История храма в поселке Берды

Первая в Бёрдской слободе деревянная церковь — Никольская — была построена в 1744-1745 годах, но спустя несколько лет, Подробнее

Памятное место

В Бердах рядом с местом, где раньше находились «золотые палаты» Пугачева установлен памятник, имеющий длинное название... Подробнее

Памятник Пушкину

К 200-летнему юбилею поэта усилиями проектировщиков и строителей преобразился не только сквер им. А. С. Пушкина, но и сам памятник. Подробнее

Оренбургская железная дорога

Строительство Оренбургской железной дороги началось в 1874 году. Сама железная дорога была проложена рядом с Бердами. Подробнее

Восемнадцатый маршрут

Сейчас об этом маршруте принято шутить, что он ходит «в леса» и на «край географии». Несмотря на это, маршрут пользуется у оренбуржцев большой популярностью. Подробнее

 

Метки архива

В мятежной Бердской слободе

Интересный фрагмент из книги «Над «пугачевскими» страницами Пушкина» известного пушкиниста Р.В. Овчинникова, к котором рассказывается о посещении в 1833 году Пушкиным Берд и истории казака Ситникова, в доме которого находилась ставка Пугачева, известная, как «государев дворец» или «золотые палаты».

В мятежной Бердской слободе

Дом Смолиных в Бердской слободе, на месте которого стояла изба казака Константина Ситникова, где с ноября 1773 по март 1774 годов находился «государев дворец» Пугачева.

В семи верстах к северо-востоку от Оренбурга на угористом берегу Сакмары-реки стоит старинное казачье селение Бердская слобода (Берда) — место, памятное по отечественной истории и литературе. Пушкин, рассказывая о происходивших тут событиях Пугачевского восстания, назвал Берду мятежной слободой.

«Мятежная слобода» — так называется глава одиннадцатая пуш­кинской повести «Капитанская дочка», где рассказывается о встрече прапорщика Гринева с Пугачевым в Бердской слободе.

О бедном Рейнсдорпе замолвите слово

Иван Андреевич (Иоганн Генрих) РейнсдорпЗаметки об оренбургском генерал-губернаторе, которого оклеветали и забыли.

В Оренбурге есть парк «Салют, Победа!», где среди прочих экспонатов находится муляж врытого в землю фашистского самолёта. Но германские крылатые машины никогда не долетали до Оренбурга. С другой стороны, единственный военный эпизод истории Оренбурга – осада его пугачёвцами – освещён крайне мало и односторонне, а практически – забыт.

Думается, что из ста человек, слышавших о Пугачёве, вряд ли хоть один знает Рейнсдорпа. А ведь его имя должно быть вписано навсегда в историю страны. И я не преувеличиваю. По крайней мере, так пожелала императрица.

Екатерина, ты была не права

В именном Указе Екатерины II Ивану Рейнсдорпу, в частности, говорилось: «Выдержание городом Оренбургом 6-месячной осады, с голодом и всеми другими в таковых случаях, нераздельно бываемыми нуждами… пребудет навсегда в деяниях любезного нашего отечества славным и неувядаемым знамением верности…

Читаем старые газеты: Бердская слобода при Пугачеве

Герасимов С.В. Иллюстрация к повести А.С. Пушкина «Капитанская дочка». После взятия Белогорской крепости. 1950 год35 лет назад в газете «Южный Урал» была опубликована статья Реджинальда Васильевича Овчинникова, известного специалиста по истории политического и социального развития России в XVIII—XIX веках, по Пугачевскому восстанию и его отражению в произведениях А.С. Пушкина.

В семи верстах к северо-востоку от Оренбурга на угористом берегу Сакмары стояло старинное казачье селение — Бердская слобода (Берда) — место, памятное по отечественной истории и литературе. Здесь с ноября 1773 по март 1774 года располагалась ставка предводителя Крестьянской войны Емельяна Ивановича Пугачева, а сам он квартировал в «государевом дворце» — дома бердского казака Константина Егоровича Ситникова. В Бердской слободе был главный лагерь повстанческого войска, отсюда водил Пугачев свои отряды на приступы к осажденному Оренбургу, а его атаманы отправлялись в дальние походы к Уфе и Самаре, Челябинску и Гурьеву, Кунгуру и Казани.

19 сентября 1833 года, шестьдесят лет спустя после начала Крестьянской войны, в Бердскую слободу приезжал Пушкина. Наблюдение и записи рассказов он щедро использовал при создании научной монографии «История Пугачева» и повести «Капитанская дочка«. Одиннадцатая глава «Капитанской дочки» выразительно названа поэтом «Мятежная слобода».

О Елагиных и Харловых из пушкинской Истории Пугачева

Утром 27 сентября 1773 г. Емельян Пугачев повел свое войско на штурм Татищевой крепости и к вечеру овладел ею. Казаки-повстанцы, разгоряченные битвой и взбешенные упорным сопротивлением оборонявшихся, ворвавшись в крепость, убили ее коменданта полковника Елагина и его жену. Их малолетнего сына и дочь-красавицу (вдову коменданта Нижне-Озерной крепости майора Захара Харлова) Пугачев спас от расправы и взял к себе. Месяц с небольшим спустя, в начале ноября, казаки нашли случай расправиться с младшей Елагиной и ее братом, расстреляв их у Бердской слободы под Оренбургом.

Фомичев В. «Пугачёв на Соколовой горе»

О гибели Елагиных подробно рассказал Пушкин на страницах «Истории Пугачева», (IX, 18, 27, 28); упоминается Лизавета Харлова (Елагина) и в «Капитанской дочке» (VIII, 342). Но в находившихся у поэта-историка документах и мемуарах не содержалось биографических данных о Елагиных, не были названы полные имена полковника и членов его семьи. Путешествуя в сентябре 1833 г. по Оренбургскому краю, Пушкин встретил в Татищевой крепости очевидицу Пугачевского восстания, 83-летнюю казачку Матрену Дехтяреву,1 со слов которой записал, что дочь полковника Елагина звали Лизаветой Федоровной и что весной 1773 г. она была выдана замуж за коменданта Нижне-Озерной крепости Харлова (IX, 495). В составленном Г. П. Блоком алфавитном указателе к «Истории Пугачева» значится Харлова Лизавета (Лидия?) Федоровна, а ее отец полковник Елагин указан с именем Федор Тимофеевич (IX, 933, 846).2

Женщины Пугачевского восстания

Приключения и судьба «женок» причастных к Пугачевскому бунту

Василий Перов «Суд Пугачева» (1879), Русский Музей

Василий Перов «Суд Пугачева» (1879), Русский Музей

 I.

Щекотливый вопрос Пугачевского восстания.- Поношение имени Екатерины II.- Взятие жены Пугачева, Софьи, с детьми, и ее показания.- Истребление памяти Пугачева,- Сожжение его дома и переименование станицы.

В числе многих неприятных для императрицы Екатерины II вопросов, поднятых заволжским пугачевским пожаром, был один, весьма щекотливый для нее, как для женщины и императрицы.

Назвавшись именем Петра III, Пугачев, вместе с тем, стал величать себя ее мужем, и имя его, вместе с ее именем, поминалось на ектеньях передавшегося Пугачеву духовенства.

Три дня в сентябре: Пушкин и Оренбуржье (фрагмент)

В работах известных оренбургских пушкинистов всегда присутствует один и то же набор событий, так или иначе связанных с поэтом, которые имели место во время его нахождения в 1833 году в Оренбурге. К этим событиям относятся пребывание в доме Перовского, посещение бани Артюхова, поездка с Далем на Берды и т.д. Но никто из исследователей не додумался расставить эти события в хронологическом порядке. Никто, кроме Дмитрия Анатольевича Сафонова, который рассказал об этом в своей книге «За страницами учебника по истории Оренбуржья», изданной в 2011 году.

В работах известных оренбургских пушкинистов всегда присутствует один и то же набор событий, так или иначе связанных с поэтом, которые имели место во время его нахождения в 1833 году в Оренбурге.

Ниже приводится фрагмент главы «Три дня в сентябре: Пушкин и Оренбуржье», который заставляет читателя по-другому взглянуть на события почти двухсотлетней давности…

Мистические Берды

В детстве я безумно любил слушать различные страшные истории о колдунах и колдовках, так на Бердах называли ведьм, которые мне рассказывала бабушка. Я с замиранием сердца слушал очередную страшилку, мысленно представляя себе место, где это произошло… Истории были необычными, и поверить в них было трудно, но бабушка говорила, что это сущая правда, и все это происходило на Бердах.

В детстве я безумно любил слушать различные страшные истории о колдунах, ведьмах (колдовках) и оборотнях, которые мне рассказывала бабушка. Я с замиранием сердца слушал очередную страшилку, мысленно представляя себе место, где это произошло...

Собирая материалы о Бердах, я неоднократно сталкивался с подобными рассказами. Некоторые истории связаны с различными легендами и имеют под собой исторические корни. Так, образ невесты Пугачева, дворянки Елизаветы Харловой, по прошествии столетий трансформировался в образ немой ведьмы. У нее действительно была трагическая судьба, но ее не сожгли, как в легенде, а расстреляли пугачевцы.

Кинзя Арсланов

Кинзя Абыз Арсланов. Портрет. Художник Флюр ИсмагиловФрагмент статьи «Народ помнит своего героя» Ф. М. Надршин, г. Оренбург

Как известно, Крестьянская война 1773 – 1775 гг., явившаяся крупнейшим антифеодальным движением в России, характеризовалась массовым участием в ней нерусских народов Поволжья и Приуралья. Основные ее события происходили на огромной территории исторической Башкирии, а цели восставших были близки и понятны свободолюбивым устремлениям башкирского народа. Именно поэтому башкиры, составившие основу повстанческого войска, были наиболее преданными и последовательными сподвижниками Емельяна Пугачева. По общему признанию исследователей, башкирам принадлежало первое место по количеству участников, масштабам выступлений и, наконец, по роли в общей борьбе. Однако историческая роль башкир заключалась не только в массовом и активном участии в восстании, «…но и в том, что они дали этому восстанию целую плеяду крупнейших и выдающихся предводителей»[1]. Так уж сложилось в советское время, что у широкого круга исследователей и читателей участие башкир в событиях 1773 – 1775 гг. ассоциируются лишь с именем Салавата Юлаева и его отца Юлая Азналина, а имена других вождей были преданы забвению.