Метки архива

Ориентировочное краеведческое обследование села Берды Оренбургской волости, того же уезда, 1926 год

От Бердской слободы: На двадцатые годы прошлого века пришелся взлет отечественного краеведения. Оно приняло характер массового историко-культурного движения. Основная роль в краеведческой работе отводилась учителям. Для них были разработаны программы ГУСа — Государственного ученого совета, которые полностью ликвидировали построение школьного курса. Весь объем знаний, намеченных к изучению, был представлен в виде единого комплекса сведений о природе, труде, человеке, истории родного края или села.

На двадцатые годы XX века пришелся взлет отечественного краеведения, которое приняло характер массового историко-культурного движения.

Работа над этими программами стимулировала учительскую краеведческую деятельность. Этому направлению была посвящена педагогическая конференция, которая проходила в Оренбурге с 31 июля по 14 августа 1926 года. Основной ее задачей было приспособить объем комплексного материала программ ГУСа к условиям Оренбургского края. В качестве опытной базы было выбрано село Берды. Работая там, учителя были разбиты на группы. Последние, в свою очередь, состояли из звеньев, которые проводили обследование по конкретным вопросам. Школьные работники обошли каждый двор и даже побывали на местном кладбище, где по надписям на памятниках и надгробьях выясняли социальный состав умерших…

Заговоренный синий огонь над кладами

В седую древность на Руси банков, как известно, не было, а вот деньги, дорогие украшения, посуда из серебра, а порой и золота, водились. Хранить их в избах и теремах было не с руки. Во-первых, дома были деревянные и быстро сгорали, во-вторых, стальных дверей со специальной сигнализацией делать ещё не умели. Вот и приходилось, чтобы не потерять праведно или неправедно нажитое, хоронить его в потайном месте.

Если при захоронении клада убить одного, а для надёжности лучше несколько человек, и зарыть их головы над сундучком с сокровищами, то это послужит надёжной гарантией его сохранности

Ещё труднее приходилось разбойникам. У них, что называется, ни кола ни двора не было, а вот награбленных сокровищ, порой, оказывалось предостаточно. Наиболее удачливыми были Кудияр и Степан Разин. Их клады, точнее, легенды и предания о них существовали практически в каждой местности.