Архив тэгов

Дом трудолюбия

125 лет назад, 19 ноября (1 декабря по н.с., далее все даты указаны по старому стилю) 1895 года в газете «Оренбургский листок» была опубликована небольшая заметка об открытии в Оренбурге «Дома трудолюбия».

19 ноября (1 декабря по н.с.) 1895 года в газете «Оренбургский листок» была опубликована небольшая заметка об открытии в Оренбурге «Дома трудолюбия».

Каким был Оренбург в дни приезда Пушкина, 1937

Перепечатка одноименной статьи из газеты «Оренбургская коммуна» от 10 февраля 1937 года.

Вид города Оренбурга, 1824, фрагмент гравюры К. Афанасьева с рисунка П.П. Свиньина

Вид города Оренбурга, 1824, фрагмент гравюры К. Афанасьева с рисунка П.П. Свиньина

А.С. Пушкин был в Оренбурге 18—20 сентября 1833 года (примечание «Бердской слободы»: старого стиля), когда городу уже исполнилось около ста лет со дня основания. Выстроенный, как колонизаторский форпост царского самодержавия на юго-востоке России, город хранил и при Пушкине все черты военной крепости и был полон войсками. Неограниченная власть военного генерал-губернатора, огромная каторжная тюрьма, военная гауптвахта, по-старинному именовавшаяся ордонанс-гауз, батальоны сирот-кантонистов, в которых «приуготовлялись на службу царскую более тысячи воспитанников», наконец, военное училище, все это завершало полноту картины.

Последний город империи

До 1881 Оренбург был резиденцией военного губернатора, этаким сгустком имперского порядка и имперской цивилизации!

Магнус фон Райт. Таможня. 1837 год

Магнус фон Райт. Таможня. 1837 год

Когда в состав Российской империи вошла Центральная Азия, наш город остался «психологической границей» империи, за которой простиралась Азия.

XVIII век: преступления и наказания

Мы следим за судьбой самых отчаянных махинаторов, истории громких разоблачений занимают первые полосы газет. Мы помним десятилетиями самых ужасных душегубов, и, возможно, когда-нибудь потом, далекие правнуки, будут читать тома этих дел, чтобы понять нашу эпоху, так же как мы сейчас по преступлениям можем в деталях и без прикрас вспомнить прошедшие эпохи и века.

Возможно, правнуки, будут читать старые газеты, чтобы понять нашу эпоху, так же как мы по преступлениям можем вспомнить прошедшие эпохи и века.

XVIII век Преступления и наказания

Оренбург — совсем молодая крепость, основанная с третьей попытки в 1743 году. Уж слишком тщательно выбирали для него место. Дело в том, что эти земли всего несколько десятилетии входят в состав империи, и крайне важно, такое положение дел укрепить.

Сквер имени Полины Осипенко

Прогуливаясь по центру Оренбурга, мы даже не задумываемся, что окружающие нас пейзажи раньше могли выглядеть как-то иначе. Взять, к примеру, сквер Пушкина и Даля на пересечении улиц Советской и Краснознаменной – одно из самых посещаемых мест в городе. Хотя, официально он называется: «Сквер имени Полины Осипенко».

Памятник А.С. Пушкину и В.И. Далю в Оренбурге

Памятник А.С. Пушкину и В.И. Далю в Оренбурге

Нужно заметить, что оренбуржцам практически неизвестно официальное название сквера, а старшее поколение его называет «лягушками»…

Шапошников — родоначальник купеческой благотворительности в Оренбурге

Филипп Кузьмич (Козьмич) Шапошников (1753—1827) — коллежский асессор и купец (в 1804 г. — первой гильдии, в 1823 — второй, в 1824 г. был утвержден в дворянском звании и вновь переведен в первую[1]), торговал в Оренбурге железом[2]. Содержал в 1803 г. питейный дом в Верхнеуральском питейном округе[3]. Гражданский чин коллежского асессора соответствовал 8-му классу Табели о рангах и давал своему носителю право на потомственное дворянство.

Оренбург, городская богадельня, «Всемирная Иллюстрация», январь 1871 года.

Оренбург, городская богадельня, «Всемирная Иллюстрация», январь 1871 года.

В 1822—1826 гг. Филипп Кузьмич занимал пост оренбургского городского головы. Занимался коммерсант и филантропической деятельностью. За то, что на собственные средства Шапошников выкупил пленных из Хивы в начале XIX в., был пожалован Александром I золотой медалью. В 1804 г. Шапошников просил императора о позволении украсить эту золотую медаль бриллиантами за свой счет[4]. Видимо, на вкус предпринимателя, награда выглядела недостаточно роскошно и не сразу бросалась в глаза.