Памятник купцу Белову



Духовная семинария (ул. Челюскинцев, 17). Открыта 26 августа 1884 года.

«Состоялось определение Святейшего Синода»

По мнению исследователя истории оренбургской духовной семинарии, труды которого напечатаны в «Оренбургских епархиальных ведомостях» на рубеже XIX и XX столетий,

«с самого открытия Оренбургской Епархии (1859 год) епископы её не расставались с мыслью видеть в Оренбурге духовную семинарию, из которой выходили бы пастыри-учители-миссионеры. — страна инородцев: татар, киргиз, башкирцев, страна раскольников различных сект и толков. Епископы видели, что среди такого населения даже христиане забывают свою веру, что без пастырей-миссионеров, вполне подготовленных к своему служению, не только трудно обращать других в православную веру, но и поддерживать её среди христиан. Усиленному и деятельному желанию первых оренбургских архипастырей — Антония, Варлаама и Митрофана, а также незабвенного для семинарии оренбургского генерал-губернатора Н.А. Крыжановского удалось исполниться: 26 апреля — 5 мая 1878 года состоялось определение Св. Синода о постройке в Оренбурге здания для семинарии».

В местных периодических изданиях 1879 года публиковалось объявление:

«Оренбургская духовная семинария вызывает желающих к торгам на постройку в г. Оренбурге зданий для духовной семинарии… Все постройки предполагается произвести в течение двух лет, причём в первый год должны быть возведены вчерне все каменные здания с покрытием их крышею».

Тогда же оренбуржцев информировали:

«Духовная семинария под названием «Оренбургская» до 1865 года существовала в Уфе. Она находится там и теперь, но уже именуется «Уфимскою», как переименованы и все прочие учреждения нынешней Уфимской губернии по разделении прежней Оренбургской губернии на Оренбургскую и Уфимскую (в 1865 году).

Уездный город стал губернским городом как-то сразу и не по имени лишь, а на самом деле. В какие-нибудь тринадцать лет он расширился по населённости до 50 тысяч душ обоего пола и украсился немалым числом разного рода зданий, из которых многие учебные здания могли бы составить украшение столице. Военная гимназия, классическая гимназия, женская гимназия, военная прогимназия, девичий институт, учительский институт, учительская татарская школа, юнкерское училище, уездное училище, уездное духовное училище, фельдшерская школа, землемерное училище, ремесленное училище, приют Святой Ольги составляют собой весьма почтенный по размерам источник местного образования. Не доставало духовной семинарии, и вот духовное ведомство благодаря инициативе самого начальника края ныне восполняет и этот пробел. Святейший Синод не только исходатайствовал разрешение об учреждении в Оренбурге духовной семинарии, но и ассигновал значительную сумму на постройку её. Под духовную семинарию городом отведено место (ещё в 1871 году) на Форштадтской площади. В добрый час!»

«Выбор места весьма неудачен»

Далее автор повествования счёл возможным порассуждать:

«Почему выбор местности пал именно на эту пустынную экспланадную форштадтскую площадь, заваливаемую обыкновенно навозом? Очень случайно и очень просто. Город жалел других мест и потому дал то, что ему вовсе не было нужно, епархиальное же начальство само место не указало. Между тем надо признаться, выбор места весьма неудачен. Не говоря о том, что площадь форштадтская удалена от города. И что здание семинарии окажется в пустынном поле каким-то торчком, площадь эта вся до сих пор служит воинским нуждам. На этой площади строятся и будут строиться военные казармы, на ней строятся складочные амбары и только на ней производится обучение солдат. Семинария на этой площади очутится вдали, на противоположном конце города от местного епархиального управления, и расположенная не близко от поместительных церквей должна будет израсходовать изрядную сумму на устройство своей домовой церкви.

