Сроднился с русскими душевно



Щедрой благотворительностью в среде представителей оренбургского купечества XIX столетия отличался Антон Федорович .

Щедрой благотворительностью в среде представителей оренбургского купечества XIX столетия отличался Антон Федорович Клюмп

Усердно нес общественную службу

Оренбургское купечество объединяло предпринимателей различных национальностей и вероисповеданий. Антон Федорович Клюмп появился на свет в Саратове 4 февраля 1827 года. Его отец Федор Яковлевич Клюмп – вольный поселенец из военнопленных наполеоновской армии, мать – саратовская колонистка.

Федор Яковлевич родился в католической семье ткачей шелковых материй в Фишеленском приходе близ Кельна. Как житель покорённой Наполеоном немецкой провинции он угодил солдатом в армию завоевателя.

Взятый русскими в плен в 1812 году, Федор Клюмп не захотел возвращаться на разоренную родину и поэтому с некоторыми своими соплеменниками поселился в Саратове, где немедленно взялся за любимое занятие – ткачество, и стал вместо шелка французского выделывать знаменитые саратовские «сарпинки». Новое дело давало настолько хороший заработок, что сын его Антон был определен в саратовскую гимназию, где проучился три года, отличаясь выдающимися способностями.

Но случившийся поверг семью Клюмпа в бедность, и потому Антон был отдан в обучение переплетному мастерству. Когда ему исполнилось 19 лет, земляк отца взял юношу к себе в Астрахань обучаться дистилляторскому искусству (очистка хлебного вина). Получив в Москве звание дистиллятора «по экзамену», Антон Федорович поступил на службу к откупщику Шипову и проходил ее сначала в Самаре, затем в Бузулуке, с 1860 года он в Оренбурге.

Антон Федорович продолжал свои дистилляторские занятия сначала в компании с П.Н. Оглодковым, а затем самостоятельно.

В 1866 году А.Ф. Клюмп открыл также медо-пивоваренный завод – сначала маленький и незатейливый, а затем разросшийся в образцовый паровой с обширным производством.

После страшного по своим последствиям пожара 1879 года Антон Федорович бросил дистилляцию, отдавая все силы исключительно пивоваренному делу и общественной службе, которую он усердно нес в звании присяжного оценщика (с 1866 года), почетного блюстителя 2-го приходского училища (с 1868 года), гласного городской думы (с 1871 года), «кандидата к директору городского банка» (с 1874 года), директора этого же банка в течение 15 лет (с 1877 года и по день смерти), директора Оренбургского губернского попечительского комитета о тюрьмах (с 1885 года) и почетного смотрителя оренбургского городского 3-классного училища.

На казанской выставке в 1890 году пиво, произведенное на заводе Антона Федоровича, удостоено присуждения бронзовой медали. За общественную деятельность А.Ф. Клюмп награжден тремя «Высочайше пожалованными» золотыми медалями. В 1890 году ему объявлена благодарность Министерства народного просвещения «за особую заботливость об удовлетворении настоятельных нужд городского училища».

Редкий пример сочувственного отношения к народному образованию

Пространная публикация в газете «» под названием «Благотворительность Антона Федоровича Клюмпа», обнародованная в 1889 году, предварялась оговоркой:

«Просим извинения у Антона Федоровича, что мы решились напечатать настоящую статью, касающуюся его личности, но мы имеем в виду лишь ту цель, чтобы побудить добрым примером этим и других состоятельных граждан Оренбурга на помощь городским народным школам».

Автор утверждал:

«Редкий пример сочувственного отношения к народному образованию мы видим в лице почетного смотрителя оренбургского городского 3-классного училища Антона Федоровича Клюмпа, директора городского общественного банка – пример поистине редкий в нашем городе.

Почти с начала своей общественной службы здесь Антон Федорович состоял почетным блюстителем 2-го оренбургского мужского приходского училища с 3 ноября 1868 года по 1 мая 1887 года, т.е. 19 лет, и вносил в пользу этого училища по 200 рублей ежегодно. Следовательно, всего им внесено на это училище 3.800 рублей (насколько велика сумма, судите сами – пуд мяса в те времена стоил около 2 рублей. – Т.С.).

Кроме ежегодных взносов Антон Федорович нередко делал еще частные пожертвования на пособия учителям, на разные нужды училища, покупал на свои средства необходимые книги для учащих и учащихся. Даже выписывал журналы и газеты для учителей, вполне понимая, что учителю приходского училища при весьма скудных его материальных средствах не на что приобретать периодические издания, а без чтения газет и журналов, педагогических и литературно-общественных, приходской учитель, при невысоком уровне своего образования, может легко закоснеть в невежестве и погрузиться в мертвый педантизм. Таким образом, во 2-м городском приходском училище должна была образоваться порядочная библиотека.

Антон Федорович взял на себя обязанность почетного блюстителя приходского мужского училища не ввиду каких-либо отличий или личных своих выгод, а из желания помочь народной школе. В 1884 году он награжден золотой медалью за труды по народному образованию.

Устроив в материальном отношении 2-е оренбургское мужское приходское училище, Антон Федорович в 1887 году задумал помочь нуждам другого беднейшего и, кажется, старейшего из всех народных школ города – оренбургскому городскому 3-классному училищу, преобразованному в 1882 году из бывшего уездного училища. С этой целью Антон Фёдорович в 1887 году отказался от должности почетного блюстителя 2-го приходского училища, изъявив желание занять предложенную ему должность почетного смотрителя оренбургского городского 3-классного училища, в каковой должности он утвержден с 1 мая 1887 года со взносом по 200 рублей в год в специальные средства училища (прежний почетный смотритель вносил ежегодно по 150 рублей).

