История храма в поселке Берды

Первая в Бёрдской слободе деревянная церковь — Никольская — была построена в 1744-1745 годах, но спустя несколько лет, Подробнее »

Обычаи: казачья свадьба

Картина праздника в казачьей станице всегда чрезвычайно красочна, с шумным весельем и хмельным застольем, особенно на свадьбах... Подробнее »

Памятник Пушкину

К 200-летнему юбилею поэта усилиями проектировщиков и строителей преобразился не только сквер им. А. С. Пушкина, но и сам памятник. Подробнее »

Оренбургская железная дорога

Строительство Оренбургской железной дороги началось в 1874 году. Сама железная дорога была проложена рядом с Бердами. Подробнее »

Восемнадцатый маршрут

Сейчас об этом маршруте принято шутить, что он ходит «в леса» и на «край географии». Несмотря на это, маршрут пользуется у оренбуржцев большой популярностью. Подробнее »

 

Метки архива

Бунтовщик поневоле — как дмитровский купец Еремей Новоселов в войске Пугачева служил

Новоселовы — фамилия в Дмитрове Московской области известная и в недавнем прошлом весьма распространенная. Немного истории: первое упоминание о Новоселовых в Дмитрове относится к переписной книге города 1678 года. В Спасской слободе проживали: «Ивашка Яковлев сын Новоселов, у него дети Якимка, Федотка десяти лет, да Ларька полугоду».

Бунтовщик поневоле — как дмитровский купец Еремей Новоселов в войске Пугачева служил

Вероятно, они были переселены в Дмитров вскоре после опустошительной чумы 1654-55 годов. К концу XIX века в Дмитрове проживало более 10 династий Новоселовых, состоящих в дальнем родстве. Из Новоселовых можно выделить купцов 2-й гильдии Петра Семеновича Новоселова (Уточкина), владевшего в XIX веке кожевенным заводом, Алексея Егоровича Новоселова (Валандина), во время событий революции 1905 года бывшего духовным лидером городских монархистов — «черносотенцев» — автора недавно обнаруженного «памятного дневника», а также, Владимира Алексеевича Новоселова, возглавлявшего Дмитровский район в 1970- 1980-е годы.

Дорогами Пугачева

Дорогами Пугачева, фрагмент из книги Порудоминского В., "Даль" (серия Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ)), "Молодая гвардия", Москва, 1971Фрагмент из книги Порудоминского В., «Даль» (серия Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ)), «Молодая гвардия», Москва, 1971

1

И вот снова встреча, а всего их было три – не по дням и не по часам, – три встречи‑монолита  (Даль говорил: «каменища»); и вот снова встреча – не в доме на углу Гороховой и Большой Морской, не на «пятнице» у Одоевского, не у Плетнева: чтобы стать этой новой встречи Даля с Пушкиным свидетелями, нам придется из осени 1832 года перешагнуть сразу в осень 1833‑го, со столичных проспектов – в далекую Оренбургскую губернию. 19 сентября 1833 года Даль и Пушкин ехали из Оренбурга в Бердскую слободу, бывшую пугачевскую ставку, или, как говорится в «Капитанской дочке», «пристанище».

С мая того же года Даль – чиновник особых поручений при оренбургском военном губернаторе (в документах это событие названо «О переименовании доктора Даля в коллежские асессоры»). Даль говаривал, что нашел в Оренбурге «кусок хлеба», но тут перемену в жизни «куском» не измерить: шутка ли – из докторов в чиновники, из столицы едва не на край света; тут (Даль шахматы любил) ход сразу через всю доску, и, если не пешка в ферзи, ходом этим бедный офицер превращался на другой стороне доски в ладью.

По следам пугачевских легенд

К северу от Оренбурга на правом берегу Сакмары раскинулся поселок имени Ленина. Когда-то здесь был хутор, основанный в середине XVIII века бывшим переводчиком Петра Первого А. И. Тевкелевым и заселен его крепостными крестьянами.

