Метки архива

Читаем старые газеты: Держи ушки на макушке, 1925

Хулиганы были одной из главных проблем в начале прошлого века. Но особенно распространилось хулиганство в стране после завершения Гражданской войны в годы НЭПа. Много было хулиганов и в Оренбурге.

Овощной базар в Оренбурге

Газеты того времени, «Смычка» и «Оренбургская коммуна», много писали о подобных правонарушениях. Бывали и курьезные случаи…

«Из многих жульнических приемов есть такие, которые удаются лишь благодаря доверчивости и небрежности самих граждан.

Оренбургские дачи

На снимке: дом отдыха "Пролетарий" в Зауральной роще. Фото. А Шамина. "Оренбургская коммуна", 22 июля 1937 года

На снимке: дом отдыха «Пролетарий» в Зауральной роще. Фото. А Шамина. «Оренбургская коммуна», 22 июля 1937 года

Зауральная роща, ранее называвшаяся Городской, стала известна в XIX веке. Своей популярность она обязана оренбургскому губернатору Эссену, который приказал инженеру Бикбулатову привести это место в порядок и полностью его реконструировать: были высажены новые деревья, разбиты «английские» дорожки, а на берегу Урала был благоустроен общественный пляж. Здесь же в 1830-х годах появилась загородная дача оренбургских генерал-губернаторов.

В 1878 году Ф.И. Лобысевич писал, что не всех дачников мола вместить роща, и многие горожане были вынуждены искать другие места для отдыха:

«Оренбургские дачники, за исключением немногих, имеющих дачи в роще, живут в некоторых станицах по Уралу и в окрестных деревнях, из которых ближайшая к городу, Берды, лежит в семи верстах. Деревня Берды, впрочем, способна к тому, чтобы устроить в ней воксаль для летних увеселений. Она расположена на горе, близ воды, окружена зеленью — тут бы можно создать, что-либо получше тесных деревенских изб, но пока еще подобные проекты не занимали, как видно, предприимчивости оренбургских промышленников.

Другой сорт оренбургских дач — это киргизские кибитки (конического типа палатки, обитые войлоком). Небогатые люди, или лица, связанные служебными обязанностями с городом, покупают киргизские кибитки и располагаются в них, где надумается: в зауральной роще, или на берегу Сакмары, или где-нибудь, под тенью нескольких деревьев. Пару таких палаток, стоящую примерно, до 80 рублей, считают весьма достаточным помещение для небольшого семейства. В таком случае, одна из палаток (господская) убирается коврами и необходимой мебелью; другая же (людская) служит кухней и жилищем для прислуги. Подобных, наскоро импровизированных дач в окрестностях Оренбурга можно встретить немало, но все располагаются отдельно одна от другой, как будто оренбуржцы сами бегут общества».

Читаем старые газеты: А.С. Пушкин в Оренбурге, 1926

Тема о пребывании Пушкина в Оренбурге поднималась на страницах Бердской слободы уже не раз. В этот раз вашему вниманию предлагается перепечатка статьи «А.С. Пушкин в Оренбурге», опубликованной 23 мая 1926 года в оренбургской газете «Смычка». В ней автор, скрытый под инициалами В.П., описывает доклад некоего товарища Рязанова, сделавшего весьма вольный пересказ посещения поэта Оренбуржья.

Тема о пребывании Пушкина в Оренбурге поднималась Бердской слободой уже не раз. В этот раз предлагается статьи из газеты Смычка от 23 мая 1926 года

«На днях в местном отделении ассоциации пролетарских писателей т. Рязанов сделал доклад о пребывании поэта А.С. Пушкина в Оренбурге в сентябре 1833 года.

Задумав описать эпоху Пугачева, поэт решил поехать в Оренбург, главный плацдарм пугачевщины.

Сельская жизнь накануне коллективизации

В 20-е годы XX века тяжела была сельская жизнь. Лишь недавно окончилась Гражданская война, Оренбуржье все еще приходило в себя от пережитого голода. На селе не было работы.

Обычно о наступлением весны в город стекаются крестьяне - бед­няки в поисках заработков

Аркадий Шайхет, «Казанский вокзал. На заработки в Москву», 1929 год

Многие бердяши в поисках работы уходили в город. Но и там с работой было тяжело. Оренбургская газета «Смычка» в апреле 1926 года не рекомендовала крестьянам «идти в город на заработки»:

Автобусное движение

Пассажирские автобусные перевозки в Оренбурге начались в октябре 1925 года. Городские дороги в то время представляли собой в лучшем случае мостовую, но в основном имели грунтовое «покрытие» с обилием ям, неровностей.

Водители и кондукторы первых автобусов

Центральные улицы содержались в относительном порядке, на периферии же говорить о порядке не приходилось. Жители использовали территорию улиц по своему усмотрению: ссыпали мусор и золу из печей, сливали помои. Подготовку к автобусному движению городская администрация начала с устройства дорог. В газетах активно рассказывалось о будущих планах и строительстве в лозунговой, бодрой манере: «Строим! Будет! Все для народа!»

Три дня в сентябре: Пушкин и Оренбуржье (фрагмент)

В работах известных оренбургских пушкинистов всегда присутствует один и то же набор событий, так или иначе связанных с поэтом, которые имели место во время его нахождения в 1833 году в Оренбурге. К этим событиям относятся пребывание в доме Перовского, посещение бани Артюхова, поездка с Далем на Берды и т.д. Но никто из исследователей не додумался расставить эти события в хронологическом порядке. Никто, кроме Дмитрия Анатольевича Сафонова, который рассказал об этом в своей книге «За страницами учебника по истории Оренбуржья», изданной в 2011 году.

В работах известных оренбургских пушкинистов всегда присутствует один и то же набор событий, так или иначе связанных с поэтом, которые имели место во время его нахождения в 1833 году в Оренбурге.

Ниже приводится фрагмент главы «Три дня в сентябре: Пушкин и Оренбуржье», который заставляет читателя по-другому взглянуть на события почти двухсотлетней давности…

Читаем газеты: Это сколько тракторов выйдет?

Весной 1930 года сняли колокола с Петропавловской церкви города Оренбурга.

С собора снимаются колокола. 1800 пудов металла идет на индустриализацию.

Петро-Павловская на Никольской улице, г. Оренбург

— Как ни говори, может, не бог, а какая-то сила над нами есть… Почему-то ведь идет снег, а не дождь?! — говорит старуха с лицом дряблым и морщинистым, как печеное яблоко.

Телефонизация Оренбурга

26 января (13 января по старому стилю) 1898 года была открыта работа Оренбургской телефонной сети, которая имела 72 абонента, «из коих 6 имеют по две станции на проводе».

Петербургская городская телефонная станция, 1914 год

Еще сравнительно недавно без телефонистки (как тогда было принято говорить, «барышни») не мог состояться ни один телефонный разговор. Телефонная станция представляла собой большой зал, в котором перед пультами сидели работницы. Телефонный абонент снимал на своем аппарате трубку. В это время на пульте загоралась крохотная лампочка. «Барышня» отвечала абоненту и соединяла с нужным ему номером при помощи штепселя. Телефонистки должны были иметь рост не менее 155 сантиметров, а размах рук — не менее 154.