Вступив в должность почетного смотрителя оренбургского городского училища и увидев крайне бедное состояние этого училища, Антон Федорович в мае 1887 года внес в специальные средства 200 рублей и, кроме того, пожертвовал деньгами 150 рублей единовременно на удовлетворение необходимейших нужд училища. Весной 1888 года Антон Федорович на свои средства устроил водопроводную ветвь, которая проведена с Большой улицы (т.е. с улицы Советской. – Т.С.) в сад и затем на двор училища, где устроена особая каменная будка для получения воды. В саду же сделан каменный бассейн, приспособленный для фонтана и орошения всего сада в сухое летнее время. с бассейном обошёлся Антону Федоровичу почти в 500 рублей.

Устройство водопровода давно было заветной мечтой училища, но средства его не позволяли надеяться на осуществление этой мысли. И вот нашелся наконец такой благодетель, который привел в исполнение эту мечту. Дай Бог, чтобы побольше было у нас таких людей, искренне сочувствующих нашим бедным школам…

В мае 1888 года Антон Федорович снова внес в специальные средства оренбургского городского училища 200 рублей. Таким образом, им внесено в пользу училища в течение полутора лет одними деньгами 550 рублей. Затем осенью 1888 года Антон Федорович вздумал на свои же средства построить училищу новые службы вместо полуразрушившихся от ветхости старых деревянных служб. Через месяц на месте прежних разваливающихся служб точно из-под земли выросли новые каменные службы, состоящие из двух погребов, амбара или каретника, двух сараев под одной железной крышей. Службы эти обошлись Антону Фёдоровичу в 1500 тысяч рублей.

Вот сколько благодеяний сделал училищу один человек…»

Все будут помнить за доброту, хлебосольство, за мягкость сердечную

Среди архивных документов о праздновании 25-летия городского банка интерес представляют цитаты из «Обзора» о его деятельности, касающиеся Антона Федоровича Клюмпа:

«На долю его выпала сложная задача – ему пришлось пережить немало затруднений. В 1883 году пережил страшную клевету: бывший бухгалтер Никонов распустил слух о недостаче в 50 тысяч рублей. Но клевета была опровергнута думской ревизией, и доверие к банку нисколько не поколебалось».

Эта информация дополнялась утверждением:

«В этом эпизоде незабвенен будет директор А.Ф. Клюмп. Во все время шестимесячной ревизии банка он сильно скорбел, ежедневно ходил в комиссию и предлагал свои собственные деньги, только бы успокоить тревогу, которая, к счастью, оказалась напрасной».

Приоткрывая завесу личной жизни А.Ф. Клюмпа, современник оставил о нем такие строки:

«Антон Федорович был женат на уроженке города Кенигсберга Шарлоте Ивановне Раутер, но детей не имел, хотя обладал чувством чадолюбия в высокой степени. Антон Федорович был нежно привязан к приемному сыну Николаю, заботливо готовил его к делу в специальных школах России и за границей, часто ездил с ним по европейским городам. Сестры, племянники обеспечены им по-родственному, любовно. Яркой чертой для характеристики Антона Федоровича служит тот факт, что он ни на кого никогда не жаловался и ни с кем, ни за что не судился, хотя его самого обижали многие, много раз и обижали иногда жестоко».

Жизнь Антона Фёдоровича оборвалась в марте 1892 года, «после продолжительной и скрытой болезни (аневризм сердца)». Горю оренбуржцев не было предела:

«Смерть этого симпатичного и замечательного, деятельного гражданина произвела в городе сильное впечатление. Антон Федорович при симпатичности характера обладал всегда отменным здоровьем и крепким сложением, а потому неудивительно, что смерть его оказалась явлением неожиданным и преждевременным. В тот же день скорбная весть облетела весь город, и уже на вечерней панихиде молящихся о душе усопшего было много.

Особенно же многолюдны были проводы тела усопшего из дома до католической церкви и оттуда до могилы. Почивший в мир иной Антон Федорович был католик, и потому панихиды, заупокойную обедню и похороны совершали ксендзы – оренбургский о. Байковский и самарский о. Каревич, из которых последний сказал три назидательных надгробных слова (два по-немецки и одно по-польски).

Ни великолепие обстановки в обыденной жизни покойного, ни богатства его и ни пышность похорон оставят память об усопшем. Антон Федорович будет долго памятен в Оренбурге как отзывчивый на все доброе человек, как труженик честный и неустанный, как всем равно благожелательный друг и приятель, как уживчивый, незлобивый гражданин, как искренний благотворитель по различным сторонам общественной филантропии и как примерный семьянин.

Служащие в банке и на пивоваренном заводе покойного горько сожалеют об утрате добряка, который, по их выражению, «сам ел хлеб и другим давал есть». И гроб почившего несли на своих руках от дома и до могилы, не позволив поставить его на катафалк.

Так как покойный отличался благотворением в истинно-христианском смысле слова, то усопшего почтило и православное духовенство, отслужив у гроба его малую панихиду.

Оренбуржцы проводили А.Ф. Клюмпа в вечный покой столь помпезно, с искренним уважением к его честной памяти, которого, без сомнения, все будут помнить долго за его доброту, хлебосольство, за мягкость сердечную и за безукоризненную общественную службу».

Уже после смерти Антона Фёдоровича стало известно, что он оставил на знаменитый оренбургский «значительное пожертвование по духовному завещанию – 1000 рублей». Местный журналист так комментировал это событие:

«А.Ф. Клюмп был немец и католик, но он сроднился с русскими душевно и был вполне свободен от религиозной нетерпимости, тем более племенной».

Автор: Татьяна

Источник «Вечерний », № 12 от 20 марта 2007 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *