Метки архива

Пятак против кирасира

5 октября 1773 года кре­стьянская армия Емелья­на Пугачева окружила Оренбург. Полгода войско казака-бунтаря, выдавав­шего себя за чудесно спас­шегося мужа императрицы Екатерины — Петра III, пы­талось взять город, столи­цу огромной губернии. Хо­рошо известен факт, что повстанцы пытались умо­рить голодом верных импе­ратрице защитников кре­пости. Но легенда гласит, что Пугачев в буквальном смысле засыпал оренбурж­цев деньгами — правда, без особого успеха. 

5 октября 1773 года кре­стьянская армия Емелья­на Пугачева окружила Оренбург.

Оренбургский губернатор Рейн­сдорп, возглавлявший край в то время, когда шла крестъян­ская война, по мнению современников, отличался напыщенной самоувере­ностъю и глупостью. Проигнорировав слухи о мятежниках, он не предпринял никаких шагов к укреплению обороны Оренбурга, и тем самым едва не погубил его. К моменту, когда Пугачев замкнул кольцо вокруг города, гарнизон его за­щитников составлял 3700 человек, из которых только половина были обучен­ные солдаты. В то же время войско Еме­льяна Пугачева насчитывало 25 тысяч человек — из кольца осады даже мышь проскользнуть не могла.

Крестник императрицы — турухтанский узник М.А. Шванвич

Петр Гринев в кандалахА.С. Пушкин, работая над повестью «Капитанская дочка», внёс в свои рабочие тетради запись о Швановиче

Народные восстания в дореволюционной России всегда затрагивали все сословия, в том числе и дворян. В книге Р.В. Овчинникова, озаглавленной «Над пугачёвскими страницами Пушкина», меня привлекла часть 3-я главы 1-й: «Немецкие указы Пугачёва писаны были рукой Швановича». Что же нам поведал автор этой книги?

Пламя пугачёвского восстания пылало с осени 1773 года по 1775 год. Александр Сергеевич Пушкин прочитал о Швановиче в архивных бумагах. В приговоре Сената по делу Емельяна Пугачёва и его сподвижников пункт 8 приговора открывался словами:

Сколько тайн хранят Берды?

В этом году Оренбург отмечает 275 лет. Но старше города его район Берды. Это казацкая крепость, основанная в 1736 году и перенесенная в другую часть города на реку Сакмару.

На этой улице (ныне Восстания) в Бердах когда-то, по преданию, останавливался Пугачев и гуляли Пушкин и Даль. Коллаж Анны Прибыловой.

На этой улице (ныне Восстания) в Бердах когда-то, по преданию, останавливался Пугачев и гуляли Пушкин и Даль. Коллаж Анны Прибыловой.

Это место получило широкую известность благодаря тому, что сначала здесь с войсками остановился Емельян Пугачев, а затем его следы здесь искал Александр Пушкин. Но москвич Сергей Лукьянов знает гораздо больше интересных историй о Бердах. Он даже ведет сайт, популярный среди оренбуржцев.

ПРЕДКИ — БЕРДЯШИ

Сайт «Бердская слобода» хранит интереснейшие истории не только о Бердах, но и вообще об Оренбурге. Удивительно, что основал его не местный историк или журналист, а человек, который вырос и живет в Москве.

Георгиевская церковь и пятаки вместо картечи

Вспоминая о прогулке с Пушкиным по городу, Даль говорит, что он посвятил поэта в «обстоятельства осады Оренбурга Пугачевым» и, в частности, указал ему «на Георгиевскую колокольню в предместии, куда Пугач поднял было пушку».

Георгиевская церковь в Форштате (предместье Оренбурга), с колокольни которой пугачевские артиллеристы обстреливали город в ноябре 1773 года.

Георгиевская церковь в Форштате (предместье Оренбурга), с колокольни которой пугачевские артиллеристы обстреливали город в ноябре 1773 года.

Каменная соборная церковь во имя Георгия Победоносца стояла в Форштадте, восточном предместье Оренбурга, в двухстах саженях от городовой стены, на краю берегового откоса Урала (до 1775 года река именовалась — Яик). Церковь с высокой колокольней при ней была выстроена в 1756—1761 годах на средства оренбургских казаков.

П.П. Свиньин: Картина Оренбурга и его окрестностей, 1824

Павел Петрович Свиньин, русский писатель, историк, географ, художник, действительный член Академии художеств и Российской академии, первый издатель журнала Из живописного путешествия по России издателя «Отечественных записок» в 1824 году

Я приехал в Оренбург 18-го июля из Илецкой Защиты. Дорога столь гладка и лошади так исправны, что 70 верст я пролетел невступно в 5 часов. Оба форпоста, встречающиеся на сем расстоянии — Елчанский и Декузский, выстроены из камня и могут служить неприступными крепостями в случае нападения киргизцев.

Не стану говорить о той приятной ошибке, в которую введен я был, найдя Оренбург во всех отношениях несравненно выше, превосходнее, чем я представлял его себе, — скажу только, что я встретил здесь, на краю киргизской степи, общество людей самых образованных, лучшего тона, обладающих отличными талантами, а потому проводящих время как нельзя приятнее. Под руководством столь просвещенных наставников я весьма скоро ознакомился с городом и его окрестностями и поверил предварительные мои сведения о важной торговле с Азиею, о народах, обитающих в степях и горах его окружающих, то есть киргизцах и башкирцах, о действиях политических сношений наших с сими землями, в том числе о замечательном посольстве г. Негри в Бухарию и о многих экспедициях, отправлявшихся в разные азиатские страны по разным предметам и с разными успехами свершенные, — так что я надеюсь составить довольно полную картину сего любопытного, мало известного края.

Для вечного зрения…

«1774-то года, мaя 10-го дня, ссыльной в городе Оренбурге и неоднократно битый кнутом, с вырываньем ноздрей и с постановлением знаков, Афонасей Тимофеев сын Соколов, он же Хлопуша, который был послан от господина губернатора в толпу злодея для уговаривания в оной бывших, чтоб заблаговременно отстали, в секретной комиссии допрашиван и показал:»

Наказание кнутом.

Наказание кнутом.

Что именно показал рецидивист Хлопуша допрашивавшему его капитан-поручику лейб-гвардии Семеновского полка Савве Ивановичу Маврину можно почитать здесь, я же предлагаю прогуляться по Оренбургским адресам знаменитого злодея.