Метки архива

Степная крепость. Путешествия в историю Оренбуржья

Иван Иванович НеплюевФрагмент второй книги В. Моисеева «Степная крепость». В настоящее время вышла первая первая книга, выход второй планируется осенью, третья пишется, а четвертая существует в замысле. И все это — о нашем оренбургском крае.

Публикуется с разрешения автора

Глава девятая, в которой поручик Иван Неплюев со слезами прощается с царём, а много лет спустя становится основателем Оренбурга и первым оренбургским губернатором.

В самом деле – Сёма с домашним заданием справился меньше, чем за час. Тут и Ника с задачей по математике разделалась, прибежала к деду с братом.

— Значит, теперь вы готовы к новому путешествию в историю? – уточнил старик.

— Так точно, готовы! – отрапортовал Семён. – Куда отправляемся?

— Хочу вам показать ещё одну историческую личность. Уверен: вы мне сами скажете, кто это. Берёмся за руки… Три, два, один – бросок!

Георгиевская церковь и пятаки вместо картечи

Вспоминая о прогулке с Пушкиным по городу, Даль говорит, что он посвятил поэта в «обстоятельства осады Оренбурга Пугачевым» и, в частности, указал ему «на Георгиевскую колокольню в предместии, куда Пугач поднял было пушку».

Георгиевская церковь в Форштате (предместье Оренбурга), с колокольни которой пугачевские артиллеристы обстреливали город в ноябре 1773 года.

Георгиевская церковь в Форштате (предместье Оренбурга), с колокольни которой пугачевские артиллеристы обстреливали город в ноябре 1773 года.

Каменная соборная церковь во имя Георгия Победоносца стояла в Форштадте, восточном предместье Оренбурга, в двухстах саженях от городовой стены, на краю берегового откоса Урала (до 1775 года река именовалась — Яик). Церковь с высокой колокольней при ней была выстроена в 1756—1761 годах на средства оренбургских казаков.

Встреча и беседа с Ириной Бунтовой

A.C. Пушкин и В.И. Даль в Бердах. Картина худ. А.Ф. Степанова, Оренбург (репродукция Малкина). Источник: Пушкин в Оренбурге. – Оренбург Оренбургское областное издательство, 1937. Восстановление и цветовая обработка: Николай Волгин.

Утром 19 сентября 1833 года Даль отправился с Пушкиным из Оренбурга в Бердскую станицу, бывшую столицу Пугачева. «Я взял с собою ружье,— вспоминал Даль, — и с нами было еще человека два охотников».

П.П. Свиньин: Картина Оренбурга и его окрестностей, 1824

Павел Петрович Свиньин, русский писатель, историк, географ, художник, действительный член Академии художеств и Российской академии, первый издатель журнала Из живописного путешествия по России издателя «Отечественных записок» в 1824 году

Я приехал в Оренбург 18-го июля из Илецкой Защиты. Дорога столь гладка и лошади так исправны, что 70 верст я пролетел невступно в 5 часов. Оба форпоста, встречающиеся на сем расстоянии — Елчанский и Декузский, выстроены из камня и могут служить неприступными крепостями в случае нападения киргизцев.

Не стану говорить о той приятной ошибке, в которую введен я был, найдя Оренбург во всех отношениях несравненно выше, превосходнее, чем я представлял его себе, — скажу только, что я встретил здесь, на краю киргизской степи, общество людей самых образованных, лучшего тона, обладающих отличными талантами, а потому проводящих время как нельзя приятнее. Под руководством столь просвещенных наставников я весьма скоро ознакомился с городом и его окрестностями и поверил предварительные мои сведения о важной торговле с Азиею, о народах, обитающих в степях и горах его окружающих, то есть киргизцах и башкирцах, о действиях политических сношений наших с сими землями, в том числе о замечательном посольстве г. Негри в Бухарию и о многих экспедициях, отправлявшихся в разные азиатские страны по разным предметам и с разными успехами свершенные, — так что я надеюсь составить довольно полную картину сего любопытного, мало известного края.

