Метки архива

Фильмоскоп

В советское время фильмоскоп, так в советское время называли рулонные диапроекторы, был практически в каждой семье, где были дети. Мультики по телевизору показывали очень редко, а малыши очень любили сказки. Например, в мое детство было всего два телеканала, пятый (Москва) и седьмой (Оренбург), и один из них работал только по вечерам.

В советское время фильмоскоп, так в советское время называли рулонные диапроекторы, был практически в каждой семье, где были дети.

Фильмоскоп для советских детей был волшебным ящиком. С его помощью можно было в любой момент, закрыв шторы, посмотреть на стене, занавешенной белой простыней, или просто, на потолке цветные слайды.

Тот самый чай

Упаковка чая, на которой изображен поднимающий вверх хобот слон – это один из множества мелких, «бытовых» символов советской поры. Сегодня мы постараемся рассказать вам кое-какие-интересные сведения об этом продукте.

Упаковка чая, на которой изображен поднимающий вверх хобот слон – это один из множества мелких, «бытовых» символов советской поры.

В начале 70-х годов на рынке чая в СССР сложилась такая ситуация, что самым востребованным видом считался грузинский чай высшего сорта. Одновременно с этим были импортные поставки, в основном – из Китая.

Старый дом

Мало кто из оренбуржцев не знает о пустыре на углу улиц Кирова и Комсомольской. Он огорожен глухим забором и мало-помалу зарастает бурьяном-травой. И почти никто уже не помнит, что раньше на этом месте стоял дом…

Мало кто из оренбуржцев не знает о пустыре на углу улиц Кирова и Комсомольской.

Во времена моего детства дом уже был ветхим и состоял из крошечных коммуналок. А раньше, давно, еще до революции, был он большим и красивым, к дому прилегал сад, а в саду был… фонтан! Да-да, настоящий фонтан! А еще во дворе был каретный сарай (видите, на фотографии — светлая стена внизу дома, вся в дырках — вот тут и был каретный сарай кода-то), и конюшня. Карета-не карета, а выезд собственный у жителей этого дома был…

Давно забытые названия: КОГИЗ и УЧПЕДГИЗ

КОГИЗ. Именно так в далекие пятидесятые годы назывался небольшой магазинчик в центре Оренбурга. Там продавали детское счастье, детскую радость и мечту: книги, учебники, простые и цветные карандаши, альбомы, перьевые ручки, перья к ним, чернильницы-непроливайки, «стирки» – стиральные резинки, тетради и еще какую-то мелочь, казавшуюся нам в те годы недосягаемым богатством.

КОГИЗ на Советской улице у фонтана "Лягушки".

КОГИЗ на Советской улице у фонтана «Лягушки».

Мы проходили к стеклянным витринам и рассматривали товар. Да, слово-то какое – товар! В детских мечтах мы были обладателями вон той белой фарфоровой чернильницы-непроливайки с синим цветочком на боку. Представляли, что большой альбом, украшенный каким-то непонятным иероглифом, нам обязательно купят к новому учебному году.

100-летию со дня рождения Ленина — достойную встречу!

В 1970 году страна торжественно отмечала 100-летие со дня рождения В.И. Ленина. Юбилей повсюду вызвал необычайный трудовой и политический подъем.

Торжественный вечер в клубе Нефтемаслозавода в честь 100-летия В.И. Ленина

Торжественный вечер в  клубе Нефтемаслозавода в честь 100-летия В.И. Ленина

Коллективы предприятий брали на себя повышенные социалистические обязательства, музеи проводили выставки, театры ставили спектакли о жизни Ленина, филармонии — концерты в его честь, кинематографисты снимали фильмы, поэты писали стихи, художники рисовали картины, скульпторы лепили статуи, академики и профессора проводили научные конференции, студенты и школьники — торжественные собрания. Буквально каждый гражданин Советской страны в семидесятом году обязан был так или иначе откликнуться на столетие Ленина.

Это великое событие не осталось не отмеченным и жителями поселка Берды. Рабочие Нефтемаслозавода обязались выполнить и перевыполнить свои трудовые нормы. В заводском клубе тоже готовились к проведению торжественного вечера в честь юбилея вождя мирового пролетариата.

Сказка или быль?

Недавно просматривал "Русские заветные сказки" А. Н. Афанасьева, изданные в 1992 году "Московским книжным двором"Недавно просматривал «Русские заветные сказки» А. Н. Афанасьева, изданные в 1992 году «Московским книжным двором». Мое внимание привлекла одна сказка «Мой ж#опу», записанная в Малоархангельском уезде (прим. сейчас это Орловская область).

По-моему, это самая невинная сказка из всего сборника. Она начинается так:

Жили муж да жена. Вот, бывало, как подаст жена мужу обедать, он и начнет её колотить, а сам ещё и приговаривает:

— Мой ж#пу, мой ж#пу!

Вот она и начнёт мыть ж#пу, трёт её и песком, и рогожею, так что кровь пойдет, — а только что подаст мужу обедать, он начнет ее колотить и опять приговаривает… (скан этой сказки приведен ниже).