Есть, однако, пока возможность избежать этих неудобств. Не трогая пустынной безлюдной форштадтской площади вовсе (она пригодится городу впоследствии), мы предложили бы место под семинарию занять близ дома генерал-губернатора (сейчас в этом здании на набережной — институт повышения квалификации работников образования. — Т.С.), у самого летнего собора, включая сюда бывший крепостной ров и вал. Всяк, кто знает топографию Оренбурга, согласится, что выше и живописнее этого места нет во всём городе. Река идёт у ног, и водопроводные ветви проложены тут же. Вместе с тем есть полная возможность церковь летнего собора ввести в план семинарского здания и тем не только сократить издержки на особый домовой храм, но и облагообразить самый фасад здания.

Архиерейский дом. Архитектурный комплекс Архиерейского дома находился в Старой слободке по переулку Косому, Построен по проекту инженера Шлейфера в 1868 году

Но, что ещё важнее, — на это место можно было бы перенести резиденцию епархиальных архиереев с консисторией из того захолустья, засоренного мусором, нечистотами и заражаемого гнилью прилегающих болот, в котором находится настоящее помещение архиереев (теперь больница №2, в народе — «архирейка». — Т.С.), стеснённое, кроме того, шумом, копотью и гамом близлежащей железной дороги. Дом архиерейский, построенный фасадом к бульвару и зимнему собору, помимо гигиенических удобств составил бы украшение города. Здания семинарии, раскинутые сбоку и сзади собора, образуют группу зданий, видом которых можно бы было залюбоваться из отдалённейших окрестностей, особенно же со стороны киргизских степей…»

«Подряд выторговал купец »

Корреспондент газеты «» позднее сообщал:

«Оренбург наш вот уже две недели слушает толки о всевозможных казённых подрядах и в учебных заведениях, и в военном ведомстве, и даже в духовном. В духовной консистории (постройка семинарии) подряд выторговал купец Белов. На торгах в консистории были и евреи, однако Белова (давнишнего оренбургского подрядчика) не одолели. Оно и понятно. Сами торговавшиеся сознаются, что Белов имеет в готовности всю строительную обстановку и даже свой кирпич, свои изразцы, свою извёстку и свои собственные перевозочные средства, другими словами, имеет то, что при заведении вновь стоит тысяч пятнадцать, которые иногороднему подрядчику пришлось бы сразу вычесть из подрядной суммы».

Так кто же он такой — Александр Афонасьевич Белов? Современник оставил о нём такие строки:

«Популярность симпатичного, сначала богатого, а под конец жизни разорённого подрядчика вполне заслуженна. Безграмотный крестьянин-собственник (родился во Владимирской губернии) Александр Афонасьевич 30-ти лет от роду прибыл в Оренбург пешком в плотничьей артели с тремя братьями своими. Здоровый, неутомимо трудолюбивый и ловкий по искусству владимирец-плотник Александр (младший из братьев) оказался мастером «первой руки».

Про таких плотников народ говорит: «При рубке дома — ему всегда красный угол, за то ему красный угол, что в руках его топор не стучит, не звенит, а поёт…» Александр Афонасьевич был здесь самым маленьким подрядчиком, стал временно оренбургским купцом и мало-помалу обнаружил такую опытность и добросовестность в строительном деле, что мимо его редко проходили самые крупные работы казны как по военно-инженерному, так и по гражданскому ведомствам.

У А.А. Белова появился свой дом, свои заводы (кирпичный, изразцовый, алебастро-известковый), свои каменоломни (цоколь, карнизы, ступени), своя водокачка и паровая алебастровая , свои кузницы, столярные, малярные, тележные и т.п. мастерские, свои перевозочные средства (до 70 упряжек), свои лесные склады, свои хлебопекарни, квасоварни и тому подобные хозяйственные статьи, так как бывали годы, когда в артелях Белова кормилось рабочих до 400 человек. Подрядчинская слава росла с каждым годом и выросла особенно в 70-х годах.