Оренбургские дачи

На снимке: дом отдыха "Пролетарий" в Зауральной роще. Фото. А Шамина. "Оренбургская коммуна", 22 июля 1937 года

На снимке: дом отдыха «Пролетарий» в Зауральной роще. Фото. А Шамина. «Оренбургская коммуна», 22 июля 1937 года

Зауральная роща, ранее называвшаяся Городской, стала известна в XIX веке. Своей популярность она обязана оренбургскому губернатору Эссену, который приказал инженеру Бикбулатову привести это место в порядок и полностью его реконструировать: были высажены новые деревья, разбиты «английские» дорожки, а на берегу Урала был благоустроен общественный пляж. Здесь же в 1830-х годах появилась загородная дача оренбургских генерал-губернаторов.

В 1878 году Ф.И. Лобысевич писал, что не всех дачников мола вместить роща, и многие горожане были вынуждены искать другие места для отдыха:

«Оренбургские дачники, за исключением немногих, имеющих дачи в роще, живут в некоторых станицах по Уралу и в окрестных деревнях, из которых ближайшая к городу, Берды, лежит в семи верстах. Деревня Берды, впрочем, способна к тому, чтобы устроить в ней воксаль для летних увеселений. Она расположена на горе, близ воды, окружена зеленью — тут бы можно создать, что-либо получше тесных деревенских изб, но пока еще подобные проекты не занимали, как видно, предприимчивости оренбургских промышленников.

Другой сорт оренбургских дач — это киргизские кибитки (конического типа палатки, обитые войлоком). Небогатые люди, или лица, связанные служебными обязанностями с городом, покупают киргизские кибитки и располагаются в них, где надумается: в зауральной роще, или на берегу Сакмары, или где-нибудь, под тенью нескольких деревьев. Пару таких палаток, стоящую примерно, до 80 рублей, считают весьма достаточным помещение для небольшого семейства. В таком случае, одна из палаток (господская) убирается коврами и необходимой мебелью; другая же (людская) служит кухней и жилищем для прислуги. Подобных, наскоро импровизированных дач в окрестностях Оренбурга можно встретить немало, но все располагаются отдельно одна от другой, как будто оренбуржцы сами бегут общества».

Пушкин в Бёрде

Вашему вниманию предлагается статья оренбургского краеведа Михаила Васильевича Ливенцова о посещении Пушкиным Бёрдской станицы, опубликованная в мае 1970 года в журнале «Урал».

Памятник Пушкину и Далю в Оренбурге

Памятник Пушкину и Далю в Оренбурге

1

Теперь наша Бёрда — северный промышленный пригород Оренбурга, благоустроенный рабочий поселок. А в прошлом она была одним из первых казачьих поселений в диком поле, крепостью над каменистыми кручами Яика.

Размышления о названиях улиц Оренбурга

Городская топонимика порой преподносит сюрпризы и заставляет недоумевать, т.к. понятные и привычные названия, если вслушаться, звучат несколько неприличноГородская топонимика порой преподносит сюрпризы и заставляет недоумевать. Вроде бы понятные и привычные названия улиц, переулков и проспектов, если вслушаться, звучат несколько неприлично. Согласитесь, не очень-то приятно проживать в переулках Тупом, Глухом, Кустарном, Урюпинском, Кривом и Пустом, на улицах Халтурина, Химической, Хлопуши или, допустим, Подурова. Подурова, кстати, до 1982 года именовалась улицей Пушкина. Чувствуете разницу? И уж казалось бы ну что особенного в улице Липовой? Ан нет — не хорошие ассоциации. Не очень то светлые ассоциации при упоминании улицы Лагерной. И уж совсем плохие — при упоминании улицы Канавной.

Особняком в когорте устаревших стоят топонимы, связанные с героическим революционным прошлым нашего города. Чуть ли не половина улиц Промышленного района названа в честь рабочих Главных железнодорожных мастерских и завода «Орлес», которые принимали в революционном движении самое деятельное участие, а также именами их предшественников, ну и, разумеется, классиков марксизма-ленинизма.

Ввиду предстоящей холерной эпидемии

Как сто шестнадцать лет назад городская дума финансировала противохолерные мероприятия.

В 1911 году ввиду возможного появления летом холерной эпидемии оренбургский городской голова поручил выработать меры борьбы с эпидемией холеры.

Без издержек на заключённых

Сенатор Крыжановский циркуляром по управлению главного врачебного инспектора в начале 1911 года сообщил оренбургскому губернатору о том, что:

Высочайше утверждённой комиссией о мерах предупреждения и борьбы с чумной заразой постановлено созвать в Санкт-Петербурге съезд для всестороннего обсуждения выработанного на местах плана противохолерных мероприятий.