История храма в поселке Берды

Первая в Бёрдской слободе деревянная церковь — Никольская — была построена в 1744-1745 годах, но спустя несколько лет, Подробнее

Памятное место

В Бердах рядом с местом, где раньше находились «золотые палаты» Пугачева установлен памятник, имеющий длинное название... Подробнее

Памятник Пушкину

К 200-летнему юбилею поэта усилиями проектировщиков и строителей преобразился не только сквер им. А. С. Пушкина, но и сам памятник. Подробнее

Оренбургская железная дорога

Строительство Оренбургской железной дороги началось в 1874 году. Сама железная дорога была проложена рядом с Бердами. Подробнее

Восемнадцатый маршрут

Сейчас об этом маршруте принято шутить, что он ходит «в леса» и на «край географии». Несмотря на это, маршрут пользуется у оренбуржцев большой популярностью. Подробнее

 

Метки архива

Маска Пушкина в Оренбургском музее

29 января (ст. стиля) 1837 года в Петербурге скончался великий поэт России А. С. Пушкин. В тот же день, по просьба друзей поэта, известный тогдашний скульптор С. И. Гальберг и мастер-формовщик Академии художеств Балин сняли гипсовый слепок с лица Пушкина, а с полученной формы отлили около 15 гипсовых масок. Все они были розданы В.А. Жуковским родным и друзьям поэта. Судя по исследованиям пушкинистов, гипсовые маски первого отлива получили, кроме В.А. Жуковского, отец А.С. Пушкина — Сергей Львович, К.К. Дензас — товарищ по лицею и секундант со стороны Пушкина на дуэли с Дантесом, друг поэта П.В. Нащокин, писатели Е.А. Баратынский, Н.И. Любимов, М.П. Погодин, С.П. Шевырев и другие. Потом эти гипсовые маски перешли во вторые и третьи руки.

29 января (ст. с) 1837 года скончался А.С. Пушкин. В тот же день сняли гипсовый слепок с его лица, а с полученной формы отлили около 15 гипсовых масок.

Сейчас масок первого отлива с формы, снятой С.И. Гальбергом и Балиным, известно всего четыре экземпляра. Две из них хранятся во Всесоюзном Пушкинском музее в Ленинграде, третья — в научной библиотеке Тартусского университета (Эстонская ССР) и, наконец, четвертая — в Оренбургском областном краеведческом музее.

Ввиду предстоящей холерной эпидемии

Как сто шестнадцать лет назад городская дума финансировала противохолерные мероприятия.

В 1911 году ввиду возможного появления летом холерной эпидемии оренбургский городской голова поручил выработать меры борьбы с эпидемией холеры.

Без издержек на заключённых

Сенатор Крыжановский циркуляром по управлению главного врачебного инспектора в начале 1911 года сообщил оренбургскому губернатору о том, что:

Высочайше утверждённой комиссией о мерах предупреждения и борьбы с чумной заразой постановлено созвать в Санкт-Петербурге съезд для всестороннего обсуждения выработанного на местах плана противохолерных мероприятий.

Голод в начале двадцатых

Урожай 1921 года. черный цвет -- районы где урожай на душу населения меньше минимальных человеческих потребностойВ 1921 году разразился голод. Он был вызван засухой, охватившей многие регионы страны, включая Оренбургскую губернию. Сбор зерна тогда составил около миллиона пудов, или седьмую часть от запасов , необходимых, чтобы прокормить местное население.

Уже в сентябре 1921 года голодало 26 тыс. жителей Оренбурга. Сложность ситуации в городе усугублялась непрестанным прибытием сюда десятков тысяч голодных беженцев. Положение в бараках для них, находившихся близ Красного городка, в ноябре 1921 года было поистине ужасающим: «больные дети сидели или лежали среди мертвых родителей или родственников». Трупы не убирались не только сутками, но и неделями. Только в одном сарае их было 20, столько же примерно валялось около него. Не случайно, что в Оренбурге и губернии вслед за холерой развернулась эпидемия тифа, охватившая около 5 тыс. человек.

Голод и болезни косили людей. Часть населения бросала насиженные места и отправлялась куда попало, лишь бы убежать от голода. Только крестьянское население в губернии сократилось за год на 80 тыс. человек.

Эпидемии

Обложка книги Матвея Мудрого «Краткое наставление о холере». - С-Пб., 1830

Обложка книги Матвея Мудрого «Краткое наставление о холере». — С-Пб., 1830

В 1821 году домашних животных станичных казаков поразила «странная» болезнь. Согласно донесению дежурного по Бердской станице капрала Козлова, «вдвое суток пало семь лошадей». О чем было заявлено в Оренбургскую Войсковую канцелярию и поставлен в известность военный губернатор П.К. Эcceн. Тотчас в Берды «к пресечению сего падежа» был направлен уездный штаб-лекарь. Причину заболевания так и не нашли. Хотя много лошадей пало и в других казачьих поселениях.

Тяжелым испытанием для местных жителей стал 1827 год. Тогда в казачьей станице от «заразительной» болезни пало 57 голов крупного рогатого скота. В рапорте на имя военного губернатора П.К. Эссена Оренбургский полицмейстер майор Соколов, побывавший в Бердах, отмечал, что «по вскрытию у палой скотины найдены легкие темно-синеватого цвета, повреждения от сильного воспаления». Он приказал станичному атаману Гребенщикову «упалый скот разрубить в разных местах и зарывать в отдалении от селения глубоко в землю».

Рубили же скотину для того, чтобы с нее потом, зараженную, не смогли снимать кожу «корыстолюбцы». Ветеринарный врач Мелепушкин составил для местного населения наставление по лечению скота от болезни, Что это было: чума, сибирская язва, тифозная горячка, — так и не выяснили.

Бунтова Ирина Афанасьевна

Памятная табличка На этом месте стоял дом казачки Бунтовой с которой 19 сентября 1833 г. (старый ст.) беседовал А.С. ПушкинБунтова (урожденная Бородулина) Ирина Афанасьевна (около 1760 — 1848) — бердская казачка, собеседница Пушкина.

Родилась в Нижнеозерной крепости в казачьей семье. Ее отец — Афанасий Михайлович Бородулин, мать — Варвара Антоновна (4). 13-летняя Ирина Бородулина была очевидицей взятия Нижнеозерной войском Е.И.Пугачева 26 сентября 1773 г. и других событий, происходивших тут. О многих из них она знала также по рассказам отца, служившего в пугачевских отрядах под осажденным Оренбургом, а после того находившегося «в бегах».

В середине 1780-х годов Бородулина была выдана замуж в Бердскую слободу за 23-летнего казака Степана Дмитриевича Бунтова (1762-1813). На новом месте и в новой семье она жила в атмосфере излюбленных воспоминаний местных казаков — свидетелей тех дней, когда в слободе находилась ставка Пугачева и располагался главный лагерь его войска. Многими познаниями о событиях того времени в Бердской Ирина Бунтова была обязана рассказам своей свекрови Прасковьи Сергеевны Бунтовой, чье уличное прозвище — «Бунтиха» — Пушкин со слов Ирины Бунтовой внес в свои «Оренбургские записи» (1).