Метки архива

Пятак против кирасира

5 октября 1773 года кре­стьянская армия Емелья­на Пугачева окружила Оренбург. Полгода войско казака-бунтаря, выдавав­шего себя за чудесно спас­шегося мужа императрицы Екатерины — Петра III, пы­талось взять город, столи­цу огромной губернии. Хо­рошо известен факт, что повстанцы пытались умо­рить голодом верных импе­ратрице защитников кре­пости. Но легенда гласит, что Пугачев в буквальном смысле засыпал оренбурж­цев деньгами — правда, без особого успеха. 

5 октября 1773 года кре­стьянская армия Емелья­на Пугачева окружила Оренбург.

Оренбургский губернатор Рейн­сдорп, возглавлявший край в то время, когда шла крестъян­ская война, по мнению современников, отличался напыщенной самоувере­ностъю и глупостью. Проигнорировав слухи о мятежниках, он не предпринял никаких шагов к укреплению обороны Оренбурга, и тем самым едва не погубил его. К моменту, когда Пугачев замкнул кольцо вокруг города, гарнизон его за­щитников составлял 3700 человек, из которых только половина были обучен­ные солдаты. В то же время войско Еме­льяна Пугачева насчитывало 25 тысяч человек — из кольца осады даже мышь проскользнуть не могла.

Крестник императрицы — турухтанский узник М.А. Шванвич

Петр Гринев в кандалахА.С. Пушкин, работая над повестью «Капитанская дочка», внёс в свои рабочие тетради запись о Швановиче

Народные восстания в дореволюционной России всегда затрагивали все сословия, в том числе и дворян. В книге Р.В. Овчинникова, озаглавленной «Над пугачёвскими страницами Пушкина», меня привлекла часть 3-я главы 1-й: «Немецкие указы Пугачёва писаны были рукой Швановича». Что же нам поведал автор этой книги?

Пламя пугачёвского восстания пылало с осени 1773 года по 1775 год. Александр Сергеевич Пушкин прочитал о Швановиче в архивных бумагах. В приговоре Сената по делу Емельяна Пугачёва и его сподвижников пункт 8 приговора открывался словами:

Пушкин в Бёрде

Вашему вниманию предлагается статья оренбургского краеведа Михаила Васильевича Ливенцова о посещении Пушкиным Бёрдской станицы, опубликованная в мае 1970 года в журнале «Урал».

Памятник Пушкину и Далю в Оренбурге

Памятник Пушкину и Далю в Оренбурге

1

Теперь наша Бёрда — северный промышленный пригород Оренбурга, благоустроенный рабочий поселок. А в прошлом она была одним из первых казачьих поселений в диком поле, крепостью над каменистыми кручами Яика.

Читаем старые газеты: Бердская слобода при Пугачеве

Герасимов С.В. Иллюстрация к повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка». После взятия Белогорской крепости. 1950 год35 лет назад в газете «Южный Урал» была опубликована статья Реджинальда Васильевича Овчинникова, известного специалиста по истории политического и социального развития России в XVIII—XIX веках, по Пугачевскому восстанию и его отражению в произведениях А.С. Пушкина.

В семи верстах к северо-востоку от Оренбурга на угористом берегу Сакмары стояло старинное казачье селение — Бердская слобода (Берда) — место, памятное по отечественной истории и литературе. Здесь с ноября 1773 по март 1774 года располагалась ставка предводителя Крестьянской войны Емельяна Ивановича Пугачева, а сам он квартировал в «государевом дворце» — дома бердского казака Константина Егоровича Ситникова. В Бердской слободе был главный лагерь повстанческого войска, отсюда водил Пугачев свои отряды на приступы к осажденному Оренбургу, а его атаманы отправлялись в дальние походы к Уфе и Самаре, Челябинску и Гурьеву, Кунгуру и Казани.

19 сентября 1833 года, шестьдесят лет спустя после начала Крестьянской войны, в Бердскую слободу приезжал Пушкина. Наблюдение и записи рассказов он щедро использовал при создании научной монографии «История Пугачева» и повести «Капитанская дочка«. Одиннадцатая глава «Капитанской дочки» выразительно названа поэтом «Мятежная слобода».

Старуха из Берды. Миф и реальность

К сожалению, в погоне за сенсацией некоторые исследователи неверно трактуют архивные документы, искажая документальность.

Старуха из Берды. Миф и реальность

Долгое время умы исследователей «пугачевского цикла» занимала личность старой казачки из Бердской слободы, с которой Пушкин, по свидетельству В. И. Даля, сопровождавшего его, беседовал все утро. Она была одной из тех, с кем поэт говорил во время своей поездки осенью 1833 года в Поволжье и Оренбургский край.

Пугачевский бунт: наказание без преступления

У Законодательного собрания Ленинградской области есть хорошая традиция: все семинары с руководителями региональной прессы проводятся в муниципальных районах, что позволяет ближе познакомиться с историей и достопримечательностями 47-го региона. Один из таких выездных семинаров проходил в Приозерском районе. А визитной карточкой этого района является древняя крепость Корела. Она совсем маленькая, но очень живописная, стоит на зеленом полуострове, омываемом водами реки Вуоксы.

Крепость Корела - она совсем маленькая, но очень живописная, стоит на зеленом полуострове, омываемом водами реки Вуоксы.

Директор музея М.П. Лихая провела для нас очень интересную экскурсию, включающую восемь столетий истории крепости. Кроме стен и бастионов здесь сохранились старый арсенал, новый арсенал (ныне — краеведческий музей) и главная башня, о которой будет наш рассказ, а точнее, о ее несчастных обитателях. Сегодня трудно поверить, что сырое, холодное и мрачное подземелье могло кому-то служить жильем, но это так. Впрочем, обо всем по порядку.