Попасть в артель беловскую рабочие считали уже за честь, тем более что кормёжка рабочей братии была всегда сытная, образцовая. Наибольшую массу подрядов А.А. Белов имел в 1877 и 1878 годах».

«В основание вложена металлическая доска»

Здания для духовной семинарии заложены 2 сентября (14 сентября по новому стилю) 1879 года. Сообщая об этом, «Оренбургские епархиальные ведомости» писали:

«По распоряжению Его Преосвященства совершен крестный ход из всех церквей к месту семинарии. Таким образом, всё местное духовенство со святынями всех храмов собралось на священное торжество. Было совершено молебное пение с водоосвящением. Окроплено святой водой всё место и строительный материал. К 12 часам прибыли начальник губернии, представители городского управления и начальники прочих ведомств. Ровно в 12 часов изволили прибыть Преосвященнейший Архипастырь и по облачении соборне в сослужении всего городского духовенства совершено молебное пение ко Господу и Пречистой Его Матери. Архиерейский хор певчих стройно исполнил пение.

Перед окончанием молебного пения с благословения Архипастыря произнесена кафедральным протоиереем речь и затем лично Его Преосвященством совершена закладка семинарии. Вложена в основание металлическая доска с изображением главных участников в этом деле. Начальник губернии также положил камень. По примеру и приглашению Его Преосвященства ту же обрядность выполнили и прочие представители духовенства, других сословий. По окончании этой церемонии протодиаконом провозглашено многолетие Государю Императору, Наследнику Цесаревичу и всему царствующему Дому. Затем возглашено многолетие Святейшему Синоду, Его Преосвященству, господину главному начальнику края и всем православным христианам.

Так совершилось знаменательное и высокое торжество, долженствующее составить своего рода эпоху в развитии духовного просвещения в оренбургской епархии и в окружающих её областях, степных пространствах.

После духовного торжества было предложено обычное утешение с трапезой».

«Выстроено превосходно»

«Здание оренбургской духовной семинарии готово и особой комиссией из техников освидетельствовано во всех частях, причём оказалось, что постройки, согласно смете, произведены правильно, прочно и доброкачественно, — радовался в 1883 году сотрудник «Оренбургского листка». — Мы также осмотрели здание и нашли, что здание семинарии выстроено превосходно, а в некоторых частях даже роскошно. Квартиры ректора и инспектора, без преувеличения, роскошны, спальни учеников превосходны, классы обширны, столовая светлая, залы просторны, а великолепный иконостас церкви и самая церковь по своей вместительности годилась бы для любого прихода. По этому поводу один из членов строительной комиссии при одном торжественном случае выразился, что «честь превосходной отделки семинарского дома всецело будет принадлежать подрядчику работ оренбургскому купцу Александру Афонасьевичу Белову, который, начав постройку до пожара 1879 года, истребившего также и его имущество, не уклонился от обязательств и, несмотря на поднявшиеся после пожара цены на строительные материалы и на всё прочее, кончил здание безукоризненно, так что и без преувеличения можно сказать, что в Оренбурге нет здания, равного семинарии по прочности и красоте. Этим зданием будут восхищаться путешественники, посещающие Оренбург». Слово верное и сказано без прекрас. Действительно, подрядчик — простой русский человек, сам чернорабочий, не пожалел своих средств и усилий исполнить как следует своё обязательство и «взявшись за гуж» не сказал: «Я не дюж».

Так, в административном центре огромного степного края появилось здание для духовного учебного заведения. Его строитель Александр Афонасьевич Белов ушёл в мир иной 5 (17 по новому стилю) января 1894 года. Наш земляк, скорбя об утрате, восклицал:

«Мир душе твоей, честный и добрый труженик! Да будет память о тебе честна между нами во век!»

Помянем А.А. Белова добрым словом и мы…

Автор: Татьяна

Источник: «Вечерний Оренбург», № 12 от 17 марта 2004 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *