Метки архива

Сказка или быль?

Недавно просматривал "Русские заветные сказки" А. Н. Афанасьева, изданные в 1992 году "Московским книжным двором"Недавно просматривал «Русские заветные сказки» А. Н. Афанасьева, изданные в 1992 году «Московским книжным двором». Мое внимание привлекла одна сказка «Мой ж#опу», записанная в Малоархангельском уезде (прим. сейчас это Орловская область).

По-моему, это самая невинная сказка из всего сборника. Она начинается так:

Жили муж да жена. Вот, бывало, как подаст жена мужу обедать, он и начнет её колотить, а сам ещё и приговаривает:

— Мой ж#пу, мой ж#пу!

Вот она и начнёт мыть ж#пу, трёт её и песком, и рогожею, так что кровь пойдет, — а только что подаст мужу обедать, он начнет ее колотить и опять приговаривает… (скан этой сказки приведен ниже).

Казачьи сказки: Оборотень

В одной станице жил колдун по прозвищу Жогша. Настоящего его имени никто из станичников и не припомнил бы сразу. Жогша да Жогша. Народ его побаивался, он как бы этим довольный был. Действительную Жогша не служил. Нашли у него какой-то в теле изъян и дали ему отступную. Жил он один, ни с кем не знался. Потом взял к себе племянника вскормленником, на воспитание как бы.

Племянник его телесами был здоров, да ин-да умом слегка недовольный. Вечно ему от ребятни на орехи доставалось из-за его тугоумия. Жаловался племянник дяде на обиды, доносил ему о проделках ребятни. За что обзывали его «девкой губошлепой». Для казачонка позорней слова не придумаешь.