Метки архива

Указ Правительствующего Сената от 15 января 1775 года о переименовании реки Яик в Урал

После разгрома восстания Екатерина II подписала Указ о переименовании реки Яик в Урал, чтобы стереть с географической карты названия мест, связанных с именем Пугачева.

Указ Правительствующего Сената от 15 января 1775 года о переименовании реки Яик в Урал

Крестьянское восстание под предводительством Пугачева началось в сентябре 1773 года в районе Яицкого городка и быстро распространилось по Уралу. Многие крепости, заводы и казачьи станицы перешли в руки восставших. В Бердской слободе (в настоящее время это район Оренбурга Берды) с ноября 1773 по март 1774 года находилась ставка Пугачева, которую он называл своей «столицею Москвою». 

Историческая справка: Оренбург эпохи Пушкина

Перепечатка статьи К. Сальникова «Оренбург эпохи Пушкина» из сборника «Пушкин в Оренбурге», Оренбургское областное издательство, 1937 год, стр. 64-103

По материалам Оренбургского Областного Историческо­го Архива.

Оренбург 30-х годов XIX столетия. Гравюра К. Афанасьева с рисунка П. Свиньина

Оренбург 30-х годов XIX столетия. Гравюра К. Афанасьева с рисунка П. Свиньина

Крепость Оренбург

Ко времени посещения Александром Сергеевичем Пушкиным города Оренбурга, в 1833 году, последний насчитывал около 100 лет своего существования.

О кабаках и винном откупе

Когда мы говорим о кабаках, трактирах, кофейнях и ресторанах, каждый из нас вспоминает что-то свое: кто-то кулинарные изыски, кто-то возможность выпить в компании, кто-то — развлечения.

Ресторан "Вена" (Санкт-Петербург). Часть общего зала ресторана и буфетная стойка. Фото 1910-х гг.

Ресторан «Вена» (Санкт-Петербург). Часть общего зала ресторана и буфетная стойка. Фото 1910-х гг.

Исходя из того, что офици­альная история нашего края начинается все-таки с начала XVIII века, то и начнем мы свой рас­сказ с указа императрицы Елизаветы Петровны от 1756 года, в котором она потребовала построить в каждой губернии казенные винокуренные за­воды, дать право купцам-откупщикам иметь столько кабаков, сколько они пожелают. Эта откупная система, или винный откуп, действовала на террито­рии России больше века.

Пятак против кирасира

5 октября 1773 года кре­стьянская армия Емелья­на Пугачева окружила Оренбург. Полгода войско казака-бунтаря, выдавав­шего себя за чудесно спас­шегося мужа императрицы Екатерины — Петра III, пы­талось взять город, столи­цу огромной губернии. Хо­рошо известен факт, что повстанцы пытались умо­рить голодом верных импе­ратрице защитников кре­пости. Но легенда гласит, что Пугачев в буквальном смысле засыпал оренбурж­цев деньгами — правда, без особого успеха. 

5 октября 1773 года кре­стьянская армия Емелья­на Пугачева окружила Оренбург.

Оренбургский губернатор Рейн­сдорп, возглавлявший край в то время, когда шла крестъян­ская война, по мнению современников, отличался напыщенной самоувере­ностъю и глупостью. Проигнорировав слухи о мятежниках, он не предпринял никаких шагов к укреплению обороны Оренбурга, и тем самым едва не погубил его. К моменту, когда Пугачев замкнул кольцо вокруг города, гарнизон его за­щитников составлял 3700 человек, из которых только половина были обучен­ные солдаты. В то же время войско Еме­льяна Пугачева насчитывало 25 тысяч человек — из кольца осады даже мышь проскользнуть не могла.

Крестник императрицы — турухтанский узник М.А. Шванвич

Петр Гринев в кандалахА.С. Пушкин, работая над повестью «Капитанская дочка», внёс в свои рабочие тетради запись о Швановиче

Народные восстания в дореволюционной России всегда затрагивали все сословия, в том числе и дворян. В книге Р.В. Овчинникова, озаглавленной «Над пугачёвскими страницами Пушкина», меня привлекла часть 3-я главы 1-й: «Немецкие указы Пугачёва писаны были рукой Швановича». Что же нам поведал автор этой книги?

Пламя пугачёвского восстания пылало с осени 1773 года по 1775 год. Александр Сергеевич Пушкин прочитал о Швановиче в архивных бумагах. В приговоре Сената по делу Емельяна Пугачёва и его сподвижников пункт 8 приговора открывался словами:

Для вечного зрения…

«1774-то года, мaя 10-го дня, ссыльной в городе Оренбурге и неоднократно битый кнутом, с вырываньем ноздрей и с постановлением знаков, Афонасей Тимофеев сын Соколов, он же Хлопуша, который был послан от господина губернатора в толпу злодея для уговаривания в оной бывших, чтоб заблаговременно отстали, в секретной комиссии допрашиван и показал:»

Наказание кнутом.

Наказание кнутом.

Что именно показал рецидивист Хлопуша допрашивавшему его капитан-поручику лейб-гвардии Семеновского полка Савве Ивановичу Маврину можно почитать здесь, я же предлагаю прогуляться по Оренбургским адресам знаменитого злодея.