых жила бедно, постоянно нуждалась, но Софья Захаровна оказалась идеальной женой и матерью, всю себя отдавала семье, бодро переносила бытовые трудности, не теряя спокойствия, воспитывала детей и умела поддержать творческий дух мужа. Биограф Б. Н. Алмазова, лично знавший его семью, вероятно, граф С. Д. Шереметев (р. 1844), писал: «На семейной жизни Алмазовых, несмотря на постоянный недостаток, лежала печать какого-то удивительного благодушия, что в одинаковой степени зависело как от мужа, так и от жены, людей, отличавшихся необычно добрым сердцем и готовностью помочь каждому, несмотря на собственную нужду».

Софья Захаровна, будучи за мужем, при быстро растущей семье выкраивала время для самообразования, блестяще сдала экзамены в Московском университете, регулярно читала, была в курсе новостей литературы. Она не теряла связей с литературной средой. Борис Николаевич и Софья Захаровна бывали на вечеpax в доме сестер-писательниц Новосильцевых; постоянными посетителями этих вечеров были поэт и критик А. А. Григорьев (1822-1864), писатель Н. Ф. Павлов (1803-1864), поэт и переводчик Н. В. Берг (1823-1884), историк и общественный деятель, профессор Московского университета Т. Н. Грановский (1813-1855)» ученый-зоолог и путешественник Н. А. Северцов (1827-1885). Таков был круг общения С. З. Алмазовой в 1853-1855 годах. Как пишет одна из хозяев вечеров, писательница С. В. Энгельгардт, урожд. Новосильцева (1826-1894), Софья Захаровна поражала собеседников своей эрудицией, верными, умными, меткими суждениями. Софья Захаровна была счастлива в браке, жила насыщенной интеллектуальной жизнью.

Но после непродолжительной болезни, связанной с простудой, Софья Захаровна 19 апреля (1 мая) 1874 года на 38-м году жизни умерла. Она была похоронена на кладбище Донского монастыря, рядом с детьми. Хотя Софья Захаровна была только женой и матерью и не вела никакой общественной деятельности, ее кончина не прошла незамеченной. «Московские ведомости» 24 апреля 1874 года поместили некролог С. З. Алмазовой. СВ. Энгельгардт с большой теплотой написала о ней в своих воспоминаниях, напечатанных в «Русском обозрении» в 1890 году (под псевдонимом Ольга N).

Анатолий Носков

Источники:

  • «Самарская неделя», №004 31.01.2008
  • «Самарская неделя», №005 07.02.2008

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Советуем почитать:
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Добавить комментарий