Остатки дома в селе Татарская Каргала, в котором останавливался Пугачев

30 сентября 1773 г. Пугачев со своим отрядом шел из Чернореченской крепости в Сеитову слободу (теперь село Татарская Каргала), на хуторе Тевкелева он ночевал, и утром с ним ушли почти все крепостные. Зимой следующего года во время осады Оренбурга здесь квартировала часть крестьянской армии. Тогда через хутор пролегала оживленная дорога, которая связывала Сакмарский городок, Татарскую Каргалу, пугачевскую «столицу» Берды и крепости на нижнем течении Яика. Несомненно, что леса, холмы, овраги в окрестностях хутора повстанцы знали хорошо и после неудачных боев с царскими войсками весной 1774 г. использовали их как убежища от плена и расправы.

О Пугачеве (историческое предание)

«В нескольких местах остались сопки после Пугачева — неподалеку были овраги. Здесь старики, наши деды, бегали ребятишками, а вода вымывала там кости, черепа человечьи. В преданиях говорится, что в этих оврагах казнили офицеров — богатый класс.

У нас здесь был мост деревянный, повыше этого моста, сажень сорок, — еще сопка. Подозрительны эти курганы — видимо там пугачевские клады.

Есть на памяти (народной) — месяца три осаждал Пугачев Оренбург, а штаб был здесь на Бердах. Отсюда, версты две, Камышево озеро, а недалеко — возвышенность, называется Венчик, — были выстланы камнем две сопки. Пикет стоял на этих сопках.

Бёрды: казачья Москва

Памятный знак в Бёрдах на месте «золотой избы» ПугачёваВ начале ноября войско Пугачёва, подгоняемое первой метелью, отошло от Оренбурга на пять вёрст и обосновалось в Бёрдской слободе. Здесь тоже был «транжемент» с бастионами и пушками. В то время река Сакмара текла прямо под крепостным валом. Ныне эта слобода — скромная окраина Оренбурга, а на полгода бунта Бёрды стали самым жутким селением России: чистилищем для дворян.

Чистилище заработало 14 ноября. В Оренбург прорывался корпус полковника Петра Чернышёва. Комендант Симбирска, Чернышёв вёл 1100 солдат при 15 пушках. Он совсем чуть-чуть не добрался до цели. Под Оренбургом к нему явился казак Подуров и пообещал указать корпусу дорогу, свободную от бунтовщиков. Полковник поверил, ведь перед ним был оренбургский старшина, а не яицкий.

Подуров завёл корпус в засаду под горой Маяк. Мятежники рухнули солдатам на головы. Весь корпус угодил в плен. Полковника Чернышёва схватили «в сером кафтане, сидящего на козлах» — он успел переодеться в ямщика, но его опознали по белым дворянским рукам. Мглистым вечером на площади в Бёрдах мятежники повесили Чернышёва и 30 его офицеров.

По пугачевским местам Заволжья и Урала (фрагмент)

Оренбург

Утром 18 сентября, в понедельник, Пушкин приехал в Оренбург. Поэт остановился у военного губернатора, графа В.А. Перовского, давнего своего знакомого по Петербургу. Перовский жил тогда за городом — на губернаторской даче — в версте от Сакмарских ворот. Дом сохранился в очень перестроенном виде, сейчас в нем находится 2-я городская больница; в 1937 году дом отмечен мемориальной доской (проезд Коммунаров, 1). Здесь произошла неожиданная и радостная встреча — В.И. Даль, литератор и петербургский знакомый, в этот же день возвратился из большой поездки по губернии и вызвался ознакомить Пушкина со всеми «пугачевскими» достопримечательностями города и окрестностей.

Оренбург. Краеведческий музей

Алексей Иванов: новый роман придет из телевизионного сериала

Знаменитый писатель, лауреат премии «Книга года» — о новом романе «Вилы», истинном значении пугачевского бунта и секретной формуле романа нового типа.

Знаменитый писатель, лауреат премии «Книга года» — о новом романе «Вилы», истинном значении пугачевского бунта и секретной формуле романа нового типа.

Писатель Алексей Иванов, литературный отец знаменитого пропившего глобус географа, не любит публичности и редко дает интервью. Однако на минувшей ярмарке ММКВЯ был вынужден уступить журналистам. Во-первых, Иванов приехал не с пустыми руками, а привез новую книгу «Вилы». Во-вторых, роман Алексея Иванова «Ненастье» получил премию «Книга года», одержав победу в номинации «Проза года».