Метки архива

Сокровища Емельяна Пугачева: сказки или реальность?

По одной из легенд сокровища Пугачева могут быть спрятаны где-то на горе Гребени. Об этом месте рассказывала некая казачка Бунтова Александру Пушкину, когда тот приезжал в Оренбург собирать воспоминания очевидцев Пугачевского восстания. Но документальных подтверждений этому нет.

По легенде, рассказанной казачкой Бунтовой Александру Пушкину, когда тот приезжал в Оренбург, сокровища Пугачева могут быть спрятаны где-то на горе Гребени.

Эту легенду рассказывают и посетителям музея истории Оренбурга. Здесь бунту посвящен отдельный зал. Поверить в существование клада Пугачева людей заставил образ жизни самозванца. Грабежи, разбои — во время бунта повстанцы отнимали у зажиточных горожан все самое ценное. Но возить с собой награбленное было неудобно — его прятали, закапывали.

Читаем старые газеты: Столица Емельяна Пугачева

Увижу ль, о друзья, народ неугнетенный
И рабство, падшее?..
А.С. Пушкин

Так вопрошал великий поэт земли русской, всем пламенем ума и сердца своего протестовавший против рабства и желавший своему народу свободы просвещенной, в мрачную эпоху крепостной николаевской России.

На снимке: общий вид села Берды. Фото Лашманова. 1949 год

На снимке: общий вид села Берды. Фото Лашманова. 1949 год

Народ русский, искони отличавшийся гордым духом свободолюбия, не покорился; он рвал цепи темного рабства, неукротимо стремился к свободе, к свету. В пору, когда совсем еще юный, но уже объятый силой прозорливого ума и жаром гневного протеста, двадцатилетний Пушкина писал свою знаменитую «Деревню» (1819), изобличая все мерзости крепостничества, России уже знала два грандиозных, революционных народных движения. Свершились крестьянские восстания под руководством Степана Разина и Емельяна Пугачева. Грядел 1825 год.

Проклятый клад в Оренбурге

Тема о кладах уже несколько раз была затронута на страницах «Бердской слободы», и сегодня она, но уже через третьи руки, вновь возвращается к нам.

Несметные богатства мог припрятать в нашей земле Емельян Пугачев

Есть огромная вероятность, что буквально где-то у нас под ногами таится клад (а то и далеко не один), зарытый Емельяном Пугачёвым и (или) его подвижниками. К такому выводу пришли историки, анализируя действия предводителя одного из самых масштабных крестьянских восстаний в истории России и всей Европы.

Есть огромная вероятность, что буквально где-то у нас под ногами таится клад (а то и далеко не один), зарытый Емельяном Пугачёвым и (или) его подвижниками

Старуха из Берды. Миф и реальность

К сожалению, в погоне за сенсацией некоторые исследователи неверно трактуют архивные документы, искажая документальность.

Старуха из Берды. Миф и реальность

Долгое время умы исследователей «пугачевского цикла» занимала личность старой казачки из Бердской слободы, с которой Пушкин, по свидетельству В. И. Даля, сопровождавшего его, беседовал все утро. Она была одной из тех, с кем поэт говорил во время своей поездки осенью 1833 года в Поволжье и Оренбургский край.

О Пугачеве (историческое предание)

«В нескольких местах остались сопки после Пугачева — неподалеку были овраги. Здесь старики, наши деды, бегали ребятишками, а вода вымывала там кости, черепа человечьи. В преданиях говорится, что в этих оврагах казнили офицеров — богатый класс.

У нас здесь был мост деревянный, повыше этого моста, сажень сорок, — еще сопка. Подозрительны эти курганы — видимо там пугачевские клады.

Есть на памяти (народной) — месяца три осаждал Пугачев Оренбург, а штаб был здесь на Бердах. Отсюда, версты две, Камышево озеро, а недалеко — возвышенность, называется Венчик, — были выстланы камнем две сопки. Пикет стоял на этих сопках.

Воспоминания Даля о посещении Пушкиным Бердской станицы

Памятник Пушкину и Далю в Оренбурге

Пушкин прибыл нежданный и нечаянный и остановился в загородном доме у военного губернатора Василия Алексеевича Перовского, на другой день перевез я его оттуда, ездил с ним в историческую Бердинскую станицу, толковал, сколько слышал и знал местность, обстоятельства осады Оренбурга Пугачевым. Пушкин слушал все это с большим жаром и хохотал от души следующему анекдоту: Пугач, ворвавшись в Берды, где испуганный народ собрался в церкви и на паперти, вошел также в церковь. Народ расступался в страхе, кланялся, падал ниц. Приняв важный вид, Пугач прошел прямо в алтарь, сел на церковный престол и сказал вслух: «Как я давно не сидел на престоле!» В мужицком невежестве своем он воображал, что престол церковный есть царское седалище. Пушкин назвал его за это свиньей и много хохотал.