Транспортный налог



Сейчас никого не удивляет, что ежегодно за свои машины мы платим транспортный налог. За машины, но не за . Но так было не всегда. Более 100 лет назад жители Оренбурга платили налоги за оба вида транспортных средств.

 Сейчас никого не удивляет, что ежегодно за свои машины мы платим транспортный налог. За машины, но не за велосипеды.

В 1904 году местные газеты написали:

В городе появился еще один автомобиль. Придется, видно, и Оренбургской думе рассматривать обязательное постановление о езде на автомобилях. Не мешало бы заодно обратить внимание и на велосипедистов и ввести велосипедный налог.

Придется, видно, и Оренбургской думе рассматривать обязательное постановление о езде на автомобилях.

Городские мужи прислушались к пожеланиям прессы, и в 1905 году в местных газетах было опубликовано объявление, извещающее владельцев велосипедов и автоматических экипажей, что:

В 1905 году в местных газетах было опубликовано объявление, извещающее владельцев велосипедов и автоматических экипажей

«На основании составленного Оренбургскою Городскою Думой и изданного господином Оренбургским Губернатором обязательного постановления об езде по улицам города Оренбурга на велосипедах и автоматических экипажах, приглашает лиц, имеющих велосипеды и автоматические экипажи, согласно параграфу 2 упомянутого постановления, ежегодно получать от Оренбургской Городской Управы, в дни занятий, установленные  на право езды по городу Оренбургу на велосипедах и автоматических экипажах разрешительные свидетельства и номерные знаки, уплачивая предварительно установленную годовую плату с велосипеда 1 рубля 50 коп., а с автоматического экипажа по 2 рубля с каждой силы ежегодно. Без чего езда по городу воспрещается».

Через год, в 22 марта 1906 году, когда подошел срок очередной оплаты, в «Оренбургской газете» вышло новое объявление:

«Оренбургская городская Управа Приглашает всех лиц, имеющих велосипеды или автоматические экипажи, уплачивать в кассу Управы установленный городской налог… за 1906 год и получать новые знаки на право езды, при этом просит возвращать полученные из Управы знаки 1905 года и книжки обязательного постановления Городской Думы от 29 апреля 1904 года, первые для обмена, а вторые для отметки в них о возобновлении. <…> Лицам же, не уплатившим установленного налога, езда будет воспрещаться».

Московская городская управа. Билет №2300, выданный Толстому для езды на велосипеде по улицам Москвы. 1896 год

Московская городская управа. Билет №2300, выданный Толстому для езды на велосипеде по улицам Москвы. 1896 год.

Кстати, подобную оплату требовали не только в Оренбурге. На снимке выше, показан билет Л.Н. Толстого, выданный Московской городской управой, подтверждающий уплату гербового сбора и дающий право езды на велосипеде по улицам города.

Спрос на велосипеды рос. В мае 1926 года газета «Смычка» писала:

«Отделение Госшвеймашины, ввиду многочисленных заявок на приобретение велосипедов возбудило ходатайство о присылке таковых из центра, так как незначительная партия в 50 штук разошлась в два дня. В ближайшее время ожидается новая партия».

Как и до революции все велосипеды должны были иметь номера:

«Появляться на улице на велосипеде, не имеющем номера, как известно, милицией не рекомендуется.

Номер — необходимая принадлежность велосипеда, если его хозяин не рискует вступить в сложные взаимоотношения со стражами обязательных постановлений горсовета».

Но и в 1935 году, в силу определенных обстоятельств, эти номера было сложно приобрести, т.к. «такой «сложный механизм», как жестянки с номерами, в Оренбурге» не производили и выписывали из… Пензы. «А ни в чем не повинный велосипедист вынужден любоваться на свою машину дома, завистливо поглядывая на счастливых обладателей злополучных номеров».

Жители села Колтубановка, 1936 год

Жители села Колтубановка, 1936 год

Постепенно велосипед из предметов роскоши превратился в предмет первой необходимости. В Советском Союзе было налажено их массовое производство. Так большинство велосипедов Оренбурга были выпущены харьковскими, московскими и пензенскими заводами.

В 1935 году в Оренбурге из 6500 городских велосипедов было зарегистрировано 3900. В 1936 году количество зарегистрированных велосипедов возросло до 5765, а в 1937 году до 8435 штук («Оренбургская коммуна 17 сентября 1937 года).

Не меньшее количество велосипедов было и в районах области. «Большевистская смена» в сентябре 1937 года сообщала:

«Большой спрос на велосипеды предъявляют кооперации молодые колхозники и колхозницы Оренбургского района. Полученные кооперацией 10 велосипедов разошлись в один день».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *