Возможность видеть полет…



Авиапраздники становятся в Оренбурге уже традиционными. Человечество всегда стремилось в небеса. В 1908 году оренбуржцы впервые воочию наблюдали разрекламированный повсюду «полет аэронавта».

Аэроплан Фарман, 1910 год

Аэроплан Фарман, 1910 год

Под заголовком «К полету аэроплана» в начале августа 1908 года «Оренбургская газета» опубликовала следующую информацию:

«Администрация Тополевого сада нисколько не стесняется в выборе средств для отвлечения публики от театра, с одной стороны, и с другой, как это ни странно, желая во что бы то ни стало подорвать сборы театра, изобрела новый кунштюк. Так, расклеенные афиши о полете аэронавта Кудзоева гласят, что «полет состоится непременно во время спектакля», этим шантанная администрация хочет сказать, что лица, идущие в театр не увидят полет. Мы должны указать, что так как полет будет свободный, то он может состояться лишь засветло, а потому театральная дирекция, желая идти навстречу публике, постановила: начать спектакль после полета аэроплана, так что лица, взявшие билет в театр, безусловно, будут иметь полную возможность видеть полет во всех его фазах».

Но в назначенный день полет аэронавта не состоялся «ввиду сильной бури». Очевидец события свидетельствовал:

«Шар начал наполняться в начале восьмого часа и в половине девятого был почти готов к подъему, как вдруг поднялась сильная буря. Порывы ветра закачали шар и он, накренясь на бок, придавил фонарь с вольтовой дугой, который и разбился. Явилась опасность моментального воспламенения шара.

Многочисленная публика, собравшаяся посмотреть полет, шарахнулась в стороны, но благодаря энергичным действиям чинов полиции, порядок не был нарушен. Державшие шар солдаты и специально нанятые рабочие начали быстро собирать аэроплан, был открыт клапан. Порывами ветра шар качало из стороны в сторону и, наконец, прорвало материю около предохранительного клапана, после чего шар начал быстро опадать и через какие-нибудь четверть часа он представлял из себя громадную кучу материи грязноватого серого цвета. Неустрашимый воздухоплаватель хотел кое-как починить шар, переждать бурю и все-таки лететь, несмотря на темноту, но публика воспротивилась такому риску и по ее настоятельным просьбам полет был отменен…»

Разочарование ждало оренбуржцев и во время второй попытки: полет некоего Зубенко — компаньона аэронавта Кудзоева тоже был отменен из-за проливного дождя, разогнавшего всю собравшуюся публику.

Лишь 12 августа 1908 года погодные условия благоприятствовали полету. Один из наших земляков 90 лет назад писал:

«В пять часов дня на площадке Тополевого сада начали наполнять аэроплан Кудзоева. Вся процедура наполнения закончилась через 45 минут и шар быстро взвился. Кудзоев держался одной рукой за трапецию, а другой разбрасывал взятые с собой летучки — афиши и конфеты. Поднявшись довольно высоко, аэронавт сел верхом на трапецию и в таком положении продолжал полет. В начале шар поднимался совершенно вертикально, в верхних слоях воздуха оказалось довольно сильное течение, которое и понесло шар по направлению к Уралу.

Через полчаса шар, хотя и медленно, стал спускаться, все время относимый ветром к реке. На всем пути следования за шаром бежали толпы народа, крыши и балконы домов покрылись любопытными. Велосипедисты, забыв все распоряжения и особые правила езды, без стеснения давили и толкали публику. Экипажи и извозщичьи дрожки обгоняли пешеходов… Все торопились к месту спуска.

В 6,5 часов шар настолько опустился, что можно было видеть невооруженным глазом все манипуляции спуска. За несколько саженей от земли аэронавт бросил трапецию и, держась обеими руками за веревки парашюта, плавно, с легким прыжком опустился на землю около Банного озера, у железнодорожного моста, всего лишь в трех саженях от края берега Урала.

Бурные овации громадной толпы были наградой смелому аэронавту. Шар был собран вместе с парашютом и отправлен на ломовом извозчике, а сам Кудзоев поехал в , где многочисленная публика ждала известий о результатах полета. У ворот сада была вторая овация, многие пожимали руку воздухоплавателю и поздравляли его с успехом».

Позднее жителям губернского центра было обещано еще одно представление — полет на шаре вниз головой, «держась лишь носками туфель за трапецию», но документов об этом обнаружить не удалось…

Оренбургское отделение Императорского Всероссийского аэроклуба открылось в 1910 году. Его членами стали 15 жителей степного края, поставившие перед собой следующие задачи:

«Содействовать развитию научных знаний, имеющих непосредственное отношение к воздухоплаванию; способствовать образованию особого кадра специалистов-воздухоплавателей для нужд военного времени…»

Одним из первых мероприятий, запланированных советом оренбургского отдела Императорского Всероссийского аэроклуба, был «авиационный вечер в курзале Беловки», где должны были состояться «полеты первых моделей аэропланов работы местного отдела». Заслушав полученное «от германского импрессарио Нормана» предложение об организации им в Оренбурге «серии полетов», совет постановил:

«Войти в переговоры не только с Норманом, а и с известным русским авиатором Уточкиным…»

Видимо, председатель оренбургского отдела Всероссийского аэроклуба В.Н. Антипин, стал первым оренбуржцем, совершившим полет на аэроплане в качестве пассажира. Это случилось осенью 1910 года, когда он присутствовал на празднике воздухоплавания в Петербурге, в котором принимали участие только десять авиаторов.

Ближе к зиме члены оренбургского аэроклуба выбрали участок земли для аэродрома за Уралом.

Через три года украсили афиши:

«На Беговом ипподроме (находился в районе современной ул. Терешковой между ул. Степной и Орской. — Т.С.) состоятся полеты на высоту и продолжительность авиатора оренбургского казака В. Авдеева на аэроплане системы «Фарман» с мотором «Гном» 50 сил».

Современник события 85 лет назад делился впечатлениями:

«Первый полет состоялся около семи часов вечера, причем авиатор, облетев на значительной высоте кругом ипподрома, продержался в воздухе около 13 минут и вследствие порчи мотора опустился благополучно на площади против лесного базара. Масса публики, автомобилисты, велосипедисты бросились к месту спуска авиатора. Публики набралось столько, что пешая и конная полиция еле сдерживала напор и принуждена была оцепить аппарат. Около часу мотор исправлялся и затем авиатор вновь поднялся, но принужден был опуститься через полторы минуты невдалеке от лесного базара (территория в районе завода сверл. — Т.С.). На этом полеты и кончились…»

Под председательством оренбургского губернатора в губернском правлении еще весной 1913 года состоялось многолюдное организационное собрание «по поводу предстоящего устройства в г. Оренбурге дня воздушного флота», который решили провести осенью. Поиск документов по этому поводу пока не дал положительных результатов…

Автор: Татьяна

Источник: Вечерний Оренбург, № 37 от 09 сентября 1998 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *