Лукиан Попов: он носил в душе трагедию



Оренбургские страницы жизни и творчества Лукиана ПоповаОренбургские страницы жизни и творчества Лукиана Попова

Знакомство с публикациями в местных периодических изданиях о художнике Лукиане Попове, наводит на мысль о том, что оренбургский период его жизни освещен довольно слабо. В 147 годовщину со дня рождения талантливого художника, которая будет отмечаться 20 октября 2020, предлагаем читателям документальные свидетельства о нем, выявленные в фондах областного государственного архива.

Повествуя о жизни Лукиана Васильевича Попова, видимо, хорошо знавший его оренбуржец, скрывшись за подписью «Местный» почти 107 лет назад писал в газете «Оренбургская жизнь»:

«Сын пахаря, Лукиан родился в селе Архангельском (сейчас — Т.С.) в 1873 году. Через три года отца берут в солдаты и вся семья переселяется в ».

Затем наш безымянный информатор сообщает о Л. Попове:

«Его отдают в приходское училище, затем в городское. Из второго класса берут обратно и 12-летний мальчик попадает в писчебумажный магазин Курникова. В мир книг, красок, кистей и картин окунулся он. В это время юноша знакомится с местным живописцем Мехед, который явился для него первым учителем…»

Два события 1892 года, как свидетельствуют современники, сыграли важную роль в судьбе начинающего художника — в Оренбурге демонстрировалась выставка картин «любительского кружка художников под руководством художника I степени Ф.Е. Бурова» и в Оренбуржье побывал пейзажист А.М. Васнецов, с которым Л. Попов имел возможность пообщаться:

«Молодой человек несет к нему из магазина раму, знакомится с художником и, слушая объяснения, с жадностью рассматривает его картину. Выставка и знакомство с Васнецовым окончательно вскружили голову будущему художнику. Им овладела твердая решимость ехать в Петербург учиться…»

Обучаясь сначала в рисовальной школе Общества поощрения художеств, а затем и в Академии, летом приезжает на этюды в родные оренбургские степи.

Весной 1902 года (именно тогда Попов закончил Академию) корреспондент газеты «Оренбургский листок» писал:

«Выставка картин разных художников будет закрыта 6 мая. Перебывало на выставке много платных посетителей… У самого главного туземного участника выставки Л.В. Попова (более 50 картин, эскизов, набросков) особенно рельефно выступает стремление подражать своему учителю В. Маковскому. Так как наш молодой художник отправлен Академиею Художеств за границу, то можно ожидать, что его талант, который бесспорно есть, — разовьется. Детям нравится его картина «Мать у колыбели».

Действительным членом товарищества передвижных художественных выставок Лукиан Васильевич стал в 1903 году.

На исходе зимы 1905 года согласно архивным материалам Лукиан Васильевич Попов подал в городскую управу заявление, которым просил городскую думу разрешить ему занять городское место в Зауральной роще на берегу Урала в 200 кв. сажен (сажень — 2, 1336 м — Т.С.) присовокупив, что место ему необходимо «для исполнения художественных работ из текущих событий». Городская дума весной 1905 года «определила»:

«Ходатайство г. Попова удовлетворить и просимый им участок сдать ему на один 1905 год за плату по 10 коп. за кв. сажень для устройства на нем мастерской для художественных работ…»

В феврале 1906 года Лукиан Васильевич подал в Оренбургскую городскую управу заявление, которым просил «оставить за ним арендуемое с 1905 года городское место в Зауральной роще на берегу Урала в количестве 200 кв. сажен, занимаемое студией, сроком на два года за ту же плату». Его ходатайство было удовлетворено.

Зимой 1908 года «» известила:

«В самом непродолжительном времени в г. Оренбурге откроется выставка картин талантливого художника, местного уроженца Попова. Выставка будет заключать в себе 100 картин наших русских знаменитостей и, кроме того, собственных произведений Попова. Сбор предполагается поступить в пользу сельских школ Оренбургской губернии. Нельзя не порадоваться такому доброму почину».

Чуть позже последовало дополнение:

«Кроме картин господина Попова будут выставлены произведения Репина, Маковского, Киселева, Дубовского, Волкова, Шильдера…»

Приглашая оренбуржцев на выставку Лукиана Попова, вниманию читателей предложили и краткие биографические сведения:

«Л.В. Попов — это яркий образчик выдающейся энергии, трудолюбия и таланта. Без гроша в кармане, богатый только твердой верой в свое художественное призвание, молодой человек в девяностых годах отважно отправился в Петербург и поступил в рисовальную школу общества поощрения художеств. Через три года Лукиан Васильевич выдерживает вступительный экзамен в академию художеств. В 1902 году Лукиану Васильевичу дают за картину «Тихо» звание художника. В крупных художественных центрах западной Европы — Берлине, Дрездене, Мюнхене и Париже он развивает свой талант. Кстати, сообщим, что Лукиан Васильевич выставляет свои произведения у «Передвижников» уже с 1902 года и что честь быть членами этого общества выпадает на долю немногих художников».

Автор публикации, скрывшись за подписью «Пустынник» в заключение благодарил:

«Нельзя не приветствовать старшин коммерческого собрания за бесплатное предоставление зала для выставки».

Радуясь открытию выставки, Павел Козловский в конце марта 1908 года писал:

«Выставка картин — целое событие в культурной жизни г. Оренбурга,.. где несмотря на множество учебных заведений пульс умственной жизни бьется так слабо, где почти нет попыток создать себе умственный комфорт и культурные развлечения — такая выставка не может, да и не должна остаться незамеченной».

Через несколько дней корреспондент «Оренбургской газеты» констатировал:

«Выставка картин Л.В. Попова начинает заинтересовывать наше общество — по будням число посетителей иногда достигает 90 человек, а в воскресенье оно дошло до 350. Явление, конечно, весьма отрадное для нашего города, а особенно для детей, учителей, так как сбор от входной платы пожертвован Л.В. Поповым «малым сим».

Все тот же П. Козловский, указывая на простоту как на одну из основных черт таланта Лукиана Васильевича, «обуславливающую правдивость как в выборе сюжета, так и трактовке последнего», в апреле 1908 года делился своими впечатлениями о работе художника:

«Картины «В 1905 году», «Оратора слушают», «Искатель правды» просты и правдоподобны. Кто за последнее время не встречал таких картин в действительной жизни? Можно указать еще одну характерную черту художника — это серьезность. Он жанрист, но не юморист. Правда, в его картинах встречаются фигуры не лишенные юмора, но последний далеко не является преобладающим тоном. Скорее наоборот. Это особенно сильно сказывается в картинах: «Бессонная ночь. Светает», «Встреча матери». … Но, по-видимому, все это не может поглотить внимание художника, который старается затронуть и другие, более яркие, но почти неизвестные стороны разнообразной в своих проявлениях русской жизни. Так на последней передвижной выставке появилось несколько картин, связанных с жизнью и бытом старообрядцев».

Местные периодические издания в конце ноября 1908 года вновь спешили порадовать поклонников таланта оренбургского художника:

«В помещении коммерческого собрания предполагается открытие новой серии картин художника Л.В. Попова (исключительно). Большинство из картин предназначены для Петербургских и Московских выставок».

Побывавший на выставке житель губернского центра восторгался:

«Открылась выставка картин местного художника, преподавателя рисования Неплюевского кадетского корпуса Лукиана Васильевича Попова. В зале расставлено около ста картин, причем почти все они жанровые. Во многих картинах оренбуржцы могут признать своих знакомых. В общем, преобладают этюды и портреты. Общее впечатление получается прямо-таки захватывающее. Для оренбуржца такие вещи случаются очень редко, скорее никогда не случаются, почему можно только рекомендовать и рекомендовать эту выставку вниманию самой широкой публики…»

Оренбургский биограф Л.В. Попова писал:

«Он странствовал с богомольцами на открытие мощей Серафима Саровского, ездил по Вологодской и Архангельской губерниям, изучал Башкирию и наши киргизские степи. В Оренбурге Лукианом Васильевичем расписана церковь второго кадетского корпуса, алтарь Введенского собора и иконостас церкви учительской семинарии, им написаны две картины для церкви Вознесения и он же руководил работами в Соборе, где привел в порядок вещи Маковского, четыре картины которого, лежавшие под спудом, по его настоянию были промыты и поставлены под стеклом».

В облгосархиве нашлось немало документальных подтверждений изложенному. Сотрудник «Оренбургской газеты» в январе 1910 года, не скрывая гордости, сообщал:

«На выставке передвижников в Москве большим успехом пользуются две картины местного художника Л.В. Попова «Трое» и «Зимой».

Информируя оренбуржцев о ходе работ по украшению Казанского кафедрального собора, «Оренбургская газета» летом 1913 года опубликовала заметку:

«Решено под наблюдением художника Л.В. Попова застеклить имеющиеся в соборе семь картин художника Маковского». Чуть позже читатели узнали, что «в зале мужской гимназии в ознаменование 300-летия царствования Дома Романовых поставлен в великолепной раме портрет Государя Императора, сделанный академиком живописи Л.В. Поповым».

Как свидетельствуют архивные документы, на исходе 1913 года в оренбургской учительской семинарии состоялось освящение домовой церкви, оборудованной «исключительно на средства купца Н.Н. Андреева. Последним приобретены иконы, утварь, иконостас. Местный художник, академик Л.В. Попов рисовал все иконы для церкви…»

В сороковой день со дня смерти Лукиана Васильевича летом 1914 года на страницах газеты «Оренбургская жизнь» можно было прочесть:

«С 1908 года, продолжая художественную деятельность, он состоял преподавателем Неплюевского кадетского корпуса, где тратилось лучшее время. Это мучило его, крепился, но в этом году заявил, что корпус оставляет. Сколько задуманных вещей, сколько начатых, сколько копошилось идей — не пришлось осуществить. В первые годы учения жизнь была ему мачехой, такой осталась она и в последние дни расцвета сил, когда он уже был академиком (избран 22 октября 1912 г.). Много было невидимых рук, сыпавших на его голову удары за ударами… Можно сказать: он носил в душе трагедию и ее унес в могилу».

Панихида по умершему 20 мая 1914 года Лукиану Попову состоялась в ныне возрождающейся церкви Иоанна Богослова, а на поминки через местную прессу всех пригласили в его дом на улице Фельдшерской N 84 (сейчас ул. Попова).

Несомненно, что в фондах Оренбургского областного архива имеется немало других документов о замечательном художнике, поиск их продолжается…

Автор: Татьяна Судоргина

Источник: Вечерний Оренбург, № 42 от 14 октября 1998 г.

Добавить комментарий